Гавриил стеблюченко

20 мая почил о Господе первый архиерей восстановленной в 1994 году Благовещенской кафедры. С его именем связано начало возрождения православия на амурской земле, почти полностью лишенной храмов, духовенства и веры в советские времена

Почти двадцать лет владыка прослужил в Амурской области, завоевав репутацию одного из самых видных жителей Благовещенска. Его трудами, трудами его помощников и друзей город постепенно возвращал свою историческую память, благоукрашался и преображался духовно.

Из крестьянской семьи

Архиепископ Гавриил (в миру – Юрий Стеблюченко) родился 30 июня 1940 года в Херсоне. О своем детстве он рассказал в книге «Православие на Амуре»:

— Родители мои работали на железной дороге. Были они глубоко религиозны, и их благочестие не могло не повлиять на детей. Нас в семье было трое, я самый младший. Дорогу в храм Господень открыла для меня моя мама. Лет с пяти помню себя рядом со священником — помогал ему, как мог, во время богослужения. С той поры церковь заняла в моей жизни большое место, я бывал в ней постоянно. Сначала с мамой, а потом самостоятельно.
Когда пошел в школу, там, конечно, начались проблемы. Все знали, что я из верующей семьи, хотели меня перевоспитать. Вызывали к завучу и спрашивали: почему ты ходишь в церковь, что там делаешь? Иногда преподаватели во время уроков отпускали насмешки в мой адрес. Им подражали и ученики.

Жили мы трудно. Приходилось учиться и работать, чтобы семье помогать. Отец вернулся с фронта в 1943 году с простреленным легким, часто болел. Умер совсем молодым, в сорок пять лет. Старшие брат и сестра уже работали, а мне отец перед смертью сказал: выбирай дорогу сам, какой путь изберешь, тем и иди.

Семинарист Георгий

По окончании средней школы в 1958 году будущий архиерей поступил в Одесскую духовную семинарию и одновременно стал послушником Свято-Успенского мужского монастыря. Всего через год он принял в обители иноческий постриг с именем Георгий. Вот что владыка поведал об этом времени в интервью порталу «Православие.RU»:

— Жить в монастыре семинаристам не возбранялось. А я как-то не любил город — эту суету, кино… Сдал экзамены и пошел к наместнику, попросился в послушники. Мне сразу дали подрясник, и в первом классе семинарии я учился уже послушником. Мне тогда было 18 лет.
В 60-м году в наш монастырь сослали отца Кукшу (преподобный Кукша Одесский, один из известнейших старцев XX века). Его сильно преследовали, потому что за его прозорливость к нему ездило очень много людей, а властям это не нравилось. Привезли старца ночью, а наутро уже вся Одесса знала, что отец Кукша у нас в монастыре. Приставили к нему послушника, чтобы не пускал никого, и в келье напротив поселили еще одного, чтобы тоже всех отгонял. Всюду его водил первый послушник, сам старец нигде не ходил, ему не разрешали. Но он всё это очень кротко переносил, слушался.

Прозорливость отца Кукши я тоже на себе испытал – например, он предсказал, что я побываю в Иерусалиме. Про то, что я буду епископом, он мне тоже что-то сказал такое, что я не помню сейчас, но с этим было связано. Это сейчас у молодежи меньше заботы о насущном и больше о духовном, а мы вечно были голодные, всё время спать хотелось, и такие духовные беседы с отцами забывались. Но то, что я с ним беседовал, общался, мне много дало.

Часто вспоминаю свои студенческие годы. И жалею, что вел себя не всегда прилично (разумеется, не в общепринятом смысле слова) — не ходил на лекции. У нас было свободное посещение, чем мы иногда злоупотребляли. И потом в сессию приходилось днями сидеть в библиотеке, в архиве, а ночами — у себя, с книгами, нагонять. Сейчас думаю — не прогуливал бы, слушал бы профессоров — знал бы больше. Но, наверное, все студенты одинаковы — и духовные, и светские.

Иерусалим

Духовное образование будущий архиерей продолжил в Ленинградской духовной академии, которую окончил в 1966 году со степенью кандидата богословия. Здесь, в академическом храме, митрополит Ленинградский и Ладожский Никодим (Ротов) постриг его в монашество с именем Гавриил, а затем рукоположил в диакона и направил на служение в Выборг. В январе 1967 года иеродиакону Гавриилу предложили потрудиться секретарем Русской духовной миссии в Иерусалиме.

— Такой радости я себе даже представить не мог, — вспоминал владыка. – Мы приехали на Святую землю постом, отпраздновали Пасху. Видели, как сходит Благодатный огонь в Гробе Господне, целых два раза умывались им. За полтора года изучили всю Палестину вдоль и поперек – объезжали и обходили.

Я взял себе за правило каждый четверг бывать в Гефсимании на гробе Божией Матери и участвовать там в литургии. Вообще греки очень ревниво относились к тому, что приходят русские и служат. Но я был иеродиакон, а не священник, поэтому было проще – взял благословение у секретаря Греческой Патриархии и служил со всеми диаконами. А на гроб Господень мы ходили каждое утро. Встаем часиков в шесть и сразу идем туда.

По возвращении из Иерусалима в сентябре 1969 года митрополит Никодим рукоположил иеродиакона Гавриила в иеромонахи и назначил его настоятелем Преображенского собора Выборга. В 1972 году по приглашению митрополита Псковского Иоанна, с которым он познакомился на Святой земле, отец Гавриил перевелся в клир Псковской епархии. Несколько лет он прослужил настоятелем Троицкого кафедрального собора, был ответственным лицом архиерея по встрече иностранных гостей.

В 1975 году, по кончине наместника Свято-Успенского Псково-Печерского мужского монастыря, Священный Синод поставил на эту должность архимандрита Гавриила (Стеблюченко).

Отец-наместник

Псково-Печерский монастырь – единственная монашеская обитель Русской Православной Церкви, которая не закрывалась даже в самые сложные богоборческие времена. Связано это было с тем, что исторически Печоры находились на территории Эстонии, которая вошла в состав СССР уже после окончания эпохи «большого террора», в 1940 году. В годы войны и в годы хрущевских гонений монастырь выстоял благодаря духовной твердости и мужеству братии.

— Прежний наместник, архимандрит Алипий, был маститый старец, бывший фронтовик, — рассказывал архиепископ Гавриил в беседе с московским журналистом. – Я несколько раз приезжал к нему исповедоваться, мы вместе служили, братия меня знала, и никто не был против моего назначения наместником.

Невозможно одновременно быть администратором и старцем. Если я наместник и отвечаю за административную часть, мне надо наказывать послушников — с кого-то снять, допустим, подрясник, за прогулы, за лень. Иногда надо кого-то даже выгнать. А старец, духовник, по своему состоянию не мог бы этого делать. Придет к нему провинившийся, он его, конечно, обласкает, успокоит и благословит, отошлет к наместнику просить прощения. Духовник не может так строго. Поэтому и духовником, и наместником быть невозможно.

Через 13 с половиной лет пребывания в должности наместника Псково-Печерской обители, в 1988 году, архимандрит Гавриил получил назначение на Хабаровскую и Владивостокскую кафедры. Под омофором новоиспеченного архиерея оказался практически весь Дальний Восток – Хабаровский и Приморский край, Сахалин, Магадан, Чукотка и Камчатка, Еврейская автономная и Амурская область.

Архиепископ Благовещенский

В начале 90-х годов огромную дальневосточную епархию, в связи с образованием большого числа приходов и началом строительства храмов, наконец-то решили разделить: в 1991 году из ее состава выделили Владивостокскую и Магаданскую епархии, в 1993 году – Благовещенскую. Спустя год епископ Гавриил возглавил эту воссозданную духовно обнищавшую кафедру.

— Очень трудно, — признался он на одной из первых своих пресс-конференций. — Приходится многое заново начинать и решать вопросы, которых в старое время епископ даже не касался. Вместе с административными обязанностями приходится брать на себя и дела церковные, и хозяйственные, и воспитательные. Большинство наших служителей молоды — это не грех, они состарятся, — но учить и наставлять их приходится епископу.

Стараниями владыки с 1994 по 2011 годы в Амурской области были основаны десятки приходов, три монастыря, построены два кафедральных собора. Невзирая на трудности этапа становления, епархия дарила духовные книги в фонды городских и областных библиотек, передавала интересные экспонаты в музеи, помогала нуждающимся и обездоленным.

Многое епископ Гавриил (с 2003 года – архиепископ) сделал и для возрождения почитания чудотворной Албазинской иконы Божией Матери и первого архиерея дальневосточной земли – святого Иннокентия Московского. Благодаря миссионерской и просветительской деятельности рукоположенных им священников, Приамурье обрело новые храмы, в которые в поисках Бога и спасения своей души пришли тысячи людей.

В декабре 2011 года Высокопреосвященный Гавриил был почислен на покой по состоянию здоровья. Последние годы жизни провел в Благовещенске. Погребли владыку, согласно его завещанию, у алтаря Благовещенского кафедрального собора – самого первого и самого любимого его детища.

— Я бы хотел пожелать всем жителям, и верующим, и неверующим, прежде всего любить свой город, заботиться о его процветании и украшении, — напутствовал он шимановцев в интервью местной газете в 1998 году. — Для любого города самое важное — это чтобы все его жители жили в согласии, мире и любви. А в трудное время нынешнее, когда некоторые из нас растерялись и забыли, что надо трудиться над собой, я желаю не бояться этого времени, ведь трудности проходят. Всем здоровья, успехов, терпения и веры.

Источник: газета «Благовещенские епархиальные ведомости»

Особое мнение: архиепископ Гавриил (Стеблюченко)

священник Святослав ШЕВЧЕНКО

Лично я знал его более 10 лет, семь из которых — был совсем рядом. Сослуживал ему в диаконском сане, не раз сопровождал в дальних поездках, и даже успел поработать при нем секретарем епархии. Вокруг личности владыки Гавриила (Стеблюченко) ходило множество небылиц, выставляющих его эдаким Дартом Вейдером. Да, он бывал порой очень жестким и, казалось, несправедливым. Но одно я могу сказать точно — он не был «зверем», каковым его рисуют в околоцерковной среде.

Деньги в топку

В соцсетях заметил, что некоторые с сарказмом относятся к эпитету «легендарный» по отношению к почившему архиепископу. А зря. Легендарный — человек, жизнь которого обросла легендами. А легенда это не синоним слова «правда», а, скорее, его антипод. И такие легенды, вокруг имени некогда архимандрита Гавриила (Стеблюченко), ходили по устам сотнями. И сейчас их не меньше. Сейчас вам расскажу о ярком примере.

Однажды мы с владыкой возвращались с Сахалина, где он принимал участие в богослужении вместе со Святейшим Патриархом Кириллом. Архиепископ Гавриил в поезде рассказал, что там, в узком кругу духовенства в неофициальной обстановке, у него всерьез спросили: владыка, а это правда, что в вашу бытность наместником Псково-Печерского монастыря денег было так много, что вы благословляли сжигать рублевые купюры вместе с прочитанными записками о здравии и упокоении? Он искренне смеялся над такими стереотипами о нем, дескать, они меня чуть ли не за сумасшедшего принимают.

Острый ум

Но он не был сумасшедшим. К нему очень подойдет другое прилагательное — остроумный. Его ум, действительно, был очень острым. И он нередко использовал это свойство, чтобы разрядить напряженную обстановку, связанную с его суровым нравом. Это значит, он понимал, что людям рядом с ним приходится нелегко. И потому он шутил непрестанно.

Как-то взял он меня на Архиерейский Собор в 2004 году. Тогда, видимо, решили обновить фотографии архиереев, которые обычно публикуются на последних страницах богослужебного календаря от Московской Патриархии. Перед объективом встает архиепископ Гавриил — все вокруг притихли. Он сдвигает свои густые брови к переносице, сжимает губы — от чего его лицо становится излишне строгим. И вдруг из-под его усов доносится: «А где фотографии можно будет посмотреть? В журнале «Крокодил»?» Смеялись все.

Превращение в священника

Еще вспоминается его необыкновенная любовь к богослужению, благоговение к священным предметам и святыням. В алтаре он каждый раз напоминал всем (от иподиаконов до архимандритов) где мы и перед Кем находимся. Чтобы мы чувствовали престол — как эпицентр Божественной литургии. Именно он привил мне трепет перед Святыми Дарами, Святым Миром. Благодаря владыке до меня дошла одна простая и важная церковная мудрость: Бог может простить священнослужителю многие грехи, если он будет благоговейно относиться к святыням.

В моем сердце осталась и еще одна важная вещь, вложенная владыкой Гавриилом. Ни один из нас недостоин быть священником, а все мы, по сути, обычные мужики, оторвавшиеся от сохи, станка, стетоскопа, регулировочного жезла, пера и т.д. Но именно от нас зависит — станем ли мы настоящими иереями Божиими или беспринципными попами. А это отношение начиналось с мелочи — крестится ли человек, проходя через горнее место или проходит вразвалочку.

По его мнению, благоговение должно проявляться и в обращении с богослужебными книгами. Перед самым его уходом на покой был такой случай. В алтаре он попросил Часослов, чтобы следить за Великим повечерием (был какой-то двунадесятый праздник). И алтарник подал ему книжицу, всю испещренную чьими-то пометками. Он очень возмутился и благословил меня распечатать и приклеить на корешок Часослова такое предупреждение: «Кто будет рисовать в богослужебной книге сей — у того путь да отсохнут руки. А. Г.». Доходчиво и с юмором.

Церковный фильтр

Внимательность архиерея к духовно-нравственному облику кандидата в священники и его строгость — были своеобразным фильтром, который отсеивал нецерковную «пену»: всяких проходимцев, которые пожелали пригреться у церковной кухни. За примерами далеко ходить не стану — расскажу о моих собственных испытаниях.

Мое становление на церковном поприще проходило на одном из приходов в пригороде Благовещенска. Там я начал осваивать церковные чтение и пение. Решил попробовать свои силы и в городском храме. Пришел к настоятелю, рассказал о своем желании. Тот связался с епископом, который уже немного знал об одном прытком воцерковляющемся журналисте. С этого начался мой путь смирения длиною в год. Мне не разрешили. Ответ владыки был таков: не высовывайся, молись вместе со всеми. Не было благословения и тогда, когда я пришел с такой же просьбой спустя полгода. Только на третий раз, спустя год, моя настойчивость была вознаграждена.

Уроки смирения

Расскажу и еще о парочке подобных уроков смирения. Первый произошел накануне моего венчания с моей будущей супругой. Я очень хотел венчаться в храме своего духовника, служившем в одном из районов области. Все было обговорено, там прекрасная природа, на лоне которой мы хотели отметить заключение нашего союза. Но мне объяснили, поскольку я имею касательство к Церкви, то должен испрашивать благословение у архиерея. А он… не благословил.

Причем, когда один приближенный к архиерею священник объявил мне о решении архиерея, что венчаться нам благословлено в кафедральном соборе Благовещенска, то внутри меня началась буря. Мне стоило титанических усилий, чтобы успокоить её. Но без Бога это было бы невозможно. И тогда я все отдал в Его руки. Через несколько минут от епископа Гавриила пришел гонец, который сообщил, что владыка разрешил мне венчаться в храме духовника.

Беззарплатное искушение

Более серьезное испытание меня ждало Великим постом, когда я уронил архиерейский чиновник с фаянсовой иконой на обложке. Икона была повреждена. Распоряжение архиерея было словно гром среди ясного неба: в связи с порчей архиерейской ризницы лишить диакона зарплаты на два месяца. Первая моя реакция, когда мне объявили волю владыки Гавриила — истерический смех. Ведь я не был монахом, а жена в декрете и двое малолетних детей — требовали питания и прочих человеческих потребностей.

Не буду подробно рассказывать какие планы пронеслись в моем сознании (от акций протеста с разбивкой лагеря у стен епархии до прихода в епархиальное управление на постоянное место жительство со всем домашним скарбом), но это испытание с помощью Божией мне удалось пройти. Уже позже, анализируя происходящее, догадался, что зарплату владыка мне все-таки выдавал, но все это подавалось как пожертвования от добрых людей через одну монахиню. Он просто хотел научить меня полностью доверяться Богу, стать в этом отношении сильнее, и не зависеть от внешних обстоятельств.

Вонючая рыбка

Было в моей жизни и несколько случаев, когда владыка Гавриил нечаянно приоткрывал свою способность знать то, что никто кроме меня и Господа знать не мог. Например, один случай произошел, когда у меня родился первенец. Естественно, возникла потребность в выборе имени. В этот день по церковному календарю значились святитель Григорий Двоеслов, преподобный Симеон Новый Богослов, а спустя еще несколько дней — чтится память моего любимого святого преподобного Алексия, человека Божия. Мое мнение склонялось к последнему. Но я никому об этом не говорил.

Естественным для меня было пойти к архиерею и первому рассказать о прибавлении в моем семействе. Ведь мы негласно считали владыку отцом. Тем более, для меня, безотцовщины, это было важным шагом. Мы встретились с архиепископом в епархиальном управлении возле его кабинета. Он спросил по какому поводу я пришел, поздравил и спросил: как я хочу назвать первенца? Тогда выложил, что у меня есть три варианта, на что он, погладив бороду, сказал: «Алексием значит назвать хочешь». Тогда я в удивлении воскликнул: «Владыка, а вы как посоветуете?» Он ответил: «Назови его Симеоном. Тогда будет у него и день рождение и именины — в один день». И в этом происшествии видится мне сейчас проявление воли Божией.

Другой случай произошел на привокзальной площади одного городка Амурской области, где развернулась стихийная торговля продуктами с приусадебных участков. Был там и импровизированный прилавок с рыбой домашнего производства. Его продавец назойливо предлагала купить у ней «вкусной свежекопченой рыбки». Владыка посмотрел на неё строго и вдруг сказал: «вонючая у вас рыбка». Честно признаюсь, списал эту реплику на архиерейские причуды и усталость с дороги. Каково же было мое удивление, когда спустя какое-то время увидел на одном из местных информационных порталов сообщение, что в том городке в районе вокзала была задержана женщина, без лицензии торговавшая копченой рыбой, зараженной паразитами.

Бесстыжий диакон

Архиепископ Гавриил нередко использовал какие-нибудь ситуации для духовного воспитания. Однажды мы приехали из какой-то поездки. Помогал ему с разными сумками. Заношу весь этот багаж к нему в кабинет епархиального управления, и он мне говорит походя: «этот пакет поставь на стол». Но я рассудил иначе и не решился поставить сумку на лакированный стол. Как только поставил пакет на стул с мягкой обивкой сидения — он рухнул на пол, все содержимое вывалилось. Владыка устало посмотрел на меня и вымолвил: «слушать нужно и исполнять благословение архиерея, а не по-своему делать».

Частенько он воспитывал с юмором. Спешу в храм к духовнику епархии на таинство Покаяния. Сталкиваюсь в притворе с владыкой Гавриилом, а он: «куда бежишь? На исповедь? Опять кого-то убил?»

В другой раз, летом в храм заходит эффектная длинноногая барышня с просьбой о помощи. В её машине приборная доска показала, что радиатор раскалился из-за отсутствия жидкости. Ну, я решил помочь женщине: набрал несколько пластиковых бутылок водопроводной воды и отправился к её машине, хотя она говорила, что сама разберется — куда воду налить. Но в моей диаконской сущности некстати проснулся джентльмен. Мой «благородный» порыв остановил окрик владыки, который, видимо, увидел не совсем чистые мотивы в моих действиях: «Диакон бесстыжий — у тебя же дома жена и дети!»

Запись в диссиденты

И смирял архиепископ Гавриил весьма оригинально. Он в каждом человеке находил характерные особенности и прикровенно обозначал не самые лучшие из них. Один раз он с хитрым прищуром посмотрел на меня в алтаре храма и вдруг огорошил: «А ты диакон — диссидент, такие как ты в 17-м году революцию сделали». Как только представилась возможность, я бросился к толковому словарю. Нет, я, конечно, знал это слово, но оно у меня больше ассоциировалось с советской эпохой, Солженицыным и прочими.

Словарь Ожегова заставил меня сильно расстроиться. Потому что с религиозной точки зрения это «лицо, отколовшееся от господствующего вероисповедания, вероотступник». Политическая меня меньше интересовала, но все же: «человек, не согласный с господствующей идеологией, инакомыслящий». Тогда начал гадать. То ли владыка решил мне напомнить мое «боевое» прошлое, прошедшее в рядах антиглобалистов, боровшихся с электронными кодификаторами, то ли намекнул на мое новое увлечение — ведение блога в «Живом журнале».

Кстати, по моей активности в блогосфере он мне прямым текстом предупреждал: «ох, и допишешься же ты на свою голову». Хотя в этом блоге я написал несколько разоблачительных материалов в защиту владыки, когда его начала травить в СМИ одна известная в области медиаперсона. Может по этой причине, а может по какой другой — архиепископ Гавриил меня, диссидента и «революционера», официально назначил и.о. секретарем Благовещенской епархии. Таким образом, мне выпала честь стать последним секретарем «гаврииловской» эпохи.

Пасхальная улыбка

Когда я был журналистом амурского еженедельника, то однажды в архивах черно-белых фотографий наткнулся на изображение епископа Гавриила, которого подловил знаменитый фотохудожник области Андрей Оглезнев. На фото владыка с кропилом в руках на фоне застывших брызг святой воды светился какой-то детской улыбкой. Тогда я понял, что этот человек, о котором ходит столько грозных слухов — не тот, за кого себя выдает. Да-да, у меня есть рабочая гипотеза, что весь это шлейф сплетен и баек — это антураж, за которым владыка намеренно прятал свое доброе и ранимое сердце.

Косвенно подтверждает мою догадку случай, когда владыка около двух лет не подпускал меня к себе, не говоря уже о благословении рукой. Но однажды я выбегал из храма со стороны служебного выхода. В этот момент на меня шел архиепископ Гавриил. Автоматическим движением я сложил ладони лодочкой, попросив благословения. Он не ожидал от меня такой прыти и таким же автоматическим движением благословил. В этот момент меня обдало волной какой-то неизъяснимой пасхальной радости.

И тогда до меня дошло, что бывший наместник Псково-Печерской обители, которая приняла эстафету старчества после Оптиной пустыни — не совсем обычный человек. И ни один духоносный старец не сказал об архимандрите Гаврииле (Стеблюченко) ни одного худого слова, хотя других обличали без всякого лицеприятия. И я знаю точно, что каким бы он не виделся в глазах людей — а практикующим христианином он точно был.

Упокой, Господи, душу новопреставленного раба Твоего — архиепископа Гавриила!

Фото: портал «Телепорт»

Сегодня ночью после болезни ушел из жизни первый после революции архиерей Благовещенской епархии — архиепископ Гавриил (Стеблюченко). 30 июня ему должно было исполниться 76 лет. Кое-какие зарисовки из его жизни в бытность наместником Псково-Печерского монастыря сделал архимандрит (ныне епископ) Тихон (Шевкунов) в своем бестселлере «Несвятые святые». Хочу поделиться воспоминаниями владыки из его книги «Православие на Амуре»:
«Родился я в семье верующих. Родители мои работали на железной дороге в Херсоне. Были они глубоко религиозны. Их благочестие не могло не повлиять на детей. Но на меня больше всего повлияла мама. Она была очень религиозным и благочестивым человеком. (В сентябре 2003 года на 91-м году жизни она умерла). Нас в семье было трое, я самый младший. Именно мама открыла для меня дорогу в храм Господень. Лет с пяти помню себя рядом со священником, я помогал ему, как мог, во время богослужения. С той поры церковь заняла в моей жизни многое, я бывал в ней постоянно. Сначала с мамой, а потом самостоятельно. 
Когда пошел в школу, там, конечно, начались проблемы. Все знали, что я из верующей семьи. Хотели меня перевоспитать. Вызывали к завучу и спрашивали: почему ты ходишь в церковь, что там делаешь? Иногда преподаватели во время уроков отпускали насмешки в мой адрес. Им подражали и ученики. В те моменты мне, мальчишке, ребенку, было трудно. Я не понимал, что за этим стоит. Но, знаете, как ведут себя дети — как их кто-то настраивает во время учебы или перемены, так они и реагируют.
А когда шли домой, бежали купаться или по виноградникам и садам лазить, то там на время все забывалось, я становился таким же, как вся ребятня, и общался со сверстниками на равных. Но все равно в школе меня считали человеком не от мира сего, белой вороной. Я ведь носил крестик. На переменах, когда резвился со всеми, как и положено, крестик выпадал из-под рубашки. Ребята смеялись.
Однако в октябрята меня приняли, а вот в пионеры почему-то не пустили. Хотя понятно почему. Я в храм ходил. И не только на Пасху или Рождество, но и в будние дни. Все это знали. А я и не скрывал.
Жили мы трудно. Приходилось учиться и работать, чтобы семье помогать. Отец вернулся с фронта в 1943 году с простреленным легким, часто болел. Умер совсем молодым, в сорок пять лет. Старшие брат и сестра уже работали, а мне отец перед смертью сказал: выбирай дорогу сам, какой путь изберешь, тем и иди.
Когда мне пошел восемнадцатый год, стали мы с матерью думать о дальнейшей моей учебе. Как-то был разговор с отцом о духовной семинарии. Помня об этом и желая этого, пошел я к священнику, нашему настоятелю протоиерею Борису Старку, он мне и предложил: если хочешь учиться в семинарии, я посодействую, в Одессу определим тебя. Мать дала благословение, и поехал я в Одессу сдавать экзамены. Для меня не было трудностью поступить — посещая церковь, я многому научился, знал почти все молитвы.
Одновременно с семинарией я поступил в Свято-Успенский монастырь в Одессе. Будучи послушником, окончил семинарию и в 1962 году поступил в Ленинградскую духовную академию, написал кандидатское сочинение на тему «Взаимоотношение Русской и Англиканской Церкви в свете истории науки» и получил степень кандидата богословия. В академии принял монашество с именем Гавриил. После окончания Духовной академии в сане диакона был я назначен на служение в пограничный город Выборг.

А в январе 1967 года меня командировали в Русскую духовную миссию в Иерусалим секретарем миссии. Тогда началась так называемая «шестидневная война» арабов с евреями. Положение было трудное. Нас из миссии никто не отзывал, хотя посольство уехало. Дипломатические отношения были разорваны. Но мы не дипломаты, а представители патриархии, потому имели право остаться. И это было правильно. Два с половиной года я находился в Иерусалиме.
После возвращения из командировки митрополитом Ленинградским и Ладожским был рукоположен в пресвитерский сан и оставлен в Выборге настоятелем, а в 1973 году на меня возложили новое послушание и перевели в город Псков настоятелем Кафедрального Псковского собора. В 1975 году решением Священного синода я был назначен на более высокую должность — наместником (настоятелем) Псково-Печерского монастыря.
В 1988 году возведен в сан епископа и назначен на Дальний Восток. Тогда была одна епархия, и я был епископом Хабаровским и Владивостокским. Когда же по церковным канонам произошло разграничение дальневосточных кафедр, мне было поручено возглавить старейшую кафедру на дальневосточных рубежах нашего Отечества в г. Благовещенске Амурской области с титулом «Епископ Благовещенский и Тындинский».
Люди сейчас особенно нуждаются в духовной поддержке. Человек в ней всегда нуждается. Но и сам он не должен падать духом. Надо быть оптимистичнее. В этой трудной жизни есть место и шутке. Я, например, люблю читать анекдоты, люблю красивые смешные истории. Однажды мы летели из Москвы, в Красноярске — пересадка, стоим в накопителе, ждем своей очереди. Рядом со мной два полковника слегка навеселе. Уступают мне — пожалуйста, проходите. Я говорю с серьезным видом: куда торопиться, на тот свет всегда успеем… Полковники оторопели — как на тот свет? И сразу отрезвели. Они юмора не поняли…
Быть верующим, не значит быть угрюмым, как некоторые считают — только молиться и поклоны бить. Нет, мы обыкновенные люди и должны быть всегда среди людей, должны поддерживать их. Говорить о том, что сейчас время очень плохое или очень неудачное — нельзя. Трудно всем — и пожилым людям, и молодым. Молодым особенно. Они ищут, они мечутся.
В мои молодые годы мы испытывали очень тяжелое материальное затруднение, скудно жили, особенно после войны, порой одной лебедой питались. Но духовно себя все-таки не потеряли, духовность нас и выручила, поддержала. Вот если сегодня молодежь найдет себя, а я уверен, что так оно и будет, найдет свой путь, то тогда Россия возродится. Духовность всегда присутствует в русском человеке, она есть, она будет возрождать патриотизм, любовь к своему Отечеству, к своей малой родине».

ГАВРИИЛ (СТЕБЛЮЧЕНКО)

Архиепископ Гавриил (Стеблюченко)

Гавриил (Стеблюченко) (1940 — 2016), архиепископ б. Усть-Каменогорский и Семипалатинскиий

В миру Стеблюченко Юрий Григорьевич, родился 30 июня 1940 года в городе Херсоне, в Украинской ССР, в рабоче-крестьянской семье.

В 1958 году по окончании средней школы поступил в Одесскую духовную семинарию и одновременно стал послушником Одесского Успенского мужского монастыря.

В 1959 году был пострижен в иночество с наречением имени в честь великомученика Георгия Победоносца.

В 1962 году поступил в Ленинградскую духовную академию, которую окончил в 1966 году со степенью кандидата богословия за работу «Взаимоотношения Русской и Англиканской Церквей в свете исторической литературы».

15 июня 1966 года был пострижен в монашество с наречением имени в честь Архангела Гавриила митрополитом Ленинградским Никодимом (Ротовым), а 19 июня того же года был рукоположен во иеродиакона и назначен на служение в город Выборг Ленинградской области.

В 1966 году был участником съезда «Христианской мирной молодёжной конференции», который проходил в городе Куопио, Финляндия.

С 20 января 1967 по 15 августа 1968 года был секретарём Русской духовной миссии в Иерусалиме в сане архидиакона.

Иеромонах Гавриил (Стеблюченко), настоятель Преображенского собора г. Выборга, 1969 год

В 1968 году, по окончании заграничной командировки, был рукоположен во иеромонаха митрополитом Ленинградским Никодимом (Ротовым) и назначен настоятелем Выборгского Спасо-Преображенского собора.

22 января 1972 года был переведён в Псковскую епархию и назначен настоятелем Троицкого кафедрального собора в городе Пскове и одновременно ответственным представителем Псковского митрополита по встрече иностранных гостей.

7 апреля 1974 года был возведён в сан игумена.

7 апреля 1975 года назначен наместником Псково-Печерского мужского монастыря в городе Печоры Псковской области с возведением в сан архимандрита.

«Жалоб на его деятельность было много. Монахи, возлагавшие на Гавриила ответственность за происшедшие в монастыре случаи со смертельным исходом, обратились с жалобой к Патриарху Пимену. Хотя Патриарх и отстранил архимандрита Гавриила от должности, он был в ней восстановлен заместителем председателя Совета по делам религий В. Фуровым, специально приехавшим в монастырь» .

19 июля 1988 года был избран епископом Хабаровским и Владивостокским определением Священного Синода Русской Православной Церкви. Епископская хиротония состоялась 23 июля того же года.

31 января 1991 года был временно отстранён от управления епархией определением Священного Синода «в связи с многочисленными жалобами, касающимися управления епархией и морального облика». Была назначена синодальная комиссия для расследования. 25 марта того же года был признан виновным, определением Священного Синода, «в нарушении архиерейской присяги, выразившемся в принятии запрещённого клирика другой епархии и предоставлении ему права священнодействовать (Ап. 16), в нарушении церковного мира и недостойном деспотическом отношении к клиру и мирянам (Ап. 27, Двукр. 9), в отсутствии заботы об устроении епархиальной и приходской жизни (Ап. 36), в превышении полномочий правящего архиерея, выразившемся в награждении своего клира патриаршими церковными наградами, в поведении, порочащем высокое звание епископа». Синодальным решением был уволен за штат, запрещён в священнослужении на три года и направлен для «молитвы и полного раскаяния» в Псково-Печерский монастырь под наблюдение местного архиерея .

18 июля 1991 года синодальным решением был переведён в Коневский Богородице-Рождественский мужской монастырь.

21 апреля 1994 года был назначен правящим архиереем новообразованной Благовещенской и Тындинской епархией.

Был участником зимней сессии Священного Синода Русской Православной Церкви 2001-2002 годов .

25 февраля 2003 года был возведён в сан архиепископа.

5 октября 2011 года был переведён на новообразованную Усть-Каменогорскую кафедру. В Усть-Каменогорскую епархию не прибыл .

27 декабря 2011 года был почислен на покой по состоянию здоровья согласно поданному прошению .

Скончался около половины второго ночи 20 мая 2016 года в больнице города Благовещенска Амурской области на 76-м году жизни, после тяжёлой болезни, от инсульта . 22 мая того же года состоялось отпевание, которое в Благовещенском кафедральном соборе города Благовещенска возглавил епископ Благовещенский Лукиан (Куценко) в сослужении многочисленного духовенства. Погребён, согласно своей воле, у алтаря того же собора .

День тезоименитства — 13 июля (26 июля нового стиля).

Сочинения

  • Взаимоотношения Русской и Англиканской Церквей в свете исторической литературы (кандидатская диссертация).

Награды

Церковные:

  • набедренник (1968)
  • наперсный крест (19 августа 1971)
  • палица (7 апреля 1974)
  • орден святых апостолов Петра и Павла, Антиохийская Православная Церковь (1974)
  • орден святого равноапостольного князя Владимира III степени (1975)
  • орден преподобного Сергия Радонежского III степени (1980)
  • орден святого благоверного князя Даниила Московского II степени (1990)
  • орден святителя Иннокентия III степени (2000)
  • орден прп. Серафима Саровского II степени (2005)
  • памятная медаль «1020-летие Крещения Руси» (2008)
  • медаль святого равноапостольного князя Владимира (2015)

Светские:

  • почётная медаль «Всероссийского Общества охраны памятников истории и культуры» (1986)
  • почётная медаль «Борцу за мир» (1988)
  • золотая медаль Советского Фонда Мира (1990)
  • государственный орден Почёта (№ 9965 от 11 августа 2000)
  • почётный знак-медаль «За жертвенное служение» от Православного общественного движения «Россия Православная» (2001)
  • нагрудный знак «За освоение космоса» (2002, № 115)
  • медаль «Алексий — человек Божий» от Союза Российских казаков (2001, №56)
  • нагрудный знак «200 лет МВД России» (2002, № 706)

Использованные материалы

  • Страница официального сайта Русской Православной Церкви:
  • Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью, сост. Г. Штриккер, М.: «Пропилеи», 1995:

Синодальные решения о назначении и освобождении от должности секретаря РДМвИ — 4 апреля 1967 года и 30 июля 1968 года соответственно. См. Определения Священного Синода Русской Православной Церкви 1928-2008 гг..,

Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью, сост. Г. Штриккер, М.: «Пропилеи», 1995, . Указания источников этой информации и ссылок на документы — нет.

Журнал Московской Патриархии, 1991, № 6, с. 11.

Решение Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2001 года № 78.

ЖУРНАЛЫ заседания Священного Синода от 27-28 декабря 2011 года, официальный сайт Русской Православной Церкви, 28 декабря 2011,

«На 76-м году жизни почил о Господе архиепископ Гавриил (Стеблюченко)», официальный сайт Благовещенской епархии, 20 мая 2016, ; «Преставился ко Господу архиепископ Гавриил (Стеблюченко)», официальный сайт Московского Патриархата, 20 мая 2016,

«Верующие Приамурья проводили в последний путь архиепископа Гавриила», официальный сайт Благовещенской епархии, 23 мая 2016,

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *