Фонд храма Христа спасителя

В здании храма Христа Спасителя прописано 57 коммерческих фирм, из них только 15 организаций имеют оформленный договор аренды нежилых помещений, причем большинство этих оформленных договоров не зарегистрированы в Регистрационной палате, а средняя ставка арендной платы составляет 10 тысяч рублей за квадратный метр в год, что примерно в три раза ниже среднерыночной цены для нежилых помещений коммерческого использования в данном районе Москвы. Договора на аренду помещений храма, находящегося на балансе города Москвы, заключаются без проведения тендеров или торгов по определению арендной ставки. Контроль за использованием муниципального имущества со стороны Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы отсутствует. Фонд храма Христа Спасителя, распоряжающийся всем зданием храма, ежегодно показывает сотни миллионов рублей убытков и получает на их покрытие дотации из городского бюджета.

Краткая историческая справка

Кафедральный Соборный храм Христа Спасителя (собор Рождества Христова) в Москве был восстановлен как условная внешняя копия своего исторического предшественника, взорванного в 1931 году. На его восстановление более 10 миллионов человек внесли пожертвования, также значительные пожертвования внесены коммерческими структурами.

В апреле 2004 года мэр Москвы Юрий Лужков подписал распоряжение, согласно которому объекты культурного и инженерно-технического назначения храма Христа Спасителя передаются в доверительное управление НО «Фонд храма Христа Спасителя» для ведения уставной деятельности. Фактически фонду ХХС переданы все помещения храма общей площадью 55 692 квадратных метра.

Структура управления фондом ХХС

Фонд ХХС управляется советом попечителей, сопредседателями которого являются Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев) и мэр Москвы Собянин С.С. Как говорится на сайте фонда: «Деятельность Фонда с первых его шагов несет на себе благословение Святейшего Патриарха. Он не только духовно окормляет нас, как пастырь Русской Православной Церкви, но является и непосредственным руководителем – настоятелем Храма Христа Спасителя, направляет повседневную жизнь Храма и деятельность Фонда».

Но фактически бизнес в ХХС на паритетных началах контролируют также чиновники мэрии совместно с представителями РПЦ МП, а исполнительный директор Поддевалин В.М. пытается угодить обоим кланам и себя не забыть тоже. Кроме того, с приходом мэра Собянина С.С. сумма дотаций, выделяемых из городского бюджета фонду ХХС, возросла в несколько раз и в 2012 году составила 372,5 миллиона рублей.

Возможность прикрываться связями как в московской мэрии, так и в патриархии позволила руководству фонда ХХС вести бизнес, не сильно озираясь на контроль со стороны государственных органов. Последняя проверка Государственной инспекцией по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы проводилась в 2004 году. В ответ на обращение о необходимости проведения проверки целевого использования помещений был получен отказ и со стороны Прокуратуры г. Москвы, и со стороны Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы.

Василий Поддевалин, инженер-железнодорожник по образованию, до назначения в храм работал начальником Управления делами Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Исполнительным директором НО «Фонд храма Христа Спасителя» стал в 2004 году по благословению Патриарха Алексия II. С приходом Василия Михайловича на эту должность в храме стала активно развиваться коммерческая деятельность. На прихрамовой территории за оградой появились сувенирные и ювелирные лавки, пиццерия, в здании храма в стилобатной части заработала автомойка на американском оборудовании, автостоянка на 305 машиномест, шиномонтаж, автосервис, столовая, химчистка. В аренду коммерческим структурам были сданы значительные офисные площади. Всего в настоящее время в храме прописаны 57 коммерческих фирм.

Структура бизнес-центра «Храм Христа Спасителя»

ХХС — это единое большое здание общей площадью 55 692 кв. метра. Состоит из стилобатной части (цоколь), где находится большинство арендаторов, и надстройки над цоколем, где расположено помещение Верхнего храма, в котором отдельные площади так же отводятся для ведения коммерческой деятельности. Старое, взорванное в 30-х годах прошлого века, здание храма Христа Спасителя никаких автомоек, прачечных, сувенирных лавок и многочисленных коммерческих офисов не имело. Не для того строили, да и в Бога некоторые иерархи РПЦ того времени, вероятно, верили и закон Божий и каноны (правило 76 Шестого Вселенского Трулльского Собора), прямо запрещающие всякую торговлю в храме за пределами церковной ограды, чтили.

Ныне здравствующие иерархи РПЦ МП, напротив, внедрили совместно с мэрией Москвы бизнес-схему, при которой храм, на восстановление которого более 10 миллионов человек и тысячи коммерческих фирм внесли пожертвования, находится на балансе г. Москвы и его содержание обходится городскому бюджету в 372 миллиона рублей (в 2012 году). Не неся никаких затрат на эксплуатацию бизнес-центра «Храм Христа Спасителя», кроме оплаты коммунальных платежей за 7% общей площади, патриархия помимо ведения религиозной деятельности в здании занимается торговлей сувенирами и ювелирными изделиями напрямую, а также контролирует совместно с чиновниками мэрии фонд ХХС, который организует коммерческое использование других свободных площадей. Причем оформленные договора аренды имеет лишь малая часть прописанных в храме Христа Спасителя фирм.

ХХС как мультикультурный и мультиконфессиональный бизнес-центр

Семье Поддевалиных в ХХС принадлежит:

ООО «Мытный двор»
ОАО «Железнодорожные аптеки»

Чеченская диаспора — клан Умара Джабраилова:
АНО «Институт политики и деловых коммуникаций»
ООО «ФЛС»

Арабская диаспора:
ООО «Джетаэрофьюэлз»

Армянская диаспора:

ЗАО «ДСО Терминал»

Серобян Грач Генрикович (является арендатором помещений в ХХС, как физическое лицо, договор аренды нежилых помещений № 191-ДУ от 09.10.2012 г.)

Фирмы Алексея Вишняка:

ООО «ВРАТА-1»

ООО «ВРАТА-2»

ООО «ВРАТА-3»

ООО «ВРАТА-4»

ООО «ВРАТА-5»

Фонд «ПОДДЕРЖКА ВЕТЕРАНОВ ОРГАНОВ ГИБДД-ГАИ»

Прочие фирмы, прописанные в храме Христа Спасителя, имеющие официально оформленные договора аренды нежилых помещений:

ООО «Тенго Транс»

НК «Развитие культурного образовательного сотрудничества культура, образование, православие»

Коллегия адвокатов «Шабанов и партнеры»

ООО «ЧОП Колокол»

Коллегия адвокатов г. Москвы «Ваш Надежный СоветникЪ»

АНО «Европейский Георгиевский Комитет»

ООО «Компания ИСТТ»

ООО «Локалист»

Фонд «Православный мир»

ООО «Аурум Арт Павлова»

ООО «ПАРК Сервис»

ООО «Венец-Ф»

ЗАО Центр исследований и внедрения инновационных технологий управления организациями «ОПТИМА Проект»

ОАО «Цветы в дорогу»

ООО «Синергия»

Прочие фирмы, прописанные в храме Христа Спасителя, не имеющие официально оформленных договоров аренды нежилых помещений:

ООО «Престиж букет»

ООО «ЧОП «КОЛОКОЛ» — «ДСБ»
ООО ЧОП «КОЛОКОЛ» (ИНН: 7704240890)

ООО «ЧОП «КОЛОКОЛ-А»

ООО «О.Д.А. Медиа Групп»
ОСООИ «ПОМОЩЬ И СОЗИДАНИЕ»

ЗАО «Совет социального служения»

ЗАО «Центр Изящных Искусств на Волхонке»
ООО «Неотекс»
ЗАО «Соловецкий флот»
ООО «Соловецкий флот»

ООО «Арт энд Саунд Экспо»

ООО «ПИТЕРГОФФ»

ООО «Дефенс-Центр»

ООО «Открытая дорога»

НП Киностудия детских и юношеских фильмов «Илья Муромец»
ООО «УК «Бриг-Стар»

ООО «Цветочный экспресс»

ОСООИ «Помощь и созидание»

Прочие фирмы, рекламирующие свои услуги в ХХС:

Bentley клуб

Volkhonka Fine Arts Centre

Розовый сад

Юридическая компания Herman & Smith (Герман и Смит)

Ал-телеком

Коллегия адвокатов «Лысаковский и партнеры»

Бюро переводов «Ланта»

Крошка Картошка

Пирожки Из Печи

Очевидно, данный список неполный, так как ни сам фонд ХХС, ни «арендаторы» не заинтересованы в разглашении подробностей своих коммерческих взаимоотношений. Таким образом, помещения в храме сдаются любым арендаторам без учета их конфессиональной принадлежности. Деньги важнее каких-то религиозных предрассудков. Крупнейшим арендатором является чеченский клан Джабраиловых, которые вместе с арабским бизнесменом Эль-Рабаа Джалал Иззат Мустафа (ООО «Джетаэрофьюэлз») составляют мусульманскую диаспору. Если учесть, что на храмовой автомойке трудятся гастарбайтеры из Средней Азии, получается интересная картина. Каждый правоверный мусульманин должен пять раз в день совершать намаз. Не могу точно утверждать, отведены ли под намаз для арендаторов мусульманской диаспоры специальные молельные комнаты в храме Христа Спасителя в пределах, занимаемых ими офисов, или используются обычные помещения, где расстилаются саджада, но уверен, что вышеупомянутые господа и их сотрудники мусульмане заветы пророка Муххамеда чтут свято, а значит, вынуждены иногда прерывать производственный процесс и воздавать молитву Аллаху.

Вывод о том, является превращение храма Христа Спасителя, на восстановление которого более 10 миллионов человек и несколько тысяч коммерческих фирм внесли пожертвования, в мультикультурный и мультиконфессиональный бизнес-центр аферой, может сделать каждый самостоятельно. Но, очевидно, что ответственность за такую коммерчески выгодную метаморфозу несут все причастные к этому процессу чиновники московской мэрии и иерархи РПЦ МП. Ответственность не только перед Господом, подозреваю, что данные господа убежденные атеисты. Надеюсь, что когда-нибудь после восстановления в России правосудия свое слово должны сказать правоохранительные органы и независимый суд.

Почему Фонд храма Христа Спасителя занимается коммерцией?

На вопросы редакции отвечает один из руководителей фонда Сергей Семененко

В прошлом номере «КМ» был опубликован материал «Так кто же торгует в храме Христа Спасителя?» — интервью с ключарём храма протоиереем Михаилом Рязанцевым. Читатели высказывают свои мнения и задают новые вопросы о храме, торговле и отношениях между Фондом храма и представителями Церкви.

Сегодня мы даём возможность высказаться другой стороне — представителю Фонда храма.

В чём причина «мелких недоразумений»

— Считаете ли вы оптимальными сегодняшние отношения между дирекцией фонда и представителями Церкви?

— Поскольку наш разговор идёт как продолжение обсуждения, начатого в интервью ключаря храма Христа Спасителя протоиерея Михаила Рязанцева, хотел бы, прежде всего, сказать, что мы с глубоким уважением относимся к отцу Михаилу. Мне не хотелось бы, чтобы наш разговор был воспринят как заочная полемика. Мы находимся в ежедневном общении, товарищеских отношениях и в такой полемике не нуждаемся.

— И всё же возникают проблемы, на которые указал отец Михаил…

— На территории храма действуют две организации, юридически отделённые друг от друга: Патриаршее подворье и Фонд храма. Порой включается человеческий фактор, и возникают мелкие недоразумения.

— А регламент отношений между фондом и подворьем нуждается в уточнении?

— Регламент устоялся. У нас существует договор о совместном использовании помещений комплекса храма, в нём учтены все вопросы совместной деятельности фонда и подворья на территории комплекса.

— То есть юридически присутствие Церкви на территории комплекса вполне оформлено?

— Сейчас установленные отношения вполне соответствуют текущему законодательству и оправдывают себя на практике.

Город тратит на храм всё больше

— Ваш фонд — некоммерческий, но очевидно, что он активно занимается именно коммерцией, предпринимательством…

— Тут нет противоречия. Суть некоммерческой организации в том, что получаемый ею доход не может быть использован и распределён между учредителями, руководителями и иными лицами — он должен быть направлен на решение уставных задач. У нас задача одна — жизнеобеспечение комплекса. Поэтому все средства от нашей весьма ограниченной хозяйственной деятельности идут на храм.

— Ограниченной? Но известно иное: десятки фирм, арендаторов, изрядные цены на аренду…

— Некоторые СМИ, втянувшись в антицерковную кампанию, намеренно создают гипертрофированный образ того, что здесь происходит. В реальности всё ограничено, прежде всего, статусом храма. Например, Зал церковных соборов. Более половины мероприятий в нём проходят по благословению Патриарха, безвозмездно либо по льготным ценам. Другие — на арендной основе, но мы внимательно следим, чтобы они не противоречили статусу храма. И в случае сомнений согласуем наши решения с Синодальным отделом по взаимодействию Церкви и общества.

— От каких предложений вы отказываетесь?

— К нам иногда обращаются с идеями провести показ новых моделей меховых изделий или устроить в зале какие-то конкурсы. Мы объясняем: зал входит в комплекс храма, и это не позволяет нам согласиться.

— Сколько зарабатывает фонд?

— В прошлом году чистый доход (после выплаты зарплат и уплаты налогов) составил 44,6 млн рублей. Все эти средства были направлены на нужды комплекса, главным образом на модернизацию инженерных систем.

— Если доходы выше ожидаемых, можете ли вы распределить какую-то часть в виде премий?

— Это запрещено законодательством.

— А если какие-то деньги остаются? Переходят в бюджет на следующий год?

— Ничего не остаётся. Комплекс храма — 56 тыс. кв. м. Утверждается смета на дополнительные расходы, и финансируются насущные потребности эксплуатации. И год от года расходы будут возрастать, поскольку основной состав оборудования подходит к сроку технического износа.

— Зачем вообще нужна коммерция, если средства на содержание храма фонд получает из городского бюджета? И немалые: в этом году около 370 млн рублей.

— Правительство Москвы никогда не ставило задачу стопроцентного бюджетного обеспечения комплекса. Была отработана схема: 70 процентов необходимых средств покрывает бюджет, а остальное должен заработать фонд. Ныне доля бюджета увеличивается, потому что храму уже более 12 лет и приходит пора для ремонта и замены некоторых объектов. Предпринимательство — не главная наша задача. Из 408 сотрудников фонда 326 — технические специалисты, не имеющие никакого отношения к коммерции: инженеры, электрики, сантехники и так далее. Храм насыщен сложнейшим оборудованием, мы должны использовать и поддерживать его в надлежащем состоянии. А коммерция — небольшой фрагмент нашей деятельности, который оказался в центре повышенного внимания прессы.

Правление фонда пока не создано

— По уставу фонда его президентом является ключарь храма, но особых полномочий у него нет. Нужно ли, на ваш взгляд, расширить полномочия президента фонда?

— Этот вопрос находится в компетенции нашего учредителя — попечительского совета во главе с мэром Москвы и Святейшим Патриархом.

— По уставу президент фонда регулярно собирает правление. Отец Михаил Рязанцев пытался, но не получилось…

— Проблема в том, что правление фонда не было сформировано нашим учредителем. Определить его состав — это компетенция совета попечителей.

— А вы как считаете — правление нужно?

— Существование коллективных органов, которые осуществляют контроль за деятельностью некоммерческой организации, само по себе вполне оправданно.

— Вы согласны с тем, что ваш фонд в Церкви никому не подотчётен?

— Мы светская организация и отчитываемся перед Минюстом и Правительством Москвы. Но Святейший Патриарх — сопредседатель попечительского совета, и мы ежегодно направляем ему отчёт о деятельности фонда.

— Можно ли сказать, что фонд монополизировал право привлекать благотворителей? Церковь обратилась на хлебозавод за помощью, а там говорят: мы уже помогаем храму!

— Тут недоразумение: мы конечно же не вправе и не в состоянии что-либо монополизировать. Мы можем только просить о благотворительной помощи. Точно такие же полномочия и возможности есть у Патриаршего подворья. С хлебозаводом — недоразумение: фонд договорился о помощи раньше, чем туда обратились представители подворья.

Где находятся арендаторы

— За что Церковь платит фонду?

— По договору Церковь оплачивает коммунальные услуги только в тех помещениях, которые занимает персонал подворья, — кабинетах, складах, торговых точках. Слова «Церковь платит фонду» не совсем точны: нам выставляют счета Мосэнергосбыт, Мосгортепло и Мосводоканал в целом по всему комплексу, а мы делаем перерасчёт пропорционально площади, которую занимает персонал подворья, и таким образом компенсируем часть затрат. Фонд при этом ничего не зарабатывает. Что касается верхнего храма, нижнего храма, музейной галереи, то оплата всех коммунальных услуг тут осуществляется только за счёт фонда.

— Какую сумму уплачивает подворье за коммунальные услуги?

— Около 100 тысяч рублей в месяц. Это зависит от сезона.

— Адвокатская контора арендует помещение над алтарём храма. Это нормально?

— Над алтарём вообще нет помещений, они не предусмотрены архитектурным проектом. Помещения есть в четырёх угловых пилонах. Не над алтарём, а по бокам. В каждом пилоне кабинеты для персонала — там сидят наши бухгалтеры, кадровики, электрики, теплотехники (иных помещений для специалистов просто не предусмотрено). Три пилона занимает фонд, один — подворье. Два небольших кабинета мы предоставили адвокатской конторе, которая оказывает фонду безвозмездную правовую помощь. Там работают два юриста, приём населения они здесь не ведут.

— Есть у вас арендаторы, которые ведут приём населения?

— Нет. У нас на объекте пропускной режим, и мы жёстко его контролируем. И вообще, эта адвокатская фирма — исключение. Все остальные арендаторы находятся не в самом храме, а в отдельно стоящем здании, где раньше была дирекция бассейна «Москва».

— Насколько велики площади, которые вы сдаёте в аренду фирмам?

— Менее 3,5 процента от общей площади комплекса. И все эти фирмы связаны с нашими задачами. Например, у нас размещается частное охранное предприятие «Колокол» — это наша охрана, они работают только на обслуживании комплекса храма. Раньше они входили в службу безопасности фонда, затем по рекомендации МВД мы зарегистрировали их как отдельное предприятие.

— А сколько в комплексе занято охранников?

— Около ста человек.
От редакции
Правовая неопределённость не на пользу дела

Проблемы в храме Христа Спасителя — это не мелкие недоразумения. Очевидно, что фактический хозяин комплекса — Фонд храма, а Церковь — арендатор, не имеющий права голоса. Характерный пример: из четырёх пилонов храма три занимают сотрудники фонда. При этом для них есть кабинеты и в здании дирекции, но они заняты арендаторами. Совет попечителей — практически не работающий орган. Десять лет он не собирался вообще. Затем собрался, изменил состав, и вновь — тишина. В такой ситуации фонд действует самостоятельно и Патриаршее подворье влияния на него не имеет. Тем временем в прессе рождаются домыслы, которые бросают тень прежде всего на безгласного арендатора. Почему бы фонду не открыть информацию, не публиковать отчётность о своей работе? Это сразу сняло бы массу вопросов. Почему повисли в воздухе важнейшие положения устава: о реальных полномочиях президента фонда, о его правлении? Правовая неопределённость явно не на пользу дела. Конечно, у фонда немало работы, но Патриаршее подворье в храме Христа Спасителя должно быть с ним хотя бы на равных. Сегодня этого равенства нет.

Словарь «Правмира» — Храм, церковь

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *