Евгений Леонидович Юрьев

Клонирование «Атона»

Новой, потому что нынешний «Атон» — это реинкарнация компании, созданной в 1990-е годы. Юрьев отошел от бизнеса в 2006-м, после того как продал львиную долю группы «Атон» итальянской UniCredit Group за $424 млн. От старой компании осталась лишь небольшая часть, дела которой Юрьева почти не интересовали; он все больше времени уделял своей деятельности в качестве члена «Деловой России» и Общественной палаты РФ. По соглашению с итальянцами Юрьев какое-то время не мог заниматься инвестиционно-банковским бизнесом. Но как только мораторий истек, команда «Атона» начала под управлением Шеметова строить новый инвестбанк и уже ведет разговоры об IPO в 2015 году.

Мало кому в бизнесе удавалось дважды создать по сути одну и ту же компанию. Почему у Юрьева с Шеметовым это может получиться?

Пакет акций съели мыши

Первый «Атон» начинался без нынешнего размаха. В 1992 году в разгар ваучерной приватизации в одной из квартир панельной девятиэтажки в спальном районе Лианозово собралась компания студентов Московского института экономики, статистики и информатики (МЭСИ). Обсуждали, где лучше скупать приватизационные чеки у населения и как можно на этом заработать. Зачинщиком выступал худощавый студент Женя Юрьев, недавно перебравшийся в Москву из Ленинграда. В дело были вовлечены не только однокашники Юрьева, но и его отец. Отставной капитан первого ранга Северного флота Леонид Юрьев впоследствии возглавил службу безопасности «Атона» и остается на этой должности и поныне.

Бизнес Юрьева был стандартным для того времени — компания занимались скупкой ваучеров и акций приватизированных предприятий в регионах. «Юрьев и его друг Саша Кандель начинали, когда акции продавались еще в бумажном виде», — говорит Денис Саранцев, с конца 1990-х возглавлявший торговые операции «Атона». Он рассказывает корпоративную легенду: «Когда они аккумулировали нужный пакет акций гостиницы «Космос», оказалось, что часть его съели мыши».

Нынешний директор «Атона» Шеметов тогда не был знаком с Юрьевым, но удивительный факт: Саранцев и Шеметов учились в одной группе в Государственной академии управления и тоже скупали акции у населения. Однако потом их пути разошлись. Саранцев оказался в «Атоне», а Шеметов продолжил самостоятельный инвестиционный бизнес, занимался облигациями в Красбанке, был владельцем 20% акций «Торгового дома «Соль».

Самую первую команду «Атона» собирали из ближайших родственников, друзей и знакомых. «Кто-то приводил водителя, кто-то — бухгалтера», — вспоминает Михаил Славнов, бывший HR-директор «Атона», который сегодня работает директором по персоналу «Юникредит Секьюритиз». Славнов гордится тем, что оказался в самой первой команде «Атона» и прошел с Юрьевым весь путь — вплоть до продажи бизнеса итальянцам.

Как набирали в «Атон» в начале 1990-х? Славнов, например, позвонил по объявлению в «Коммерсанте» в неизвестную ему контору и, прождав собеседования с генеральным директором почти три часа, проникся идеей Юрьева о создании большой инвестиционной компании. «Его особенность, — вспоминает Славнов, — которая сначала помогла мне устроиться на работу, а потом мне же в работе с ним иногда и мешала, — загораться новыми идеями и не жалеть деньги на покупку новых кадров».

Когда нанятые «Атоном» на высокие зарплаты банкиры жаловались, что не могут привлечь клиентов, так как в офисе недостаточно дорогая мебель, Юрьев давал распоряжение на покупку стола за $25 000. В большинстве случаев контракты с такими сотрудниками не продлевали, вспоминает Славнов, но Юрьев всегда выполнял все финансовые обязательства перед людьми.

Юрьев не только увлекал людей, но и удивлял их. Коллеги вспоминают, как основатель компании женился совсем не на той девушке, с которой появлялся на общих дружеских мероприятиях. Считается, что именно жена Мария, выпускница Свято-Тихоновского богословского института, привела Юрьева в православие. Она тоже поучаствовала в создании «Атона», обустроив внутренний дворик трехэтажного особняка на Покровке, ставшего офисом компании в конце 1990-х.

К тому времени компания успела вырасти в весьма крупный бизнес. До кризиса 1998-го основные доходы «Атону» приносили брокерские операции — покупка акций по заказу иностранных инвесторов. Большую их часть «Атон» получил благодаря знакомству Юрьева с Марком Мобиусом, главой Templeton Asset Management (они встретились на конференции в Цюрихе в 1995 году). Фонды Мобиуса, у которого сейчас под управлением $30 млрд, активно инвестируют в развивающиеся рынки. После 1998 года Templeton, как и многие другие западные инвесторы, ушла из России. А Юрьев переориентировался на российских клиентов. «Атон» размещал акции медиахолдинга РБК и производителя удобрений «Акрон». К 2005-му через счета группы «Атон» проходило $30 млрд в год, активы составляли $600 млн, а собственный капитал — $230 млн.

Чем не объект для покупки? В середине 2000-х Юрьев действительно начал искать иностранных партнеров для своего бизнеса. Голландская Fortis предлагала создать совместное предприятие по управлению активами, но сотрудничества не вышло, и голландцы договорились с «КИТ Финанс». Приблизительно в то же время Goldman Sachs собирался купить инвестбизнес «Атона» за $150–200 млн (по оценке участников рынка). Сделка не состоялась, так как сумма показалась Юрьеву недостаточной.

Когда австрийский Bank Austria Creditanstalt, который на тот момент находился в стадии поглощения итальянской UniCredit, предложил купить инвестбанковское подразделение «Атона», никто не удивился. Поразила только цена. За сутки до объявления сделки эксперты оценивали инвестиционный бизнес Юрьева в $200–250 млн, оптимисты давали $300 млн. В новостях фигурировала цифра $424 млн. В сделку, закрытую в 2007 году, не вошли две небольшие части группы — управляющая компания «Атон-менеджмент» (ПИФы) и интернет-брокер «Атон-Лайн».

В середине 2000-х «Атон» входил в пятерку крупнейших российских инвесткомпаний, но никогда не был лидером. «Тройка Диалог», например, участвовала в размещениях «Новатэка», «Вимм-Билль-Данн» и «Северстали». «Ренессанс Капитал» размещал облигации «Газпрома», участвовал в IPO АФК «Система», «Евраза». Похвастаться клиентами такого уровня «Атон» не мог, поэтому всегда считался компанией второго эшелона. Почему же иностранные инвесторы заинтересовались именно им? Во-первых, он стоил дешевле. (В начале 2007 года основной владелец «Тройки Диалог» Рубен Варданян говорил, что отказался продавать компанию за $2,5–3 млрд.) Во-вторых, по словам Саранцева, у компании был большой потенциал развития.

Цена продажи особенно впечатляет сейчас, когда известно, в какую бездну опустились все инвестиционные банки спустя лишь полтора года после продажи «Атона». «Евгений совершил гениальную сделку на пике рынка — получил деньги за актив, который после сентября 2008 года не нашел бы покупателя даже за сотую часть той цены», — говорит гендиректор УК «Капиталъ» Вадим Сосков, возглавлявший тогда «Атон-менеджмент». «В чем итальянцы точно ошиблись — это в том, что оставили бренд «Атон» Юрьеву», — говорил сотрудник «Атона», переименованного в «Юникредит Секьюритиз». Время показало: делать этого не стоило.

Сидели и ждали итальянских денег

Акциями инвесткомпании «Атон» помимо Юрьева владели еще более десяти партнеров. Итальянцы понимали, что самое ценное в инвестиционном бизнесе — люди и они должны были оставаться на своих местах. По условиям соглашения все партнеры должны были продолжить работать еще два года. Для повышения мотивации окончательные расчеты по сделке отложили на март 2009-го.

Сработала ли мотивация? За это время команда «Юникредит Секьюритиз» не провела ни одной крупной сделки. «Мы просто сидели и ждали денег, — признался Forbes один из бывших партнеров «Атона», — в нашу пользу был мировой кризис». Не выдержал только глава управления торговых операций «Атона» Дмитрий Старенко, который отказался от части выплат, чтобы уехать к семье в Австралию.

После марта 2009 года большинство партнеров Юрьева ушли из «Юникредит Секьюритиз». Они вложили вырученные деньги в собственные проекты. Бывший гендиректор «Атона» Александр Кандель строит «русскую деревню» в окрестностях итальянского озера Комо. Старенко с другого континента руководит открытым в центре Москвы баром Wall Street Bar. Директор финансового департамента Андрей Столяров занимается собственным консалтинговым бизнесом. А главный аналитик Стивен Дашевский создал компанию Dashevsky & Partners, управляющую небольшим хедж-фондом. Из топ-менеджеров в итальянской команде остались нынешний гендиректор «Юникредит Секьюритиз» Сергей Сидоров, кадровик Михаил Славнов и финансовый директор Алексей Сахаров.

Первые крупные сделки российский офис UniCredit провел только в этом году: компания выступила консультантом по продаже российского банка «София» турецкому Isbank, а в сентябре организовала обратный выкуп акций «Лукойла» у СonocoPhillips на сумму $2,4 млрд.

По условиям контракта Юрьев не имел права до марта 2009 года заниматься инвестиционно-банковским бизнесом и использовать для этого бренд «Атон». Он, впрочем, и не собирался этого делать.

Вновь построить то, что уже продано

Получив деньги за акции компании, Юрьев сосредоточился на общественной деятельности. Еще в 2001 году он был избран зампредседателя движения «Деловая Россия», с 2009-го года стал его президентом. С 2006 года Юрьев руководил общественным советом Центрального федерального округа. «Большая часть времени уходит на «Деловую Россию» и работу в качестве председателя общественного совета ЦФО», — пояснял Юрьев в интервью «Ведомостям» весной 2010 года. А осенью он был назначен советником президента РФ по социальным вопросам. (О взглядах Юрьева — см. стр. 128.)

Конечно, прежде чем полностью отойти от бизнеса, Юрьеву необходимо было передать дела доверенному человеку. Им стал Андрей Заикин, бывший сотрудник департамента финансовых рынков Центрального банка. Юрьев был давно знаком с Заикиным и даже совершал вместе с ним паломничество на греческий полуостров Афон.

Заикин говорит, что Юрьев поставил ему задачу: «Обеспечить консервативное управление деньгами, полученными от сделки с итальянцами». Кроме ПИФов и интернет-брокера в его управлении оказался еще фонд недвижимости со складским и офисными комплексами, в том числе бизнес-центром в Нижнем Новгороде, и сельскохозяйственными землями. Когда летом 2008-го гендиректор «Атон-Лайна» ушел в свободное плавание, Заикин стал искать ему замену. Внутри компании подходящего человека он не нашел, но вспомнил про предпринимателя Андрея Шеметова, который помогал покупать земли для фонда.

Поначалу цель Шеметова была достаточно скромная: поддержать компанию в течение полугода. В «Атоне» даже не думали, что Шеметов останется надолго. У него уже был собственный инвестиционный бизнес. После 1998 года он с друзьями создал компанию «Стратегия технологических инвестиций». Ничем особенным она не известна, кроме того что в 2009 году входила в двадцатку ведущих операторов рынка акций на ММВБ. (С 2008 года Шеметов не принимал участия в ее работе, а в 2010-м продал свой пакет.)

Пока Шеметов осваивался в «Атоне», срок запрета на инвестиционный бизнес подошел к концу, а кризис сбил цену на высококлассных специалистов. Идея лежала на поверхности: можно дешево построить то, что один раз уже было продано итальянцам, — ИК «Атон». «Упустить возможность восстановить бизнес, который уже был продан больше чем за $400 млн, было бы преступлением при установившейся конъюнктуре», — говорит Шеметов.

В самый разгар кризиса, в начале 2009-го, он представил на совете директоров план создания нового «Атона» и получил карт-бланш от Юрьева. «Они очень похожи», — говорит знающий и Юрьева, и Шеметова человек. Впрочем, Шеметов, занимающийся парашютным спортом, кажется экстремалом по сравнению с посвятившим все свободное время детям и религии Юрьевым.

Сотрудники потянулись из нового «Атона» в старый

«У него хорошая интуиция на людей», — говорит о Шеметове Заикин. Уже в конце 2008 года, в разгар кризиса, он начал нанимать специалистов, чтобы придать компании ускорение.

Как раз тогда на рынке заговорили о переменах в «Атоне». В компанию перешла Виктория Денисова, управлявшая сетью московских отделений Ситибанка. Сегодня она отвечает за развитие розничного бизнеса «Атона». Замгендиректора по корпоративным финансам стал управляющий директор Дойче Банка Михаил Трофимов. Аналитический департамент возглавил аналитик по недвижимости «Ренессанс Капитала» Алексей Языков. Всего в 2009 году «Атон» нанял около 170 человек. Из «Юникредит Секьюритиз» в «Атон» потянулись рядовые сотрудники, воспринимавшие это как «возвращение домой», рассказывает бывший партнер Юрьева, а теперь HR-директор «Юникредит Секьюритиз» Михаил Славнов.

На что рассчитывает Шеметов в инвестиционном бизнесе, где рынок поделен между крупными иностранными банками и российскими «ВТБ Капиталом», «Тройкой Диалог» и «Ренессанс Капиталом»? «Мании величия у нас нет, с ВТБ я соревноваться не буду», — говорит он. По его словам, в России нет инвестбанков, которые обслуживали бы средние компании — помогали им проводить сделки, размещать акции или облигации. На это Шеметов и собирается сделать ставку. «Мы видим нашими клиентами любые негосударственные компании с выручкой от $100 млн до $1 млрд», — говорит он.

Другой вопрос, насколько это перспективная ниша? «Компания собирается специализироваться на рынке, которого в России пока еще в полноценном виде не существует, — говорит президент United Capital Partners Илья Щербович. — Хочется надеяться, что когда-то у нас такой рынок все-таки сформируется». Пока «Атон» не участвовал ни в одном размещении акций и облигаций.

Впрочем, новый «Атон» — это не только инвестбанк, но и брокерское обслуживание, управление активами частных клиентов, услуги для крупных частных состояний и фонд прямых инвестиций под управлением Aton Capital Partners. «Структура «Атона» сейчас и четыре года назад идентична», — говорил весной 2010 года Юрьев в интервью «Ведомостям».

За первое полугодие 2010-го (вопреки собственным ожиданиям, как утверждает Шеметов) «Атон» получил прибыль $3 млн, несмотря на огромные инвестиции.

Что дальше? Цель Шеметова — к 2015 году довести капитализацию до $1 млрд и вывести компанию на публичный рынок. Получится? Команда нового «Атона» признает, что вряд ли уже найдет такого инвестора, как UniCredit, но место итальянцев вполне могут занять частные инвесторы.

Юрьев, Евгений Дмитриевич

Евгений Юрьев

Имя при рождении:

Юрьев Евгений Дмитриевич

Дата рождения: Дата смерти: Гражданство:

Российская империя

Род деятельности:

русский поэт, композитор

Язык произведений:

русский

В Википедии есть статьи о других людях с такими же именем и фамилией: Юрьев, Евгений. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Юрьев.

Юрьев Евгений Дмитриевич — русский поэт, композитор, автор романсов, среди которых: «В лунном сиянии», «Эй, ямщик, гони-ка к „Яру“», «Зачем любить, зачем страдать» и др.

Информация

Известно более пятнадцати романсов Е. Д. Юрьева 1894-1906 годов на собственные слова и музыку, а также одиннадцать романсов и песен, в том числе «цыганских», на его слова в исполнении А. Н. Чернявского.

Информация о биографии Е. Д. Юрьева почти не сохранилась.

Вскоре после Октябрьской революции новая власть объявила романс «буржуазным пережитком», мешающим строить светлое будущее. И в русской культуре на несколько десятилетий он был забыт.

Лишь со второй половины 1950-х годов романс как жанр был «реабилитирован» и стал постепенно возвращаться к советским слушателям.

Романс «В лунном сиянии» («Динь-динь-динь», «Колокольчик») продолжает в русской песенной культуре ямщицкую тематику, начатую романсом «Вот мчится тройка удалая…» в 1828 году, когда Алексей Николаевич Верстовский положил на музыку отрывок про ямщика из стихотворения Фёдора Глинки. Об истории создания романса вообще мало что известно, просто сочинился — и всё.

Какое-то время с ним выступала певица Анастасия Вяльцева (1871—1913).

Сейчас романс стал одним из самых популярных и входит в репертуар многих исполнителей и очень часто используется в спектаклях и кинофильмах.

Ссылки

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Дополнить статью (статья слишком короткая либо содержит лишь словарное определение).К:Википедия:Страницы на КУЛ (тип: не указан)
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
  • Проставить для статьи более точные категории.

Отрывок, характеризующий Юрьев, Евгений Дмитриевич

Дрон ничего не ответил и глубоко вздохнул.
– Ты раздай им этот хлеб, ежели его довольно будет для них. Все раздай. Я тебе приказываю именем брата, и скажи им: что, что наше, то и ихнее. Мы ничего не пожалеем для них. Так ты скажи.
Дрон пристально смотрел на княжну, в то время как она говорила.
– Уволь ты меня, матушка, ради бога, вели от меня ключи принять, – сказал он. – Служил двадцать три года, худого не делал; уволь, ради бога.
Княжна Марья не понимала, чего он хотел от нее и от чего он просил уволить себя. Она отвечала ему, что она никогда не сомневалась в его преданности и что она все готова сделать для него и для мужиков.

Через час после этого Дуняша пришла к княжне с известием, что пришел Дрон и все мужики, по приказанию княжны, собрались у амбара, желая переговорить с госпожою.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна Марья, – я только сказала Дронушке, чтобы раздать им хлеба.
– Только ради бога, княжна матушка, прикажите их прогнать и не ходите к ним. Все обман один, – говорила Дуняша, – а Яков Алпатыч приедут, и поедем… и вы не извольте…
– Какой же обман? – удивленно спросила княжна
– Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
– Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
Дрон, не отвечая, вздохнул.
– Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
– Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *