Эпидемия испанки

masterok

Множество фантастических сюжетов в литературе и кинематографе основано на том, что по Земле прокатилась эпидемия и принесла ужасные последствия в масштабах планеты. Раньше такое представить себе было не так сложно. Потом вроде бы человечество осознало свою силу в медицине, но последнее время раздаются голоса о том, что именно созданные человеком и приспособившиеся болезни могут вновь угрожать всему человечеству. Но вспомним уроки прошлого.

В 2018 году эпидемии гриппа, которая получила название «испанка», исполнилось 100 лет. В свое время это страшное заболевание сгубило больше людей, чем две мировые войны. И это всего за год!

По приблизительным подсчетам, в начале XX века от этой опасной формы гриппа погибли от 50 до 100 миллионов человек. Затем испанка внезапно исчезла, как будто всего лишь выполняла свое предназначение, и до 1997 года о ней никто не слышал.

Что же произошло и существует ли вероятность заболеть испанкой сегодня?

История испанки берет свое начало с 11 марта 1918 года. Именно в тот день повар военного тренировочного лагеря Фанстон, расположенного в юго-западе от Манхэттена в штате Канзас, почувствовал первые симптомы заболевания. Проснувшись утром, Альберт Гитчелл (Albert Gitchell) ощутил невыносимую боль в горле. Мужчина, едва держась на ногах от слабости, направился в медпункт, где медсестра измерила ему температуру.

Отметка на градуснике доходила до 40. Пациента немедленно отправили в изолятор.

Не прошло и пяти минут, как в двери медпункта снова постучали. На пороге появился человек с похожими симптомами. Затем еще один, а потом — еще и еще… К полудню в госпитале Фанстона разместились 107 пациентов, страдающих от жутких болей в горле, озноба и кашля. Вероятнее всего, повар Альберт «случайно» заразил их, чихнув на приготовленную пищу.

Также существует версия, что первым разносчиком инфекции на самом деле была свинья. По мнению ученых, мясо больного животного со штаммом вируса H1N1, который вызвал испанку, могли использовать для приготовления еды на кухне Фанстона. Однако, это всего лишь предположение. Официально нулевым пациентом считается Альберт Гитчелл.

Что произошло с Альбертом Гитчеллом дальше? Каким-то чудом мужчине удалось выжить и прожить долгую и счастливую жизнь, чего нельзя сказать о тех людях, которые впоследствии стали жертвами его «чиха».

Только в 60-х годах исследователям, наконец, удалось подсчитать количество жертв и роль эпидемии в уничтожении человечества. В 1918-1919 годах, за 18 месяцев, в течение которых испанка «гуляла» по планете, погибли 50—100 млн человек, что составляет примерно 3-5% от всего населения Земли. Заразились вирусом около 550 миллионов человек — 29,5 %.

В лагере Фанстон тяжелая форма гриппа наблюдалась у пяти сотен военнослужащих, несколько человек умерли. Однако в начале XX века это было привычным делом, поэтому всех выздоравливавших и даже еще слегка подкашливающих солдат отправляли в другие части, а дальше — прямо на фронты Первой мировой. Именно из-за этого жуткий вирус так быстро разошелся по миру, особенно по странам Европы.

29 июня 1918 года генеральный инспектор здравоохранения Испании выступил с докладом, в котором рассказал об эпидемии неизвестной болезни, охватившей страну. Непонятно, чем именно испанцы так разгневали бога, но им пришлось хуже всех в те непростые времена.

Со страниц местных газет не сходили заголовки о новых жертвах смертоносного вируса. Чтобы как-то обезопасить жителей, правительство ввело особый распорядок: все школы закрыли, любые общественные собрания пресекали, вход в общественный транспорт без марлевой повязки был запрещен.

Однако, несмотря на все усилия, зараза распространялась с удивительной быстротой и даже добралась до короля Испании Альфонсо XIII. Из всех случаев смертельными были лишь 5%, но массовость заражения при личном контакте с больными людьми достигала 90%.

Как выяснилось позже, в те времена испанка уже спокойно «разгуливала» на передовой Первой мировой войны — в госпиталях лежали сотни британских, французских, немецких и американских солдат с симптомами этого заболевания. Однако, страны, вовлеченные в военные действия, предпочитали умалчивать об эпидемии, чтобы не подорвать из без того шаткий боевой дух солдат.

Только Испания честно заявила о начале пандемии. Отсюда вирус и получил свое название — «испанка», или испанский грипп. Также его называли «синей смертью», так как с развитием болезни лица и тела пациентов приобретали странный синий оттенок.

В октябре 1918 года практически не осталось уголка на планете, в котором бы не встречались пациенты с испанкой. Все потому, что солдаты Первой мировой передвигались по всему миру — возвращались домой или перемещались на другие фронты, таким образом, всю дорогу волоча за собой смертоносное заболевание.

Испанка не коснулась лишь бразильского острова Маражо в дельте реки Амазонки. Здесь не было зарегистрировано ни единого случая заболевания.

Телефонистки полощут горло для профилактики гриппа. Лондон, 1920 год

В некоторых других странах, наоборот, смертность от вируса гриппа достигла своего пика. Так, например, в Индии меньше чем за год погибли 17 миллионов человек, что составило примерно 5% всего населения. В тот же период в Иране и Самоа умерло 21% и 22% населения. Особому риску подвергались жители государств со слабо развитой медициной.

Если обычно эпидемия забирает людей со самым слабым иммунитетом — стариков и детей, то в случае с испанкой все было по-другому. Жертвами заболевания в основном становились здоровые мужчины 20-30-летнего возраста и женщины, способные к деторождению.

Страшная тайна испанки

Все описанное выше по-настоящему ужасает, но, оказывается, у испанки есть и другая, более жуткая тайна. «Что может быть страшнее?» — удивитесь вы. А то, что вирус «синей смерти» на сегодняшний день хранится в нескольких лабораториях.

В 1997 году в ледниках на Аляске откопали тело женщины, погибшей от испанки 80 лет назад. Из-за корпулентного телосложения женщины ее легкие сохранились почти в первозданном виде, благодаря чему ученым удалось «извлечь» из них вирус испанского гриппа. В 2005 году научные деятели добились его репликации.

Благодаря детальному изучению вируса удалось узнать много нового. Во-первых, стало понятно, почему эпидемия убивала, преимущественно здоровых людей. Все дело в том, что вирус, попадая в организм жертвы, вызывал так называемый цитокиновый шторм — гиперреакцию иммунной системы, запускающей общее воспаление тканей.

Во время этого процесса защитная система человека «впадает в панику» и пытается всеми возможными способами уничтожить «врага». Если говорить простыми словами, иммунитет сбрасывает бомбу на собственную территорию. И если у людей с сильным иммунитетом в арсенале хранится ядерное оружие, то у больных и слабых — старые гранаты и пушки с холостыми патронами.

Примерно то же самое происходит с больными на поздних стадиях вируса Эбола. Однако это заболевание становится заразным только при появлении его первых симптомов, а испанка, как и обычный грипп, может распространяться за несколько дней до того, как у ее носителя появятся признаки недомогания. Неудивительно, что всего за 18 месяцев этому «оружию» удалось вырезать под корень самую здоровую и жизнеспособную часть человечества.

Смертоносная мутация

Вопрос, волнующий большинство читателей: «Как и почему обычный вирус гриппа мутировал в такую смертоносную форму?» По мнению вирусологов, основной причиной послужила Первая мировая война. В стандартных условиях вирус гриппа распространяется медленно и не слишком «травмирует» своего носителя, чтобы тот мог спокойно ходить на работу, учебу, за покупками в магазин, ездить в общественном транспорте и жить обычной жизнью, даже не подозревая, что при этом заражает десятки окружающих людей.

Но тогда, на передовой, ситуация была совсем другой. Заболевание никак не влияло на социальную активность пациентов — они в любом случае воевали и перемещались по фронту. К тому же, вирусу пришлось столкнуться со здоровыми и сильными солдатами, закаленными в боях. Какой смысл «мариновать» противника, если он запросто может умереть от вражеской пули или другого заболевания? Именно поэтому испанка действовала сразу и быстро, заставляя иммунную систему кричать от ужаса.

Вероятнее всего, супервирус сам привел к исчезновению среды, которая его породила. По мнению большинства историков, именно испанка послужила завершением Первой мировой войны. Изможденные армии всех стран вынуждены были заключать перемирие, так как солдаты были не в силах противостоять сопернику.

Эффективные санитарные меры, изоляция больных и вымирание наиболее предрасположенных к испанке возрастных категорий населения привели к повсеместному затуханию эпидемии. Однако сразу же после возвращения солдат с передовой, некоторым странам пришлось очень непросто, ведь вместе с собой они забирали на родину и смертоносный грипп.

В конце этой статьи хотелось бы ответить на еще один волнующий читателя вопрос: «Почему тела больных испанкой приобретали синий цвет?». Чтобы выяснить это, стоит подробнее разобраться в принципе действия гриппа.

Патологоанатомы, проводившие вскрытия людей, больных испанским гриппом, сообщали, что видели внутри «нечто ужасное». Болезнь поражала почти все органы, которые воспалялись и прекращали работать. Самый сильный удар приходился на легкие.

Стало понятно, что синева появляется из-за кислородного голодания, так как разлагающиеся легкие человека не могли нормально функционировать и насыщать кровь необходимым количеством кислорода. Из-за этого лица жертв испанки часто напоминали лица повешенных.

В заключение хотим рассказать о нескольких знаменитых личностях, которым удалось пережить это жуткое заболевание.

Франц Кафка. История страдающего туберкулезом писателя только подтверждает версию о том, что испанка «оставляла в живых» людей со слабым иммунитетом. Кафка подхватил испанку в 1918 году, но вскоре пошел на поправку. Тем временем открывшийся годом ранее туберкулез сильно обострился и в конечном итоге стал причиной его смерти.

Эдвард Мунк. Автор знаменитой картины «Крик» переболел испанкой, когда ему было 55 лет. Опять же, норвежский художник был обладателем довольно хрупкого здоровья, но смог выздороветь и дожить до 80 лет.

Уолт Дисней. В свое время испанка, можно сказать, спасла жизнь известного мультипликатора. Когда мужчина подхватил инфекцию, он как раз готовился отправиться на фронт, но из-за резкого ухудшения состояния здоровья, оказался в госпитале. Окончательно вылечившись, Уолт Дисней обнаружил, что война уже закончилась.

Лиля Брик. Доподлинно неизвестно, болела девушка испанкой или это был обычный грипп. Однако существуют письма, которые наталкивают историков на эту мысль. В одном из таких Маяковский писал своей возлюбленной: «Лиска, Личика, Лучик, Лиленок Луночка, Ласочка, Лапочка Деточка, Солнышко, Кометочка, Звездочка, Деточка, Детик Любимая Кисанька Котенок! Целую тебя и твою испанку (вернее, испанца, потому что испанок я никак целовать не хочу). Посылаю тебе всякую мою ерунду. Улыбнись Котик».

Стройная история происхождения, развития и прекращения эпидемии инфлюэнцы 1918 года — это всего лишь самая популярная на сегодняшний день гипотеза.

Существуют ученые, которые, к примеру, считают, что грипп H1N1 к моменту появления в американском лагере Фанстон уже пару лет разгуливал по планете. Он зародился в отдаленной провинции Китая и был занесен в Европу китайскими наемниками, которые работали на строительстве французских военных укреплений.

А есть и такие специалисты, которые утверждают, что испанка отнюдь не закончилась зимой 1918 года. Была еще одна волна эпидемии весной 1919-го и отдельные вспышки в разных уголках Земли аж до 1921 года.

Наконец, некоторые историки вообще не признают существования смертоносного вируса гриппа в 1918 году. Они считают, что повышенная смертность молодых людей от простуды в конце Первой мировой была вызвана общим ослаблением организма солдат во время жизни в холодных окопах, голодом военного времени в тылу, повсеместной антисанитарией и широким распространением пневмонии. В общем-то этой версии придерживалось все человечество довольно долгое время: жертв испанки просто списывали на счет войны вплоть до конца XX века, когда за исследование «супергриппа» взялись ученые-вирусологи. Таким образом, эту пандемию можно назвать самой масштабной и самой не замеченной в истории человечества.

И в конце этой статьи осталось ответить на последний вопрос : почему жертвы вируса испанки приобретали радикальный синий цвет? Об этом медики догадались довольно давно, так как менее масштабное, но вполне явное посинение лица и конечностей присутствует у некоторых больных с сердечной недостаточностью. Этот синдром носит название цианоз, его причина заключается в кислородном голодании. В случае с испанкой стремительно разлагающиеся легкие, которые вирус атаковал в первую очередь, не могли насыщать кровь кислородом. По сути дела, у жертв эпидемии 1918 года, вероятно, были лица повешенных.

Пандемия «испанки». Три волны.


Удивительно, сколько раз я прочитал и услышал, что «короновирус со временем потеряет свою злобность и превратится в обычный насморк».
Ребятки.
Всё ровно наоборот.
Давным-давно известно (совсем классика-классика, со времён Пастера), что вирулентность* (то есть патогенность) вируса в неиммунной популяции не падает, а растёт.
Процесс этот называется «пассаж вируса».
=============
ПАССАЖ ВИРУСА, проведение микроба (resp. вируса) через организм восприимчивого животного с целью усиления вирулентности; метод впервые предложен Пастером. Животное заражается микробом; затем его убивают или оно гибнет, и из его органов выделяют чистую культуру, вновь заражая ею новое животное и повторяя эту процедуру любое число раз. Можно пассировать также органы, заражая животное культурой микроба и вводя новым животным эмульсию органов зараженного. Чистая культура выделяется только после известного числа П. Усиление вирулентности в результате П. получается по отношению к тому животному, через организм к-рого микроб проводится, но часто наблюдается также усиление вирулентности вообще. В сравнительно редких случаях П. производится не с целью усиления, но для ослабления вирулентности; в таких случаях микроб пассируется через организм, мало восприимчивый или даже иммунный к данному инфекционному заболеванию. Усиление вирулентности объясняется с точки зрения естественного подбора переживанием наиболее приспособленных особей.—П. микробов имеют место не только в искусственных, но и в естественных условиях, и в виду этого такое пассирование может приобрести эпидемиологическое значение. (Большая Медицинская Энциклопедия).
=============
А вот падать вирулентность начинает только тогда, когда популяция уже стала иммунной к данному патогену (или семейству его штаммов).
/К слову — любопытно сейчас читать, какой бред несли в марте некоторые российские профессора — идиот заканчивает своё выступление фразой: «только мне непонятно, почему в Италии такая летальность»./
А вот как этот эффект проявлялся при пандемии «испанки» 1918 — 1919 гг.
Дальше выборочная копипаста отсюда.
============
Пандемия гриппа 1918—1920-х гг. («испанка»)
После пандемии 1889—1892 гг. и, даже, во время Первой мировой войны, грипп появлялся сравнительно редко. Новая пандемия, названная «испанской болезнью», началась уже в конце войны — в 1918 г. Место появления ее точно установить пока невозможно, но, во всяком случае, не Испания была первичным эпидемическим очагом. Название «испанка» появилось случайно. Так как военная цензура обеих борющихся сторон не допускала сообщений о начавшейся в армии и среди населения эпидемии, то первые известия о ней появились в печати в мае—июне 1918 г. в нейтральной Испании.
Первая волна пандемии. По одной из версий, распространение вируса «испанки» началось из Форта Райли (США, Канзас), в январе—феврале 1918 г. Оттуда болезнь была занесена с американскими солдатами в Европу. В 1917 г. появилось много случаев гнойного бронхита среди английских солдат, сначала на Британских островах, потом во Франции. Первые случаи заболевания «испанкой» выявлены среди американских солдат в окрестностях Бреста и Бордо. Позже грипп начал появляться в английской армии, откуда с возвращающимися домой солдатами был перенесен в Англию.
Другие исследователи считали, что болезнь была завезена в Европу из Азии либо китайскими трудовыми батальонами, которые высадились на побережье Франции; либо вместе с русскими солдатами, прибывшими из Владивостока. Наконец существовала теория «самозарождения» «испанского» гриппа из бронхита, ранее отмеченного в Испании (Ли Д., 1997). По всей видимости, истинный источник эпидемии сегодня не известен.
Каковы бы не были причины появления «испанки», но эпидемический характер она сначала приобрела во Франции. По своей клинической картине болезнь в некоторых группах населения напоминала легочную чуму. Последнее обстоятельство в связи с легкостью заражения, быстрым и массовым распространением по Западной Европе, с одной стороны; внезапным началом и бурным течением с частыми летальными исходами, — с другой, обратило на себя общее внимание и создало у современников взгляд на эту болезнь, как на какое-то совершенно новое эпидемическое явление.
В конце апреля 1918 г. эпидемия гриппа охватила Париж. Одновременно она вспыхнула в Италии. В мае грипп распространился по Испании, Швейцарии, Португалии, Италии, Сербии, Греции. В июне — по Англии, Румынии, Швеции, Германии. В июле — по Дании, Голландии, Бельгии, Скандинавским странам и Польше.
Еще в мае «испанка» объявилась в Северной Африке, а в июне дала первые очаги в Индии (Бомбей, Калькутта, Мадрас). Этим и закончилось временно дальнейшее развитие эпидемии. Число случаев болезни, достигавшее довольно крупных цифр при очень малой смертности — стало убывать. В августе количество заболевших резко снизилось, что было принято за конец пандемии.
Вторая волна пандемии. После нескольких месяцев «затишья» накатилась вторая волна пандемии, во время которой заболеваемость была ниже, но смертность выше предыдущей — . Сначала она появилась на западном побережье Африки в Сьерра-Леоне в конце августа 1918 г., откуда болезнь распространилась на все западное побережье Африки.
В Северной Америке эпидемия этого типа возникла в октябре 1918 г. в Бостоне, куда, как тогда считали, ее занесли возвратившиеся из Европы солдаты.
Первые случаи гриппа второй волны в Польше появились середине сентября в Кракове, в октябре — в Варшаве и в Сосновце, затем в течение короткого времени эпидемия охватила всю Польшу. Еще более катастрофические размеры вторая волна пандемии «испанки» приняла в Индии, где число смертей ориентировочно оценивали в 5 млн. случаев. Наблюдались случаи поголовного вымирания ряда деревень; мертвых не было возможности хоронить, поля оставались неубранными.
К концу второй волны, из населенных мест остались пощаженными лишь Мадагаскар, Австралия и Новая Каледония, как тогда считали, благодаря рациональным и строго проводимым мерам профилактики Окончание второй волны относят на конец декабря 1918 г.
Третья волна пандемии. Началась в феврале — марте 1919 г. и вновь поразила обширные территории, захватив на этот раз и уцелевшие до сих пор островные колонии. Эта вспышка также отличалась высокой смертностью. Окончилась она в разных местностях не одновременно, растянувшись кое-где до июня и даже августа. Пандемия полностью прекратилась только в 1920 г. Невозможно было определить точное количество переболевших людей. По-видимому, болело не меньше 550 млн. человек, а погибло 20–25 млн. — более 1% всей численности населения планеты того времени, составлявшей 1850 млн. Количество умерших от «испанки» было выше количества погибших на всех фронтах первой мировой войны.

Великобритания. В особенно тяжелой форме пандемия дала о себе знать в Лондоне; начавшись в августе — , где она приняла характер повальных заболеваний среди рабочих и служащих в возрасте от 18 до 50 лет и сопровождалась их большой смертностью (рис. 1). Население и ряд местностей, ввиду огромной смертности от гриппа, было охвачено паникой. Из 78712 заболевших на британском флоте, погибло 2 822 человека (смертность до 3,5%) — .

Рис. 1. Три эпидемические волны во время пандемии «испанки» в 1918—1919 гг. в Соединенном Королевстве (число заболевших в тыс.) (Российский Д.М., 1942).
США. Вторая волна пандемии гриппа, начавшаяся 28 августа 1918 г. в Бостоне, была исключительной как по своему широкому размаху, так и по тяжести клинического течения.- Только в Массачусетсе «испанка» унесла за 4 месяца жизни 15 тыс. человек, плюс неизвестное количество умерших людей, смерть которых ошибочно приписывалась «пневмонии», «энцефалиту», «менингиту» и др. болезням. За несколько дней эпидемия распространилась на все восточное побережье США, но это было только начало разыгрывающейся трагедии.
На третью неделю октября пришелся пик заболеваний в крупнейших городах Америки. Особенно это касалось Нью-Йорка, Нового Орлеана, Сан-Франциско, где смертность составила 28% от общего количества людей, умерших от испанки в эту пандемию. Вспышки болезни захватили не только Северную Америку, но распространились до малолюдных местностей Аляски и наиболее отдаленных островов Тихого океана. Болезнь поразила огромное количество людей; согласно ретроспективной оценке, было инфицировано не менее 28% населения США (на 1900 г. составляло 72,2 млн. человек). Течение болезни было исключительно тяжелым — .
Установлено, что эпидемия «испанки» унесла жизни 675 тыс. американцев, что соответствует приблизительно 3,1% смертности от общего числа заболевших — . Но это только «средняя величина», в отдельных этнических и возрастных группах смертность была намного выше. Например, по данным Дж. Таубенбергера с соавт. (2006), смертность населения эскимосского поселения Бривиг-Миши достигла 85% — . Показатели смертности от гриппа и пневмонии среди 15–34-летних американцев в 1918 г. были более чем в 20 раз выше, чем в предыдущие годы (Lederberg J., 1997).
Австралия и Новая Зеландия. В Австралии для команд всех судов, на которых наблюдались случаи гриппа, был введен строгий карантин. Поэтому весь 1918 г. Австралия была свободна от эпидемии. В начале 1919 г. правила карантина были нарушены из-за большого количества возвращающихся с войны солдат, что вызвало уже в январе 1919 г. возникновение эпидемии — в Мельбурне, откуда она распространилась далее. Карантин на суше не смог задержать эпидемии, которая продолжалась до августа 1919 г. В Новой Зеландии испанка появилась в августе 1918 г., откуда перекинулась на острова Самоа. На двух западных островах этого архипелага умерло 25% населения. —
На восточных островах эпидемия не развилась из-за очень строгого карантина.

Рис. 2. Число смертельных случаев от гриппа в крупнейших городах мира на 1 000 человек населения во время трех волн пандемии гриппа в 1918—1919 гг. (Российский Д.М., 1942).
==============================
По гораздо больше деталей и подробностей.
Что бросается в глаза, так это нарастающая тяжесть течения и летальность от первой волны к третьей. От «числа случаев болезни, достигавшее довольно крупных цифр при очень малой смертности» в первой волне до «25% всего населения» в третьей. Не говорится, когда испанка пришла в удалённые поселения к эскимосам, но надо полагать, что тоже в третьей волне. И тогда рекорд — 85% умерших от всего населения. Впечатляет.
Классическое объяснение — мутации вируса (тот самый «пассаж в неиммунной популяции»), но предлагается в качестве дополнительного механизма роста тяжести и летальности увеличение инфицирующей дозы при росте числа носителей (влияние инфицирующей дозы на тяжесть течения давно известно).
============================
Википаста:
* Вируле́нтность (от лат. virulentus — «ядовитый») — степень способности данного инфекционного агента (штамма микроорганизма или вируса) вызывать заболевание или гибель организма. Вирулентность является мерой патогенности.
Показателями вирулентности являются условные величины — минимальная летальная, 50%-я летальная, 50%-я инфицирующая доза (50 % — вероятность соответствующего события в зависимости от величины дозы).
Вирулентность зависит от свойств самого инфекционного агента, а также от чувствительности (восприимчивости) организма-хозяина. Вирулентность измеряется в количестве единиц (клеток или вирусных частиц) инфекционного агента, необходимых для заражения организма. Вирулентность может значительно колебаться для представителей одного вида микроорганизма.

«Русских грипп не взял». Почему Россия устояла во время эпидемии «испанки»

В отличие от эпидемии чумы, начавшейся с передачи бацилл монголам от сурков, или САРС, распространённого летучими мышами, или птичьего гриппа, появившегося на свет благодаря курам, или свиной инфлюэнцы, вспыхнувшей среди фермеров, «испанка» возникла непонятно откуда. Точной версии до сих пор нет. Родиной опустошившего в 1918-1919 гг. планету гриппа назывались Франция, США и Китай.

Название «испанка» суровая инфекция получила по двум причинам: в Испании ей переболело 39 % населения, включая короля Альфонса XII, и испанские же власти первыми на планете официально объявили пандемию. Эта зараза считается самой смертельной за всю нашу историю — «испанкой» заболело 29,3 % всего человечества, а умерло от 17 до 50 миллионов (!) жителей Земли. Некоторые исследователи даже называют цифру в 100 миллионов жертв. Так или иначе, в любом случае «испанский грипп» потряс тогдашнее мироздание до оснований. Его главное отличие от эпидемии коронавируса COVID-19: «испанка» убивала в основном мужчин в возрасте от 20 до 40 лет с отличным здоровьем.

Инфекционные свиньи

Первые смерти от гриппа в конце 1917 года были зафиксированы среди британских солдат в огромном военном лагере (около 100 тысяч военнослужащих) близ города Этапль в северной Франции. Там работали крупнейшие госпитали, где лечили пулевые ранения и пострадавших в химических атаках: для их питания санитары массово разводили кур и свиней — возможно, от домашних животных с птицами вирус и передался человеку. Почти сразу же заболевание обнаружили в округе Хаскелл в американском штате Канзас.

Одновременно «испанка» разразилась в Китае (это уже по традиции), хотя китайский вариант заразы проходил относительно мягко, и число жертв было не таким гигантским — у китайцев неожиданно оказался сильный иммунитет. Правда, есть и такое мнение: первопроходцами вируса явились 96 000 рабочих из Поднебесной, нанятых для рытья траншей на франко-германском фронте. Высокая смертность от «испанки» объясняется проблемами Первой мировой войны — недоеданием, недосыпом, общим ослаблением иммунной системы, постоянными стрессами. Поэтому первыми жертвами стали именно солдаты воюющих держав. Ну и естественно, многое зависело от уровня медицины: в британской Индии, где докторов на душу «туземцев» практически не имелось, погибло 12 миллионов человек, на территории современного африканского государства Замбия и по островам архипелага Самоа скончалось 20 % (!) населения, а во французской колонии Таити лишь за один месяц (!) умерло 13% местных жителей.

Чеснок или просто везение?

Очень странно, но вирус не трогал свои обычные цели — чаще всего он поражал не детей и стариков, а молодых мужчин от 20 до 40 лет. Первая волна пандемии прошла весной, ослабев к лету. Только все успокоились, как ударила вторая — вирус мутировал, он стал ещё смертельней. Симптомы были одинаковые — кровавый кашель, высокая температура (39-40 градусов), лёгочное кровотечение и пневмония. Больной погибал за 3-4 дня, нередко от заражения до смерти пациента проходили 10 часов.

Заражались и умирали могильщики, в Испании трупы сгребали в ямы паровыми экскаваторами — даже за большие деньги было невозможно нанять специалистов для похорон. Самое страшное началось, когда в отдельных городах США и Испании полностью (!) вымерли врачи и некому стало лечить пациентов. Ко всеобщему изумлению, не очень сильно пострадала разрываемая гражданской войной и голодом Россия — там от гриппа умерло 0,3 % граждан (меньше всего в процентном отношении в Европе). У докторов целого мира до сих пор нет конкретных объяснений, почему свирепствующая на планете «испанка» именно в РСФСР превратилась в одну из самых слабых болезней, если сравнить с тем же тифом. Есть сомнения в цифрах — мол, данные неточны, но большинство исследователей сходятся в едином мнении: «русских грипп не взял». Одной из причин нашего везения называется привычка обитателей России… есть чеснок. Низкая смертность оказалась и в Японии — там, как говорят, помог строгий карантин: равно как и в Австралии. В то же время в США умерли 675 000 заболевших «испанкой», во Франции — 425 000, в Испании — 300 000.

Заговор зловещего аспирина

Меры предпринимались такие же, как и сейчас. В большинстве городов Северной Америки на целый год закрылись церкви, бары, рестораны и кинотеатры: магазины обслуживали клиентов вне здания, на свежем воздухе. Дети учились дома, суды отложили приговоры «до лучших времён». При входе в трамваи Нью-Йорка полицейские требовали от пассажиров наличия марлевой повязки на лице, в штате Аризона законодательно запретили рукопожатия и поцелуи. Плевок в оппонента при ссорах (даже между супругами) наказывался пятью годами тюрьмы.

Пронёсся слух, что следует селиться в морозных районах: там, дескать, вирус не действует, и квартиры на Аляске и в Исландии страшно подорожали. Ничего подобного… «Испанка» моментально выкашивала людей и посреди льдов: в деревне Бревиг-Мишн на Аляске из 80 жителей умерли 72 человека. Кстати, по прошествии 100 лет всё ещё неизвестно: какую роль в гибели людей сыграл аспирин? Фармацевтические компании заверяли, что сугубо аспирин лечит грипп, и множество пациентов умерли, приняв гигантские порции лекарства (прописывали 30 граммов, в то время как суточная норма составляет 4 грамма). А от него, как выяснилось, тоже бывает «передоз» с сильными кровотечениями. Зачастую спекулянты продавали просроченный аспирин. Посему отравления в Европе и США случались постоянно.

Раздача бесплатных лимонов

Пандемия слабо освещалась в мировой прессе: зараза получила название «испанки», поскольку нейтральная Испания официально признала наличие проблемы. Прочие же государства (как Антанта, так и Германия с Австро-Венгрией) опасались: идёт Первая мировая война, если враги узнают об опасной эпидемии и страданиях гражданского населения в тылу, то удвоят усилия на фронте. Исчез же грипп совершенно неожиданно: 16 октября 1918 года было объявлено, что за неделю в Филадельфии (США) от инфлюэнцы погибло 4 597 человек, а уже 11 ноября в городе не было зафиксировано НИ ОДНОГО (!) случая заражения. Смертельный вирус попросту испарился. Никакого научного объяснения этому не найдено — только что «испанка» безжалостно уничтожала человечество миллионами и вдруг в одночасье пропала, словно кто-то в высших сферах кнопку нажал. Предполагается лишь, что вирус заново резко мутировал, перестав быть смертельным, и превратился в обычное ОРВИ. Средняя смертность составила от 10 до 20 % заболевших — умирали в основном жители трущоб, бедных городских районов и колоний европейских держав в Африке и Азии, не имевших доступ к нормальному медицинскому уходу. В общем, хоть как-то сдержать эпидемию помогла мобилизация всех врачей, меры по карантину и реклама способов быстро поднять иммунитет — для этого бесплатно раздавали апельсины и лимоны. На удивление, это задержало болезнь.

Самый убийственный грипп. Как человечество пережило «испанку»

Всякий раз, когда СМИ сообщают о начале новой эпидемии гриппа, а эксперты предупреждают об опасности мутировавшего вируса, речь, так или иначе, заходит об «испанке».

«Испанка» (испанский грипп) считается самой массовой пандемией в истории человечества. За 18 месяцев эпидемии в 1918-1919 годах заражению подверглись более 550 миллионов человек, что составляло на тот момент без малого треть всего населения земного шара.

Точное число жертв «испанки» оспаривается по сей день. По самым скромным оценкам, испанский грипп унес около 40 миллионов человеческих жизней, однако многие специалисты увеличивают число жертв до 100 миллионов. Вне всякого сомнения, пандемия «испанки» стала одной из наиболее масштабных катастроф в истории человечества.

Тайны «инфлюэнцы»

Никто достоверно не знает, когда именно люди впервые столкнулись с такой болезнью, как грипп. Похожие описания заболеваний находят в работах древнегреческих авторов. Но если говорить объективно, то в литературе признаки болезни, которую можно со всей определенностью идентифицировать как грипп, появились в XVI веке.

А в XVIII веке за этой болезнью закрепляются два названия: привычное нам «грипп» и более распространенное на Западе «инфлюэнца». При этом знания о природе заболевания оставались весьма скудными вплоть до XX века. В 1901 году в Италии впервые удалось выделить вирус гриппа у кур, но он был идентифицирован как возбудитель «чумы птиц». То, что речь идет о гриппе, специалисты установили лишь через полвека.

Что касается вируса гриппа человека, то его первый штамм был выделен в Национальном Институте медицинских исследований в Великобритании вирусологами Уилсоном Смитом, Кристофером Эндрюсом и Патриком Лейдлоу в 1933 году. Это произошло через полтора десятилетия после пандемии «испанки».

Как «испанка» получила свое название

Отсутствие точных знаний о природе болезни стало одной из причин масштабности эпидемии и невероятного количества летальных исходов.

То, что «испанка» получила такое название, — дело случая. Действительно, в Испании эпидемия охватила 8 миллионов человек и затронула даже короля Альфонсо XIII. Пик заболеваемости в этой стране пришелся на май 1918 года, и об испанском гриппе много писали газеты.

Однако в то же самое время болезнь поразила и другие страны Европы, где журналисты хранили молчание о происходящем. Объяснялось это просто: Испания не участвовала в Первой мировой войне, и там, в отличие от Франции, Германии, Англии и других стран, не действовала военная цензура. А в державах, участвующих в конфликте, публикации о болезни пресекали, опасаясь распространения не только вируса, но и паники.

Однажды в Канзасе

11 марта 1918 года на американской военной базе в Форт-Райли (Канзас) рядовой кавалерии Альберт Гитчелл пожаловался медикам на сильный кашель и озноб. Поначалу врачи посчитали, что бойца, что называется, «продуло», но уже буквально через пару часов лазарет был переполнен солдатами с похожими симптомами. Вскоре на базе практически не осталось здоровых. В течение недели количество смертельных случаев достигло 500.

Эпидемия в Канзасе — это первый зафиксированный случай «испанки», но, скорее всего, болезнь в Соединенные Штаты была занесена совсем из другого региона.

С конца XIX века в Соединенные Штаты в массовом порядке начинают приезжать рабочие из бедных стран Азии, в первую очередь Китая. Есть версия, что там эпидемия бушевала за несколько лет до вспышки в США и Европе, однако в силу низкого уровня медицины на ситуацию просто вовремя не обратили внимания. Возможно, в очередной партии рабочих, приехавших в США, оказался носитель (или даже сразу несколько) испанского гриппа.

К концу второго десятилетия XX века развитие транспорта серьезно облегчило перемещение людей на большие расстояния. Такая миграция позволяла решать проблему рабочих рук, но и одновременно создала условия для «путешествий» болезней. Еще одним важнейшим фактором распространения испанского гриппа была Первая мировая война. Антисанитария, недостаток лекарств и продовольствия, а также другие связанные с боевыми действиями лишения создавали отличные условия для эпидемии, а также до крайности осложняли борьбу с ней.

Из воспоминаний американской медсестры Джози Браун: «Морги были упакованы до потолка штабелями трупов. Не было времени лечить больных, мерять температуру, давление. У людей были такие носовые кровотечения, что кровь стреляла по комнате».

Происки вражеских агентов

Медики были поражены: известный к тому времени грипп обычно представлял опасность для людей с хроническими заболеваниями, а также для маленьких детей и стариков.

«Испанка» же била по людям в расцвете сил, в наибольшей степени затрагивая возрастную категорию от 20 до 40 лет. Причем как била: всего за несколько часов озноб превращался в пневмонию и кровавый кашель. А иногда больные умирали буквально на следующий день без каких-либо ярко выраженных симптомов.

Одних это повергало в суеверный страх, другие на фоне войны подозревали противника. Ходили слухи о применении Германией бактериологического оружия. Даже в официальных отчетах военных медиков Антанты можно было найти такие заключения: «Инфекция могла быть распространена немецкими агентами через отравленные консервы или с ядовитыми газами, выпущенными на театре военных действий».

Но немцам было не до того. «Испанка» косила жителей Германской империи с той же безжалостностью, что и их оппонентов. Генерал Людендорф и вовсе потом напишет, что победить в войне немцам помешал испанский грипп.

Ответы на Аляске

В 1919 году «испанка», собрав свою смертельную жатву, ушла, а ученые десятилетиями бились над вопросом о ее природе. Возможность повторения подобного бедствия вселяла ужас.

В 1997 году специалистам удалось получить штамм «испанки» из тканей женщины, умершей в 1918 году на Аляске и похороненной в вечной мерзлоте.

В 2008 году учёные из Массачусетского технологического института под руководством Рама Сасисехарана заявили, что разобрались в особенностях испанского гриппа.

Любой вирус гриппа для проникновения внутрь клетки должен связаться с гликанами (сахарами) клеточной мембраны, отвечающими обычно за восприятие сигналов от других клеток. За это связывание у вируса и отвечают молекулы гемагглютинина. Вирус «испанки» обладал высоким сродством к эпителию легких. Клетки эпителия легких разрушались гораздо быстрее, чем при инфицировании любым из последующих штаммов гриппа. Этим объяснялись тяжелые легочные симптомы у заболевших. Парадокс в том, что люди с сильным иммунитетом, находящиеся в расцвете сил, страдали сильнее всего: иммунная система давала мощную реакцию на атаку вируса, и это запускало гиперцитокинемию, или «цитокиновый шторм». Говоря простым языком, иммунные клетки начинали разрушать не только вирус, но и ткани организма в очаге поражения, это вызывало новый всплеск активации иммунных клеток, процесс разрушения тканей усиливался и в итоге охватывал весь организм.

Противоэпидемические меры начала XX века были не самыми совершенными, да и малоэффективными в условиях военного конфликта. Правда, в абсолютных цифрах наибольшие потери понесли страны, далекие от европейского театра военных действий. Из 37 тысяч жителей Самоа умерло более 8500, то есть почти четверть всего населения. В Замбии из 1 412 000 жителей умерло более 300 000 — каждый пятый. Мода на грипп. Почему этот недуг путали с простудой? Подробнее

Пандемии были, есть и, наверное, будут. Но паниковать не стоит

Так может ли случиться повторение пандемии гриппа, сравнимого с «испанкой»? Конечно, хочется услышать твердое «нет», но специалисты-эпидемиологи предпочитают словами не бросаться. Грипп — враг коварный, постоянно мутирующий и преподносящий неприятные сюрпризы. Но и медицинские знания и возможности человечества за прошедший век вышли на новый уровень.

Во второй половине XX и начале XXI века происходили пандемии «азиатского гриппа», «гонконгского гриппа», «русского гриппа», «птичьего гриппа», «свиного гриппа». Ни в одном из этих случаев ситуация и близко не подходила к размаху и смертоносности «испанки». В большинстве случаев процент смертности при гриппах «с названием» не отличается от показателей обычного сезонного гриппа.

Так что не все так страшно. Кстати, кавалерист Альберт Гитчелл, в 1918 году ставший первым зарегистрированным человеком с диагнозом «испанка», выздоровел и прожил долгую жизнь.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *