Гетманов роман Николаевич

14.10.2007: Во многих семьях, причем нередко семьях православных, в последние годы стали популярны домашние роды. Будущие родители обращаются в многочисленные коммерческие центры, которые предлагают услуги «духовных акушерок», готовых принять роды дома. Главная причина — в желании рожать «естественно» и распространенности мнения, что это якобы невозможно в роддомах. Однако последствия такого выбора нередко бывают трагическими.

19.09.2007: Беседа Романа Николаевича Гетманова с независимым журналистом Сергеем Кирсановым по проблемам в сфере родовспоможения. Посмотреть интервью…

09.09.2007: Видео-интервью по вопросу обвития пуповиной ребенка. Чем грозит эта ситуация? Возможно ли заранее продиагностировать и предупредить? Несколько вопросов Роману Николаевичу Гетманову…

08.09.2007: Кесарево сечение: предубеждения и реальность. Сегодня во многих евпропейских странах число кесаревых сечений достигает 50% от общего числа всех родов, в Мексике каждой второй женщине вынуждены делать эту операцию. В России это цифра колеблется от 15% до 25%. Как вести себя будущей маме если есть основания полагать, что возможно хирургическое вмешательство при родах? Стоит ли спорить с врачем? Как проводится операция кесарева сечения? Как проходит послеоперационный период? Сможет ли женщина еще раз родить после кесарева сечения? На все эти вопросы отвечает Роман Николаевич Гетманов в своем видео-интервью.

04.07.2007: Где и как рожать, что лучше новые подходы или традиционные методы? Что лучше платный роддом или обычный? Есть ли разница?

02.07.2007: Беседа на тему о питании женщин на ранних и поздних стадиях беременности. Что нужно есть, от чего отказаться. Советы Романа Николаевича.

01.05.2007: Что приводит женщин к решению идти на аборт? И в каком состоянии духа приходят они на аборт?

22.03.2007: Интервью по теме абортов: химические аборты, виды осложнений, наиболее частые осложнения после абортов. Можно ли родить после аборта, следующего, здорового ребенка?

02.04.2007: Интервью по проблеме бесплодия: причины, популярные методики лечения, популярные методы лечения, факторы риска, связь абортов с бесплодием, как тяжело переносится бесплодие.

4 типа плохих отцов: от чего страдает ребенок? Советы для мамы

В середине прошлого века психологи начали изучать стили родительского поведения, и первые шишки, как нетрудно догадаться, достались мамам. Зато более поздние исследования вплотную коснулись пап и их воспитательных промахов! Ученые пришли к выводу, что для детского развития наиболее неблагоприятными являются четыре модели отцовства. Мы не только расскажем, какие именно, но и подскажем, что можно сделать в каждом конкретном случае.

Папа-деспот

Жизнь маленького Димы можно было бы назвать прекрасной, если бы не одно «но» — злой папа. Как только отец приходит с работы, начинается допрос с пристрастием. Сколько съедено конфет? Почему разбросаны солдатики? А одежду ты когда-нибудь научишься складывать по-человечески? Однажды Дима попытался объяснить грозному папе, из-за чего не может сию же секунду убрать машинки в ящик: он ведь только что построил из конструктора отличную парковку и хочет с утра продолжить в нее играть. «Меня не интересует, что хочешь ты, — ледяным голосом ответил отец, — ты живешь в моем доме и будешь делать так, как скажу я».

Причины и следствия. Испугались? Штука в том, что Димин папа вовсе не монстр. Скорее всего, он любит сына, вот только этого чувства практически не видно из-за всевозможных «обязан» и «должен». Вероятно, мужчина и сам вырос в семье с жестким, деспотичным отцом — ему попросту негде было научиться нежности, пониманию и великодушию.

Увы, в погоне за беспрекословным послушанием такие папы теряют любовь собственных детей — она исподволь вытесняется страхом. Если даже звук открывающейся вечером двери вызывает у малыша мысль: «Я опять сделал что-то не так!», какая уж тут привязанность. Если честно, то выбор у Димы невелик: либо стать таким же, как отец, либо в дальнейшем выплескивать обиду и злость в асоциальном поведении. Вырасти благополучным, добрым и уважающим себя человеком в таких условиях мало кому удается.

Кстати, авторитарный отец, как правило, оказывается и не менее авторитарным супругом, и выстроить партнерский диалог с ним предельно трудно. Но вода камень точит! Придерживаясь выверенной стратегии, мама может многое изменить к лучшему.

Меры воздействия. Забудьте об обвинениях, критике и проявлении излишних эмоций — эти методы в нашей ситуации не работают. Разговаривая с супругом, непременно ссылайтесь на авторитеты, благо о плюсах теплого и принимающего родительства психологами написано немало. Имеет смысл предлагать мужу выдержки из научных работ, книги по воспитанию (лучше те, которые написаны мужчинами) и апеллировать к статистике. В идеале подобные замечания нужно делать в безличной форме: «недавно выяснили», «вот тут написано» — иными словами, не демонстрируя излишней личной заинтересованности. Ознакомив мужа с новой информацией, обязательно поинтересуйтесь его мнением.

Важно. Расспросите супруга о детстве. Возможно, муж расскажет, как ему самому жилось при авторитарном отце, как он расстраивался из-за родительской строгости и постоянно боялся наказания. Очень может быть, что эти горькие воспоминания помогут папе активировать «внутренний ресурс» теплоты, смягчить нрав и скорректировать поведение.

Папа-ревнивец

Не любимая папина дочка, а досадная помеха и недоразумение — вот как чувствует себя Алина. А вам бы понравилось, если бы отец запрещал маме задерживаться по вечерам у вашей кроватки или подходить к вам, когда вы просыпаетесь от страшного сна и плачете? Если бы папа досадливо морщился в ответ на просьбу поехать всем вместе в кино или в гости? Отец хочет, чтобы мама слушала только его рассказы, а Алинки в эти минуты как будто и не существует… Ну, разве справедливо?

Причины и следствия. Как правило, у мужчины, практикующего подобный стиль поведения, крайне неустойчивая самооценка — и ее поддержание является негласной обязанностью жены. Он не слишком уверен в собственной значимости и поэтому воспринимает ребенка не как продолжателя рода, а как соперника, с которым надо бороться за внимание и любовь женщины. Время, которое жена уделяет малышу, папа считает потраченным впустую: как можно променять сильного и умного супруга на несмышленого карапуза!

Обычно мужчина не осознает или отрицает собственную враждебность по отношению к ребенку, пряча ее за высказываниями в духе «Дочка еще маленькая, о чем с ней можно так долго говорить?!» или «Будешь подходить к нему по первому писку — сядет на шею!». В общем, такой отец похож на ревнивого первенца, никак не желающего расставаться с титулом любимого и единственного. В результате ребенок постоянно испытывает чувство тревоги и сомневается в том, что дом — это его надежная крепость.

Меры воздействия. Почаще напоминайте мужу о том, насколько он важен и значим. Обязательно найдите время для совместных — без ребенка! — походов в кафе, поездок, посиделок с друзьями. Обращайтесь к супругу именно как к взрослому и сильному человеку — «Я не справляюсь одна, мне бы очень пригодилась твоя помощь» — и не скупитесь на похвалы, если муж согласится принять участие в купании малыша или почитать ему сказку перед сном. Ребенок внешне похож на отца? Прекрасно, этот факт требуется всячески подчеркивать! Яркого сходства не наблюдается? Тогда акцентируйте внимание папы на общих чертах характера, привычках, манерах, вкусах — отец должен чувствовать, что растет не соперник, а именно наследник.

Папа-сухарь

Если Женин отец не «очень занят», значит, он уже «смертельно устал». В обоих случаях мальчику нельзя бегать, шуметь и заходить в папину комнату — «нельзя беспокоить папу!». А еще папа часто уезжает в командировки. Женя часто представляет себе, как отец возвращается, сажает его на колени и долго-долго с ним разговаривает… Но приехавший папа только наспех здоровается, быстро вручает сыну подарок — и снова скрывается в своей комнате.

Причины и следствия. «Безразличным» данный отец называется условно — на самом деле, он может быть увлечен чем угодно: карьерой, спортом, правильным питанием. Вот только, к сожалению, родной ребенок не входит в сферу его интересов. Возможно, мужчина принадлежит к числу тех, кто действительно горит на работе и живет исключительно своей профессией. А может быть, муж по натуре — нарцисс, и проявлять искренний интерес к кому-то, помимо себя любимого, ему удается с большим трудом. Причин может быть множество, а вот результат один — в номинально полной семье малыш фактически остается без отца.

Меры воздействия. Задача мамы — найти для папы и малыша подходящее совместное занятие, причем такое, которое было бы в достаточной степени значимым для мужчины. Если ребенок уже подрос, отец может выступить в качестве суперрепетитора в той области знаний, в которой он действительно силен. Можно уговорить папу устроить малышу экскурсию «на работу» — пусть расскажет крохе о нюансах профессии. Совместные занятия спортом — тоже отличное решение: в них могут проявиться азарт, здоровое соперничество и командный дух. Еще один способ проложить дорожку к отцовскому сердцу — сыграть на мужской гордости. Разве супруг не хочет, чтобы его сын стал самым-самым? Хочет, разумеется. Тогда пусть ищет подходящие кружки/секции, водит чадо на дополнительные занятия, помогает с выбором пособий и, в конце концов, хвалит за достижения.

Важно. Холодному, отстраненному отцу нужно объяснить, что ребенок — это не объект для чисто физических манипуляций (накормил-одел-выгулял), а самобытная личность, с которой, между прочим, может быть очень и очень интересно общаться!

Папа-приятель

У Таты классный отец, и все друзья ей завидуют. Еще бы, ведь он ничего не запрещает, не читает нотаций, не прочь иногда похулиганить и отлично разбирается во всех детских увлечениях. Правда, Татина мама очень недовольна тем, что муж дни напролет просиживает за компьютерными играми, «рушит весь дочкин режим» и вообще: «Никакой на него надежды, самого пора в детсад отправлять!». Что ж тут классного?

Причины и следствия. Не так давно в английском языке появилось слово kidult — нечто среднее между кid — «ребенок» и adult — «взрослый». Судя по всему, Татин папа — типичный кидалт, своим поведением размывающий границу между поколениями. А она, эта самая граница, должна быть незыблемой — лишь в таком случае дети растут с уверенностью, что в этом мире, по большому счету, все в порядке.

Меры воздействия. Необходимо серьезно поговорить с несерьезным супругом и объяснить ему, что основные домашние правила, запреты и ограничения должны соблюдаться всегда и несмотря ни на что. Ребенку требуется знать, что мир вокруг него устойчив и вполне предсказуем, иначе не избежать тревог и беспокойства. Если глава семейства чувствует себя неуверенно, маме нужно постараться поддержать папин авторитет. И помните — никаких упреков и обвинений в присутствии малыша, только слова одобрения и поддержки!

Стиль отцовства — это не только персональный выбор, но и дань общепринятым нормам и ценностям. Например, на Руси «Домострой» просто-напросто запрещал папам играть с ребятишками и смеяться при них. В традиционной японской семье отец вплоть до прошлого века имел право вычеркнуть из списка домочадцев любого, кто осмелился нарушить установленные порядки. Он мог также расторгнуть брак сына/дочери, если тот был заключен до достижения женихом/невестой 25 лет. У многих народностей до сих пор существуют строгие правила, ограничивающие контакты между папами и малышами. Так что отцы, катающиеся вместе с отпрысками на роликах или спешащие с ними на футбол, по историческим понятиям, явление еще совсем новое.

Роман Николаевич Гетманов и его большая семья

Статья опубликована в православном журнале для родителей «Виноград» №6 (44) ноябрь-декабрь 2011 г.

Роман Николаевич Гетманов — врач, акушер-гинеколог. Окончив 2-й Московский медицинский институт, пять лет проработал детским врачом. В ординатуре получил специальность акушера-гинеколога. С тех пор уже 17 лет принимает роды. Работает в Московской городской клинической больнице № 70 (Спасо-Петровский госпиталь мира и милосердия). Многодетный отец.

Роман Николаевич Гетманов

— У вас богатый опыт семейной жизни. Чему вы научились за все эти годы?

— Мы поженились 30 лет тому назад, и за это время у нас родились 10 детей. И мы всячески пытаемся друг друга любить, друг другу не мешать. Ведь вся семейная жизнь сводится к одному — научиться терпению и смирению. Другого нет предназначения. Ни деньгами она не измеряется, ни положением в обществе, ни красотой, ни успешным бизнесом, ни достижениями на работе — все это преходящие вещи, которые могут складываться по-разному. Это не я придумал, это все в Евангелии написано.

— Удается ли вам с женой уделять время друг другу? Вообще насколько важно для супругов иметь возможность побыть наедине?

Роман Николаевич Гетманов — многодетный отец.

— Это очень важно! Иногда, после того, как дети укладываются спать, мы с женой уходим на кухню пить чай и разговаривать. Без этого никак нельзя.

Я никогда не вступаю в дебаты с моими коллегами, но как-то один из них меня спросил: «Какой, по твоему мнению, идеал семьи?» Я ему в ответ: «Помнишь сказку про то, как жил старик со старухой, и умерли они в один день? Так вот это и есть идеал семьи».

Ведь старик и старуха прожили всю жизнь, но в сказках не пишется, что они вместе пережили: сколько детей родили, сколько похоронили, что построили, сколько яблонь посадили, сколько денег заработали и т.д. Все эти подробности уходят за скобки. А почему же тогда они умерли в один день? Потому что за эту жизнь они стали одним целым.

Я могу со всей ответственностью сказать, что после долгих лет, которые мы прожили вместе с моей женой, она стала частью моего тела, а я частью ее тела. У меня что-то болит, смотрю — перестало болеть. Она спрашивает: «Перестало болеть?» Я говорю: «Да, перестало, а что ты сделала?» Она в ответ: «Да ничего, просто помолилась».

Скоро у меня будет отпуск, поеду в деревню, повезу жену на лодке в лес за грибами, и мы вдоволь наговоримся, и будет нам счастье.

— При такой большой семье у вас остается время на свои интересы?

— У нас у всех есть хобби, но с рождением детей приходится поступаться своими интересами. Для многих людей это бывает очень сложно.

У нас с супругой было свое увлечение: мы страстно любили ходить в походы и сплавляться на байдарках, мы даже на этой почве познакомились. В советские годы студентами мы объездили практически всю страну. У нас была своя веселая студенческая компания, и мы этим очень дорожили. Я очень люблю ловить рыбу, моя жена — грибник, и я люблю грибы собирать. Как обычно в походах бывает: муж несет байдарку и какой-то рюкзак, жена – палатку.

Но вот рождается ребенок. Одного еще можно на шею посадить, но маршрут уже меняется — по порогам уже не поскачешь. А когда двое, трое детей рождается?

Все смеются, но вот мы с женой ездили в Ферапонтов монастырь за две недели до рождения нашей второй дочери, и уже через 20 дней после родов мы поехали туда же и с трехнедельным ребенком жили в палатке на Бородаевском озере. Это было для нас естественно, но потом, конечно, все это пришлось прекратить, потому что всех детей на себе не утащишь.

Когда у нас было еще только двое детей, мы приобрели дом в Вологодской области и вывозили их туда на лето, потом, когда детей стало уже шестеро, купили дом поближе — под Калязиным.

— Становилось ли вам в какой-то момент страшно — как же я смогу прокормить столько детей, справиться со всеми трудностями?

— Никогда! У нас сейчас, наоборот, трагедия. Мне 53, а моей жене 50. Нашей младшей дочери три года. И мы чувствуем, что уже что-то изменилось. Обычно к этому времени у нас кто-то рождался, а сейчас, похоже, ждать уже некого. И мы с женой периодически сокрушаемся. Каждый приходящий в нашу семью ребенок менял атмосферу в семье только в лучшую сторону.

— Когда много детей в семье, как удается уделить внимание каждому? Как справиться с детской ревностью?

— Я через все это проходил и могу сказать, что ничего драматичного в этой ситуации нет. Поначалу они обижаются — у детей всякое бывает, но с возрастом это проходит. Дети ведь по своей сути очень жестокие, потому что максималисты. С возрастом они начинают больше смотреть по сторонам и видят, что родители чего-то не делают не потому, что они валяются пьяные под забором, а потому, что у них просто нет сил. И они больше начинают жалеть родителей и стараются уже сами чем-то помочь, а не требовать внимания.

Детям очень важно много читать. И я очень благодарен жене, что у нее есть силы, и она каждый вечер читает детям на ночь. И все уже так к этому привыкли, что часто даже большие дети подсаживаются и слушают, как мать читает, хотя книжки-то детские. Сначала у нас была в этом потребность, особенно когда дети в вологодской деревне проводили каникулы. Сидишь, читаешь, печку топишь, дети на ней все разлягутся… Это очень хорошая привычка, она объединяет детей. Конечно, важно хорошие книжки читать. До сих пор дети вспоминают Аксакова, Лескова. В Великий пост жена читает детям Библию.

— Как отец десяти детей, можете ли вы назвать основной воспитательный принцип вашей семьи?

— Если говорить начистоту, то для меня главное в ребенке — это неумение лицемерить. Я считаю, что за лицемерием скрываются более тяжкие грехи, такие как воровство и тому подобное. Я готов все простить, если человек покаялся и осознал свою вину, я быстро все забываю. Но если он упорствует в своем грехе, пытается выдавать одно за другое, вот это вызывает во мне гнев.

Дети все чувствуют очень тонко, так что закон воспитания прост — если не хочешь, чтобы твои дети грешили, то сам не греши. Если дети видят, что в семье есть лицемерие, то и они будут лицемерами; если я буду каждый день напиваться, то и дети сопьются — это же очевидный факт. Дети почти не анализируют, они опираются на чувства.

Взрослые разговоры я могу вести только со своими старшими детьми, у которых уже есть свои семьи. Можно целый день говорить детям правильные слова, но если ваши слова расходятся с делом, вы только спровоцируете детей на дурные поступки. Поэтому семья и приравнивается к малой Церкви — в ней все взаимосвязано, и в воспитании детей прежде всего нужно начинать с искоренения дурного в самом себе.

— Как вы справляетесь с бытовыми вопросами?

— В нашей семье у каждого ребенка есть свои обязанности, дежурства, все помогают по хозяйству маме. Нельзя сказать, что они все делают это с удовольствием. Кто-то ходит на молочную кухню, кто-то моет посуду. Все по очереди убирают квартиру. Так и справляемся. А как же без этого?

— Как вам удается совмещать работу, которая требует колоссальной самоотдачи, с воспитанием детей и решением бытовых вопросов?

— Я плохой отец, честно вам скажу. У меня работа такая — по трое суток могу проводить в роддоме, ночью меня могут вызвать на роды, поэтому днем я сплю. Так что главный воспитатель наших детей — это моя супруга. Я могу вспылить, указать на недостатки. Все промолчат, а делать-то будут все равно по-своему.

Наши дети все разные, хотя и воспитываются одними и теми же родителями. Конечно, дети — это труд. Про грудных я даже не говорю, поменять им подгузник — это одна радость. А вот когда пятеро детей идут в школу и одновременно делают математику, между ними мечется мать, потому что каждому надо помочь, — вот это великий труд.

— В чем, на ваш взгляд, преимущество многодетной семьи?

— Когда у нас было двое-трое детей, мы были молодыми, и сил было много; сейчас у нас 10 детей, мы стали старше, и сил у нас меньше. На всех детей нужно тратить огромное количество себя. У старших сыновей узнать, как сессию сдают, у дочерей — как внуки. Все время какие-то душевные переживания, беспокойства. Но это и есть жизнь. Люди только тогда живут полноценной жизнью, когда живут для кого-то, а не для себя. Жизнь многодетных родителей абсолютно точно проходит не напрасно.

Иногда я смотрю по телевизору репортажи про дома престарелых и думаю про себя: «А где же их дети?» Каждый из них отдавал свою жизнь труду, кто-то строил карьеру. А старость свою они проводят в домах престарелых со сгнившей проводкой, которая зимой почему-то начинает гореть. Это же ужас!

Сейчас я смотрю на своих взрослых детей… Я помню всякие проблемы, которые у нас с ними были, но сейчас я ими очень доволен. У старших дочерей уже свои семьи, они абсолютно нормальные люди, с нормальными мужьями, которых им Господь дал, с внуками нормальными, и все у них хорошо. Они люди воцерковленные, не воруют и не ищут своего — это главное.

— Когда вы вступали в брак, планировали, что у вас будет столько детей, или само получилось?

— Что такое «планирование семьи»? В первую очередь это аборты, контрацепция, стерилизация — вот что такое с научной точки зрения планирование семьи. Семьи планируются на небесах, а мы живем. Я сколько прожил, ничего спланировать не смог. Желанные и нежеланные дети — это тоже терминология бесовская. Как дети могут быть нежеланными?

Я ни одного аборта никогда не сделал ни моей жене, ни моим пациенткам. Потому что я понимал, что этот грех вернется в мою семью, разрушит ее и отразится на моих детях. Есть такой духовный закон — аборт разрушает семью. Можно к гадалке не ходить — если женщина делает аборт, то в браке счастья не будет, и такие браки, как правило, распадаются.

Аборт — это такой грех, который убивает не только нерожденных детей. Нельзя себе представить, что за праздничным столом сидят радостные папа, мама и несколько детей, а мама только что пришла с аборта. Такого не бывает, они будут друг в друга тарелками кидаться.

— Как вы относитесь к присутствию мужа на родах? Как это сказывается на психологическом состоянии женщины, не вредно ли это для мужской психики? Укрепляет ли это семейные отношения или, наоборот, пережитый мужчиной стресс влияет на его отношение к жене?

— Мой многолетний опыт показывает, что в этом вопросе однозначного ответа нет. Кому-то это помогает, а кому-то, наоборот, мешает. Ведь суть проблемы в том, что помещение родильного дома для женщины чужое, она никого не знает, а в этот момент ей предстоит тяжелая физическая нагрузка. В этой ситуации как раз психологически муж ей очень нужен, потому что она знает, что он ее может защитить и никому в обиду не даст, от этого женщина только лучше начинает рожать. Причем не обязательно это должен быть муж, это может быть мама, сестра, подруга. Бывают такие мужья, которые только мешают врачам, начинают активно всеми командовать, подчас не разбираясь в ситуации, и такая позиция только мешает женщине и процессу родов.

Если говорить о психологических моментах, то муж может присутствовать с женой в самом начале родов, так называемом первом периоде, поддерживать ее, а когда уже начинаются сами роды, то по желанию он может выйти в коридор. Относительно восприятия мужчиной жены после родов — все это надуманно. Обычно те мужчины, которые имеют с этим сложности, не приходят с женой на роды.

Роман Николаевич Гетманов

— Что бы вы посоветовали тем семейным парам, у которых нет детей; стоит ли прибегать к методу экстракорпорального оплодотворения?

— Статистика показывает, и я могу об этом говорить как профессионал, что в священнических семьях сейчас в среднем по 4–5 детей. И у нас в приходе есть семьи, где по 10 детей, а где по одному ребенку, а есть семьи, где нет вообще детей. А мы все ходим в один и тот же храм уже лет 20. Это говорит о чем? Что зачатие — сокровенная тайна, которая до сих пор медициной не разгадана. Я очень много этим занимался: задавал вопросы ведущим эмбриологам, цитологам, генетикам, и все они однозначно утверждают, что не каждая встреча зрелой яйцеклетки со зрелым сперматозоидом приводит к зачатию. А почему? До сих пор никто не знает.

Я могу утверждать, что ведущая проблема в странах, где ведется статистика, — это первичное бесплодие. Сейчас огромное количество центров экстракорпорального оплодотворения. Это в первую очередь большой бизнес. Однако надо понимать, что человек и овечка Долли — это разные вещи. Здесь очень много загадок, которые медицина, несмотря на кажущиеся успехи, разгадать не может.

Почему Церковь никогда не благословит ЭКО? Сами специалисты по ЭКО говорят — чтобы прижился один эмбрион, надо, чтобы рядом погибло несколько. Если присаживать одну оплодотворенную яйцеклетку, она не приживется, а если десять, то одна-две могут прижиться. Почему? Никто этого не знает. С точки зрения православия жизнь начинается с того момента, когда происходит слияние двух клеток, поэтому это порочная методика. И мы не знаем, что это за дети, которые были зачаты методом ЭКО. По ним скрывается вся статистика. Но я точно знаю, что те девочки, которые были зачаты методом ЭКО в 1976 году, сами родить не могут и вынуждены тоже идти на ЭКО.

Так что рождение детей — это сокровенная тайна, и каждый раз это нужно принимать как чудо. А если Господь не даровал кому-то этого чуда — значит, такова Его воля, и все, что мы можем — принять ее со смирением.

Екатерина Воробьева
Материал ноябрьского номера журнала «Виноград» №6 (44) 2011 г.

Вы прочитали статью Роман Николаевич Гетманов: опытный папа. Читайте также:

Бывают ли дети желанными, или беременность – дар Божий

Роман Николаевич Гетманов

В Мексике, например, 50% родов происхо­дит через кесарево сечение. Если женщина при­надлежит к среднему классу, и она не сделала себе операцию кесарева сечения, а родила че­рез естественные родовые пути, считается, что она не соответствует своему положению в об­ществе. Это становится некоторым элементом культуры женщина приходит, платит деньги, ей вводят обезболивающее или наркоз

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *