Духовное сердце

Изъяснение псалма 13-го.

«В конец, псалом Давиду». И сей псалом отсылает нас к концу, потому что предвозвещает будущее. Содержание же его таково: царь ассирийский Сеннахирим наступил некогда с воинством на Иудею и овладел многими городами, из которых иные сдались добровольно, а другие взяты силою. В надежде же овладеть и Иерусалимом к владычествовавшему тогда над Иудеями Езекии послал он Рапсака с богохульными и злочестивыми словами. Ибо говорит он: скажите Езекии, да не обольщает тебя Бог твой, на Котораго ты уповаешь, что избавит Иерусалим от руки моей. «Где есть Бог Емафа и Арфада? где есть Бог града Сепфаруима?» Не могли они избавить от руки моей, и «измет ли Господь Иерусалима из руки моей» (4Цар. 18, 34–35)? Но так говорил Рапсак, а Езекия, пренебрегши и великое воинство, и безумие речей, водясь же собственным своим благочестием, призвал в помощь Божественное споборничество, и вскоре воспользовался оным. Ибо праведный Судия, возгнушавшись нечестием одного, и прияв благочестие другаго, чрез единаго Ангела умертвил сто восемьдесят пять тысяч Ассириян, а прочих обратил в бегство, и осажденным даровал чудное спасение.

Пс.13:1. Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога». Они развратились, совершили гнусные дела; нет делающего добро.

«Рече безумен в сердце своем: несть Бог». Начало псалма соответствует словам Сеннахирима и Рапсака.

«Растлеша и омерзишася в начинаниих: несть творяй благостыню». Основание и корень нечестия, говорит Пророк, есть растление жизни, потому что, предав себя самих невоздержанию и зверской жизни, изринули вы из разума памятование о Боге, а безумию вождя последовали и подданные.

Пс.13:2. Господь с небес призрел на сынов человеческих, чтобы видеть, есть ли разумеющий, ищущий Бога.

Пс.13:3. Все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни одного.

«Господь с небесе приниче на сыны человеческия, видети, аще есть разумеваяй, или взыскаяй Бога».

«Вси уклонишася, вкупе неключими Быша: несть творяй благостыню, несть до единаго». Тех, которые так делали и говорили, не оставил без внимания «на высоких живый и на смиренныя призираяй» (Пс.112:5–6); но подвергнув точному изследованию помыслы их, усмотрел, что все одержимы злочестием и вместе беззаконием жизни. Сие подобно тому, что сказано Аврааму: «вопль Содомский и Гоморрский умножися ко Мне, и греси их велицы зело. Сошед убо узрю, аще по воплю их грядущему ко Мне совершаются» (Быт.18:20–21).

Пс.13:4. Неужели не вразумятся все, делающие беззаконие, съедающие народ мой, как едят хлеб, и не призывающие Господа?

Пс.13:5. Там убоятся они страха, ибо Бог в роде праведных.

Пс.13:6. Вы посмеялись над мыслью нищего, что Господь упование его.

«Ни ли уразумеют вси делающии беззаконие, снедающии люди Моя в снедь хлеба? Господа не призваша».

«Тамо убояшася страха, идеже не бе страх». Вы, снедаюшие народ Мой, не хотели уразуметь сего; поэтому из самаго опыта дознаете, что этот народ неудобоуловим, и что вы не можете, подобно какому-то снедаемому хлебу, расточать его, пренебрегая Мое промышление. Ибо сие выражает Пророк словами: «Господа не призваша». Посему вы, небоязненно разглагольствующие и никого не страшащиеся, впадете в страх и боязнь, и предадитесь бегству, когда ни один человек не будет устрашать и преследовать. Ибо сие означают слова: «тамо убояшася страха, идеже не бе страх». А слова: «ни ли уразумеют вси делающии беззаконие» должно читать с особенною выразительностию. Сие же: «Господь с небесе приниче на сыны человеческия, видети, аще есть разумеваяй, или взыскаяй Бога», сказал Пророк человекообразно, показывая, что с небеси наслал Бог наказание на Ассириян. Ибо явно, что Бог всяческих повсюду пребывает, и, по пророческому слову, «содержит круг земли, и живущия на ней аки прузи» (Ис.40:22).

«Яко Бог в роде праведных».

«Совет нищаго посрамисте: Господь же упование его есть». Творит же сие Господь всяческих ради добродетели царя Езекии и благочестно им пасомого рода, который вы, злочестивые, пренебрегли, как ничего не стоющий, и посмеялись его твердому на Меня упованию. Ибо сие упование Пророк назвал советом, а не целию. Надежда на Меня как бы священным якорем служила роду сему, и он улучил спасение, как надеялся. Ибо сие присовокупил Пророк:

Пс.13:7. «Кто даст с Сиона спасение Израилю!» Когда Господь возвратит пленение народа Своего, тогда возрадуется Иаков и возвеселится Израиль.

«Кто даст спасение Израилево?» В сем заключается сугубое пророчество. Ибо предвозвещается не только тогда бывшее спасение осажденным, но и по истечении многих времен там же бывшее спасительное явление нашего Спасителя.

«Внегда возвратит Господь пленение людей своих, возрадуется Иаков, и возвеселится Израиль». поелику десять колен и жители многих городов иудейских были уже отведены в плен, то Пророк молится, чтобы они улучили то же спасение и возвратили себе свободу, и говорит, что тогда будет вящшее веселие у народа, имеющаго сугубое именование, потому что наименован не Иаковом только, но и Израилем, наследовав и сие имя, данное Богом праотцу.

Сердце — один из самых романтичных и чувственных органов человеческого организма. Во многих культурах его считают вместилищем души, местом, где зарождаются привязанность и любовь. Тем не менее, с точки зрения анатомии картина выглядит более прозаично. Здоровое сердце представляет собой сильный мышечный орган размером примерно с кулак его обладателя. Работа сердечной мышцы ни на секунду не прекращается с момента появления человека на свет и вплоть до самой смерти. Перекачивая кровь, сердце снабжает кислородом все органы и ткани, способствует удалению продуктов распада и выполняет часть очистительных функций организма. Поговорим об особенностях анатомического строения этого удивительного органа.

Анатомия сердца человека: историко-медицинский экскурс

Кардиологию — науку, изучающую строение сердца и сосудов, — выделили как отдельную отрасль анатомии ещё в 1628 году, когда Гарвей выявил и представил медицинскому сообществу законы кровообращения человека. Он продемонстрировал, как сердце, словно насос, проталкивает кровь по сосудистому руслу в строго определённом направлении, снабжая органы питательными веществами и кислородом.

Сердце располагается в грудном отделе человека, немного левее центральной оси. Форма органа может варьироваться в зависимости от индивидуальных особенностей строения организма, возраста, конституции, пола и других факторов. Так, у плотных низкорослых людей сердце более округлое, чем у худых и высоких. Считается, что его форма примерно совпадает с окружностью плотно сжатого кулака, а вес колеблется в диапазоне от 210 граммов у женщин до 380 граммов у мужчин.

Объём крови, перекачанной сердечной мышцей за сутки, составляет примерно 7–10 тысяч литров, причём эта работа ведётся непрерывно! Количество крови может изменяться из-за физического и психологического состояния. При стрессе, когда организм нуждается в кислороде, нагрузка на сердце возрастает в разы: в такие моменты оно способно передвигать кровь со скоростью до 30 литров в минуту, восстанавливая резервы организма. Тем не менее, постоянно работать на износ орган не в состоянии: в моменты покоя ток крови замедляется до 5 литров в минуту, а мышечные клетки, образующие сердце, отдыхают и восстанавливаются.

Строение сердца: анатомия тканей и клеток

Сердце относят к мышечным органам, однако, ошибочно считать, что оно состоит из одних лишь мышечных волокон. Стенка сердца включает три слоя, каждый из которых имеет свои особенности:

1. Эндокард — это внутренняя оболочка, выстилающая поверхность камер. Она представлена сбалансированным симбиозом эластичных соединительных и гладкомышечных клеток. Очертить чёткие границы эндокарда практически нереально: истончаясь, он плавно переходит в прилегающие кровеносные сосуды, а в особо тонких местах предсердий срастается прямо с эпикардом, минуя средний, самый обширный слой – миокард.

2. Миокард — это мышечный каркас сердца. Несколько слоёв поперечнополосатой мышечной ткани соединяются таким образом, чтобы быстро и целенаправленно реагировать на возбуждение, возникшее в одной области и проходящее всему органу, выталкивая кровь в сосудистое русло. Помимо мышечных клеток, в миокард входят P-клетки, способные передавать нервный импульс. Степень развития миокарда в отдельных областях зависит от объёма возложенных на него функций. К примеру, миокард в области предсердий куда тоньше желудочкового.

В этом же слое находится фиброзное кольцо, анатомически разделяющее предсердия и желудочки. Такая особенность позволяет камерам сокращаться поочерёдно, выталкивая кровь в строго определённом направлении.

3. Эпикард — поверхностный слой сердечной стенки. Серозная оболочка, образованная эпителиальной и соединительной тканью, является промежуточным звеном между органом и сердечной сумкой — перикардом. Тонкая прозрачная структура защищает сердце от повышенного трения и способствует взаимодействию мышечного слоя с прилегающими тканями.

Снаружи сердце окружено перикардом — слизистой оболочкой, которую иначе называют сердечной сумкой. Она состоит из двух листков — наружного, обращённого к диафрагме, и внутреннего, плотно прилегающего к сердцу. Между ними находится заполненная жидкостью полость, благодаря которой снижается трение во время сердечных сокращений.

Камеры и клапаны

Полость сердца разделена на 4 отдела:

  • правое предсердие и желудочек, заполненные венозной кровью;
  • левое предсердие и желудочек с артериальной кровью.

Правая и левая половины разделены плотной перегородкой, которая препятствует смешиванию двух видов крови и поддерживает односторонний кровоток. Правда, эта особенность имеет одно небольшое исключение: у детей, находящихся в утробе, в перегородке присутствует овальное окно, через которое кровь смешивается в полости сердца. В норме к рождению это отверстие зарастает и сердечно-сосудистая система функционирует, как и у взрослого. Неполное закрытие овального окна считается серьёзной патологией и требует оперативного вмешательства.

Между предсердиями и желудочками попарно расположены митральный и трёхстворчатый клапаны, которые удерживаются благодаря сухожильным нитям. Синхронное сокращение клапанов обеспечивает односторонний ток крови, препятствуя смешиванию артериального и венозного потока.

От левого желудочка отходит самая большая артерия кровеносного русла — аорта, а в правом желудочке берёт своё начало лёгочный ствол. Чтобы кровь передвигалась исключительно в одном направлении, между камерами сердца и артериями находятся полулунные клапаны.

Приток крови обеспечивается благодаря венозной сети. Нижние полые вены и одна верхняя полая вена впадают в правое предсердие, а лёгочные, соответственно, в левое.

Анатомические особенности сердца человека

Поскольку от нормальной работы сердца напрямую зависит обеспечение остальных органов кислородом и питательными веществами, оно должно идеально подстраиваться под изменчивые условия окружающей среды, работая в различном диапазоне частот. Такая изменчивость возможна благодаря анатомическим и физиологическим особенностям сердечной мышцы:

  1. Автономия подразумевает полную независимость от центральной нервной системы. Сердце сокращается от импульсов, продуцированных им самим, поэтому работа ЦНС никак не влияет на частоту сердечных сокращений.
  2. Проводимость заключается в передаче образованного импульса по цепочке другим отделам и клеткам сердца.
  3. Возбудимость подразумевает мгновенную реакцию на изменения, протекающие в организме и вне его.
  4. Сократимость, то есть сила сокращения волокон, прямо пропорциональная их длине.
  5. Рефрактерность — период, во время которого ткани миокарда невозбудимы.

Любой сбой в этой системе может привести к резкому и неконтролируемому изменению ЧСС, асинхронности сердечных сокращений вплоть до фибрилляции и летального исхода.

Фазы работы сердца

Чтобы непрерывно продвигать кровь по сосудам, сердце должно сокращаться. Исходя из стадии сокращения, выделяют 3 фазы сердечного цикла:

  • Систола предсердий, во время которой кровь поступает из предсердий в желудочки. Чтобы не препятствовать току, митральный и трёхстворчатый клапан в этот момент раскрываются, а полулунные, наоборот, закрываются.
  • Систола желудочков подразумевает продвижение крови дальше к артериям через открытые полулунные клапаны. При этом створчатые клапаны закрываются.
  • Диастола включает наполнение предсердий венозной кровью через открытые створчатые клапаны.

Каждое сердечное сокращение длится примерно одну секунду, но при активной физической работе или во время стресса скорость импульсов увеличивается за счёт сокращения длительности диастолы. Во время полноценного отдыха, сна или медитации сердечные сокращения, наоборот, замедляются, диастола становится длиннее, поэтому организм активнее очищается от метаболитов.

Анатомия коронарной системы

Чтобы полноценно выполнять возложенные функции, сердце должно не только перекачивать кровь по всему организму, но и само получать питательные вещества из кровеносного русла. Аортальная система, несущая кровь к мышечным волокнам сердца, называется коронарной и включает две артерии — левую и правую. Обе они отходят от аорты и, продвигаясь в противоположном направлении, насыщают клетки сердца полезными веществами и кислородом, содержащимся в крови.

Проводящая система сердечной мышцы

Непрерывное сокращение сердца достигается за счёт его автономной работы. Электрический импульс, запускающий процесс сокращения мышечных волокон, генерируется в синусовом узле правого предсердия с периодичностью 50–80 толчков в минуту. По нервным волокнам атрио-вентрикулярного узла он передаётся к межжелудочковой перегородке, далее — по крупным пучкам (ножкам Гиса) к стенкам желудочков, а затем переходит на более мелкие нервные волокна Пуркинье. Благодаря этому сердечная мышца может поступательно сокращаться, выталкивая кровь из внутренней полости в сосудистое русло.

Образ жизни и здоровье сердца

От полноценной работы сердца напрямую зависит состояние всего организма, поэтому целью любого здравомыслящего человека является поддержание здоровья сердечно-сосудистой системы. Чтобы не столкнуться с сердечными патологиями, следует постараться исключить или хотя бы свести к минимуму провоцирующие факторы:

  • наличие лишнего веса;
  • курение, употребление алкогольных и наркотических веществ;
  • нерациональную диету, злоупотребление жирной, жареной, солёной пищей;
  • повышенный уровень холестерина;
  • малоактивный образ жизни;
  • сверхинтенсивные физические нагрузки;
  • состояние непреходящего стресса, нервное истощение и переутомление.

Зная чуть больше об анатомии сердца человека, постарайтесь сделать над собой усилие, отказавшись от разрушительных привычек. Измените свою жизнь к лучшему, и тогда ваше сердце будет работать, как часы.

Утраченное знание о духовном сердце (точке сборки)

Как уже было отмечено ранее в предыдущих темах, понятие о «духовном сердце» (точке сборки) является по существу ключевым понятием всей святоотеческой православной психологии, поскольку именно в «духовном сердце», в котором соединяются воедино все энергии и силы «кокона» души (ум, чувство, воля), собирается вся картина воспринимаемого мира.

«Они (силы души – ум, чувство, воля) отражаются своею деятельностию в сердце, и, обратно, сердце отражает себя в них. Посему оно (сердце) справедливо почитается корнем существа человеческого, фокусом всех его сил духовных, душевных и животно-телесных. Имея такое значение в человеке, оно исключительное значение должно иметь и в отношении ко всему, что вне его, ибо человек состоит в связи со всем сущим.» (Св. Феофан Затворник, Воплощённое домостроительство, опыт христианской психологии, О силах чувствующих или о сердце, с. 425)

Понятие «духовного сердца» (точки сборки) важно именно потому, что целью православного подвижничества с точки зрения святоотеческой православной психологии является соединение «ума» и «сердца» или совмещение центра головного мозга и рассудочности и центром интуиции, совести и прямого знания.

Иными словами, соединение или вхождение «ума» в «сердца» — это практический способ изменения мышления и расширения осознания человека за счёт соединения в одно знаний о мире материальном (вещественном) и мире духовном (энергийном). А поскольку через «духовное сердце» с человеком говорит сам Дух (Бог), то соединение «ума и сердца» — это фактически соединение ума человека с Духом и открытие умом Вселенной Духа или «клети небесной».

«Потщись войти (умом) во внутреннюю свою клеть (сердце) и узришь клеть небесную; потому что та и другая — одно и то же, и, входя в одну, видишь обе. Лествица оного царствия внутри тебя, сокровенна в душе твоей.» (Преп. Исаак Сирин, Слова подвижнические, Слово 2)

Таким образом, высшей целью обожения в христианстве и православии с психологической точки зрения является обращение ума к сердцу, очищение от страстей ума и сердца и соединение ума и сердца в пространстве духовного сердца из которого открывается «видение» зрением души Духа (Бога) и Вселенной Духа.

Как учат святые отцы, между движением ума к сердцу (сочувствием ума сердцу) и вхождением ума в сердце имеется величайшая разница, связанная с тем, что если при вхождении ума в сердце вся душа устремляется в духовное пространство, устремляя за собой и тело физическое.

«Между сочувствием сердца уму и соединением ума с сердцем или схождением ума в сердце — величайшее различие. Святой Иоанн Лествичник признает значительным преуспеянием в молитве то, когда ум будет пребывать в словах ее (Лествица, Слово 28, гл. 19). Этот великий наставник иноков утверждает, что молитва молящегося постоянно и усердно, при заключении ума в слова молитвы, из чувства покаяния и плача, непременно осенится Божественной благодатью (Лествица, Слово 28, гл. 17,21,27,28). Когда молитва осенится Божественной благодатью, тогда не только откроется сердечное место, но и вся душа повлечется к Богу непостижимою духовною силою, увлекая с собою и тело. Молитва преуспевших в ней произносится из всего существа.» (Свят. Игнатий Брянчанинов, Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Том 1, О упражнении молитвою Иисусовою)

Данный эффект устремления за душой и тела при вхождении ума в пространство духовного сердца и лежит в основе разграничения уровня религии и магии (волхвизма).

Иными словами, если религиозное знание простирается только до уровня вхождения ума в пространство «духовного сердца» для созерцания Вселенной Духа («клети небесной»), то магическое знание идёт ещё дальше в направлении осознанного управления «духовным сердцем» и обучением души свободному перемещению по Вселенной Духа.

К большому сожалению сакральное знание о вхождении ума через «духовное сердце» во Вселенную Духа и возможности перемещения по этой Вселенной с посещением разных миров, как «сетевых кластеров бытийности» и их обитателей, в современном схоластическом христианстве и православии полностью утрачено, хотя у святых отцов первых веков христианства это сакральное знание ещё было. Утрачено оно было по мере формирования концепции официальной (государственной) церкви и массовой религиозности.

Отдельные островки данного сакрального знания о высших видах молитвы «зрительной» (созерцательной) и «восхищенной» (трансцендентной), связанной с перемещением души (духовного тела) и даже тела физического, сохранялись в отдельных обителях и монастырях вплоть до начала 19-го века и отдельные святые достигали состояния «духовного двойника» и возможности «раздвоения», которое сравнимо с состоянием Христа после Воскресения.

Из наиболее известных случаев и артефактов в православии это относится к монаху Василиску, старцу Амвросию Оптинскому, матушке Сепфоре и другим.

«…истинность и непрелестность делания монаха Василиска засвидетельствовал великий аскетический писатель нашего времени святитель Игнатий Брянчанинов. В своем труде «Слово о смерти» он пишет, что, насколько ему известно, только два инока в его столетие сподобились зреть свою душу исшедшею из тела во время молитвы. Одним из них и был пустынник Василиск, с ближайшими учениками которого «составитель Слова удостоился сожительства и о Господе дружбы» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово о смерти. М.,1991. С. 75).» (Повествовании ученика Зосимы о старце Василиске, то есть о духовном его наставнике)

В некоторых аскетических трудах есть отдельные упоминания о присутствии на первых Вселенских Соборах отдельных епископов не в физических, а в тонких духовных телах (телах сновидения), неотличимых от тел физических.

В наше время самым ярким примером такой духовной «трансцендентности» и возможности перемещения сознания (тела души) по кластерам Вселенной может служить идея фильма «Аватар», ставшего культовым именно из-за данной трансцендентной идеи, соответствующей утраченному духовному знанию, которое изначально было именно магическим знанием, которым не владело массовое христианство.

В соответствии с данным духовным знанием, после вхождения и соединения «ума» с «сердцем», ум достигает такой духовной свободы, что вслед за созерцанием Вселенной Духа («клети небесной»), начинает практическое познание и освоение Вселенной Духа (Бога).

Любопытно то, что инструментом для вхождения ума посредством тонкого духовного тела «кокона» души во Вселенную Духа служит «канал сновидения» или сон, как и в фильме «Аватар».

Данное обстоятельство, о котором говорят и святые отцы Восточной Церкви, наводит на мысль о том, что знание об использовании «канала сна» для связи с духовным миром, является универсальным и всеобщим знанием принадлежащим всему человечеству, а не только знанием православным и святоотеческим.

О роли сна, как подобия загробной (бестелесной) жизни говорили многие святые.

«Наипаче должно соблюдать себя во время сна, благоговейно, с помышлениями, внутрь себя собранными, и с благочинием в самом положении наших членов; ибо сон сей маловременный есть образ вечного сна, т.е. смерти, и возлежание наше на одре должно напоминать нам положение наше во гроб. И при всем этом всегда должно иметь пред очами своими Бога… Поступающий так всегда в молитве пребывает» (Преп. Нил Сорский, О спасении души.)

После утраты всей целостной методологии умного делания, исихии и института старчества, «канал сновидения» был целенаправленно закрыт в христианстве и православии, как самый искусительный для души путь в духовный мир, изобилующий духовными сущностями и духами (бесами). Именно поэтому уже со второго тысячелетия христианства большинство отцов не одобряло целенаправленного использования «канала сновидения» для посещения душой духовного мира.

«Бесы многократно преобразуются в ангелов света и в образ мучеников и представляют нам в сновидении, будто мы к ним приходим; а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостию и возношением… Кто верит снам, тот вовсе не искусен; а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр» (Преп. Иоанн Лествичник, Лествица, Слово 3. О сновидениях, бывающих новоначальным. 28)

«Снам своим отнюдь не верьте; враг будет ими возмущать вас, когда станете верить; весьма назидательно у Святогорца; прочтите, сколь хитры козни вражий, что даже, попущением Божиим, в мечтах и крест может явиться, но да сохранит вас Господь от всех сетей его, десных и шуиих» (Преп. Макарий Оптинский, 24, т. 4, с. 74).

Вместе с тем, ряд отцов, включая и святителя Феофана Затворника — основателя христианской психологии, напрямую связывали использование канала сна с состоянием духовного сердца.

«Сновидения бывают таковы, каково сердце. Их можно большею частию считать свидетелями о нравственном нашем состоянии, которое в бодрственном состоянии не всегда видится. У человека беспечного, преданного страстям, они всегда нечисты, страстны: душа там бывает игралищем греха.

У человека, обратившегося и ревнующего об очищении сердца, они бывают то хороши, то худы, смотря по тому, что возьмет перевес, а иногда,— каким заснет. Он же подвергается здесь частым нападениям бесов, которые иногда сильно соблазняют малоопытных, как замечает святой Лествичник.» (Св. Феофан Затворник, Воплощённое домостроительство, опыт христианской психологии О сне, с. 364)

«Тщательный может и по сновидениям угадывать движения и расположения души, и соответственно тому направлять попечение об устроении своего духовного состояния» (Преп. Никита Стифат, Добротолюбие, Т. 5. Вторая сотница естественных психологических глав об очищении ума, 54)

В своих рассуждениях о сне святитель Феофан прямым текстом говорит о возможности очищения сновидений по мере очищения «духовного сердца» вплоть до полного самоуправления душой во сне.

«Заботливого человека это и заставляет, отходя ко сну, по наставлению Церкви, вопиять к Богу и Ангелу Хранителю, чтоб сон его сохранен был свободным от всякого диаволя мечтания и — ему самому чрез сон еще более укрепиться в добре. По мере очищения сердца очищаются и сновидения, так что у святых и совершенных они бывают как бы продолжением их бодрственной деятельности. Не простирается ли она даже до сохранения самодеятельности и самоуправления?» (Св. Феофан Затворник, Воплощённое домостроительство, О сне, с. 364)

Словами «Не простирается ли она даже до сохранения самодеятельности и самоуправления?» святитель Феофан очень осторожно, дабы его не уличили в ереси, обозначает полную автономию души, которая может достигать в сновидении всей полноты восприятия в состоянии второго внимания.

Понятия «самодеятельность и самоуправление» во сне обозначают не что иное, как «осознанные и управляемые сновидения». Таким образом, тема осознанных сновидений не была чужда христианской психологии, хотя и была намеренно табуирована во избежание рисков самочинного использования «канала сновидения» во вред душе.

В то же время, в исихазме и особенно магической культуре и традиции, которая сохранила основы сакрального знания о «духовном сердце» (точке сборки) в силу избежания схоластики и морализации, сохранилось уникальное знание о целенаправленном использовании «духовного сердца» и «канала сна» для путешествий по Вселенной Духа и для создания «двойника».

«Сновидение раскрывает перед нами возможность восприятия других миров. Мы можем описывать эти миры, но не способны описать то, что позволяет нам их воспринимать. И в то же время нам дано ощутить, каким образом сновидение открывает перед нами вход в иные сферы бытия. Я бы сказал, что сновидение — это ощущение, процесс, протекающий в теле, и осознание, возникающее в уме.» (Карлос Кастанеда, Искусство сновидения)

Несмотря на то, что большинству простых верующих об этом знать не нужно по причине трудности достижения «духовного сердца», не говоря о вхождении в него и последующих манипуляций с ним, тем не менее, в настоящее время активно развивается направление осознанных сновидений и для практикующих и увлекающихся трансперсональной психологией полезно знать некоторые ключевые моменты духовного знания, связанного с практикой астральных выходов и осознанного сновидения.

Данное знание во всей целостности и полноте традиции содержится в 9-й книге «Искусство сновидения» Карлоса Кастанеды, которая выступает ключом ко всем предыдущим книгам, раскрывающим глубину тольтекской духовной культуры и традиции, как разновидности магии на аскетической основе.

Что же такое «точка сборки» или духовное сердце с магической точки зрения ?

«В ходе изложения своего учения дон Хуан неоднократно повторял и разъяснял то, что он считал решающей находкой, сделанной магами древности. Он называл это критической характеристикой человеческого существа как светящегося шара, и описывал в виде круглого пятна особо интенсивной светимости размером с теннисный мячик, постоянн располагающегося внутри светящегося шара вровень с его поверхностью на расстоянии двух футов позади правой лопаточной кости тела человека.

Поскольку поначалу у меня были проблемы с визуализацией всего этого, дон Хуан объяснил, что светящийся кокон гораздо больше человеческого тела, и что пятно интенсивной светимости является частью этого энергетического кокона. Располагается это пятно на уровне лопаток на расстоянии вытянутой руки от спины человека. Дон Хуан сообщил мне, что, увидев, как работает это пятно, древние маги назвали его «точкой сборки».

— И как же работает «точка сборки» ? — поинтересовался я

— Она обусловливает наше восприятие, — ответил дон Хуан. — Древние маги видели, что именно там, в этой точке собирается восприятие человеческих существ. Увидев, что подобным пятном светимости повышенной интенсивности обладает любое живое существо, древние маги пришли к заключению, что вообще любое восприятие, каким бы оно ни было, формируется как раз в этом месте.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Какие выводы вытекают из знания факта «духовного сердца» (точки сборки) ?

«Он ответил, что, во-первых, они увидели, что непосредственно через «точку сборки» проходят лишь очень немногие из миллионов светящихся нитей вселенной. Это и неудивительно, ведь размер «точки сборки» относительно мал по сравнению с целым.

Во-вторых, они увидели, что «точка сборки» всегда окружена дополнительным сиянием сферической формы, немного больше нее по величине. Этим сиянием значительно усиливается свечение нитей, непосредственно проходящих через него.

И, наконец, они увидели еще две вещи. Первая — «точки сборки» человеческих существ могут изменять свое положение. И второе — при нахождении «точки сборки» в привычном положении восприятие и осознание человека производили впечатление нормальных, судя по поведению субъектов, за которыми проводились наблюдения.

При смещении же «точки сборки» и окружающего ее сияния с привычного места, поведение наблюдаемых субъектов становилось странно необычным, что казалось доказательством наличия изменений в их осознании, равно как и некотрой трансформации их способа восприятия.

Вывод, который древние маги сделали на основании этих наблюдений, был следующим: чем больше сдвигается «точка сборки» из своего обычного положения, тем более странным становится поведение индивида, что, очевидно, следует из необычности осознания и восприятия.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Данное магическое описание принципа работы «точки сборки» практически полностью коррелирует с самым последним научным знанием о гиперсетевом устройстве мозга, разума и сознания с точки зрения принципов работы трёх сетей – нейросети мозга, гиперсети разума и метасети сознания.

Таким образом, видящие маги и святые отцы Восточной Церкви описывали совершенно реальные явления и процессы на уровне метасети духовного сознания, облекая их в свои формулировки «светящихся нитей», «кокона», «точки повышенной интенсивности свечения» и др.

При этом из всех понятий с точки зрения психологии наиболее интересным и является понятие «точки сборки» или «духовного сердца», где происходит собирание картины воспринимаемого мира.

«Дон Хуан рассказал, что, после того, как древние маги увидели «точку сборки» с окружающим ее сиянием и составили представление о их вероятной функции, они приступили к разработке объяснения.

Они предположили, что, фокусируя сферическое сияние на энергетических нитях вселенной, непосредственно сквозь это сияние проходящих, «точка сборки» человеческих существ автоматически без какого бы то ни было предварительно осознанного намерения собирает эти волокна, формируя из них устойчивую картину, воспринимаемого мира.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Слова «автоматически и без какого бы то ни было предварительно осознанного намерения» означают то, что «духовное сердце», в котором собирается картина мира, работает автоматически и без какого бы то ни было «божественного вмешательства» по принципу совершенного энерго-информационного механизма.

При этом самым главным открытием магов, чего нет в современном христианстве и православии, является то, что маги открыли принципы управления «точкой сборки» («духовным сердцем»).

«Воздействие смещения «точки сборки» на энергетическую конфигурацию кокона стало еще одним объектом, который маги древних времен принялись изучать с помощью видения. Дон Хуан объяснил, что при смещении точки сборки в новое положение в этом месте формируется новый конгломерат светящихся энергетических волокон.

Увидев это, маги древности пришли к выводу, согласно которому восприятие автоматически собирается там, где находится «точка сборки», поскольку она всегда окружена свечением осознания. Однако вследствие того, что сборка осуществляется на новом месте и задействует новые волокна, собранный мир не может не отличатся от привычного нам повседневного мира.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Данное описание принципа работы «точки сборки» фактически описывает принцип работы сетевой структуры сознания, при котором фокус когнитивной сферы имеет возможность перемещаться по гиперсети разума и метасети сознания.

При этом находит своё объяснение и понятие человеческого восприятия и восприятия не человеческого, т.е. отличного от повседневного.

«Дон Хуан объяснил, что древние маги различали два типа смещений точки сборки.

Первый тип — смещение в любое положение по поверхности светящегося шара или внутрь него. Такое смещение получило название сдвига точки сборки.

Второй тип — смещение точки сборки наружу, за пределы светящегося шара. Это было названо движением точки сборки. Маги древних времен обнаружили, что различием между сдвигом и движением определяется природа восприятия, формирующегося в результате смещения.

Поскольку сдвиг «точки сборки» является ее смещением в пределах светящегося кокона, миры, воспринимаемые вследствие этого, какими бы странно причудливыми они не казались, принадлежат к человеческой сфере.

В противоположность сдвигу, движение точки сборки является смещением ее в положение вне светящегося кокона, в результате чего задействуются волокна, не относящиеся к сфере человеческого. Восприятие этих волокон вызывает к жизни немыслимые, непостижимые миры, в которых нет никаких следов чего бы то ни было, свойственного человеку.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Таким образом, сферу человеческого и область нечеловеческого с сетевой точки зрения можно определить через место локализации «духовного сердца» (точки сборки), поскольку всё человеческое – это пространство внутри кокона души, а всё нечеловеческое — это безбрежное пространство за границей кокона души.

Любопытно также и то, что среди всего человеческого, т.е. доступного осознанию и восприятию человека в рамках пространства кокона души, далеко не всё является сугубо человеческим и соответствующим миру людей. Как выясняется, мир людей ограничивается узкой полосой эманаций на уровне нормального положения «точки сборки», которое и соответствует «духовному сердцу».

Данная схема расположения разных областей (спектров эманаций) выше человеческого, человеческого и ниже человеческого полностью соответствует святоотеческой схеме уровней расположения центров ума, чувства (сердца), воли.

Любопытным феноменом, связанным со смещением «духовного сердца» (точки сборки) является то, что это смещение происходит за счёт личной духовной энергии человека посредством силы намерения.

«Однажды я спросил у него (дона Хуана), имеет ли «точка сборки» какое-либо отношение к физическому телу ?

— К тому, что мы обычно воспринимаем в качестве человеческого тела, «точка сборки» отношения не имеет, — ответил он. – «Точка сборки» является частью светящегося яйца (кокона души) — нашей энергетической сущности.

— За счет чего она смещается? — спросил я.

За счет воздействия потоков энергии. Их генерируют энергетические всплески внутри или вне нашей энергетической формы. Как правило, формирование потоков непредсказуемо и происходит по случайным законам. Однако маги не только предвидят характер и поведение энергетических потоков, но и подчиняют их своему намерению.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Ещё одним феноменом, связанным с управлением «духовным сердцем» (точкой сборки) является то, что при смещении за границу кокона души, «точка сборки» не разрывает внешнюю границу «кокона», а как бы вытягивает его в направлении смещения, меняя всю конфигурацию светящегося яйца до «курительной трубки» или «длинной полосы».

«- Что происходит, когда точка сборки сдвигается за пределы энергетической формы кокона ? Она зависает снаружи? Или как-то прикрепляется к светящемуся кокону?

— Она вытягивает контур светящегося кокона вовне, не разрывая его энергетических границ.

Дон Хуан объяснил, что конечным результатом движения точки сборки является полное изменение энергетической формы кокона человеческого существа.

Вместо того, чтобы оставаться яйцом (коконом) или шаром, она трансформируется в нечто, напоминающее по виду курительную трубку. Конец мундштука – это точка сборки, чашка — то, что осталось от светящегося шара. Если точка сборки продолжает движение, то в конце концов наступает момент, когда светящийся шар превращается в тонкую полоску энергии.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Трансформация кокона души в вытянутую форму значительно увеличивает диапазон тех эманаций Вселенной Духа (Бога), которые проходят через данную форму, что расширяет восприятие и осознание личности до огромных пределов в сравнении с более ограниченной и фиксированной человеческой формой.

Изменение формы «кокона» или энергетической формы сети сознания – это по существу глубинная трансформация всей системы человеческого мышления и восприятия до немыслимых возможностей, превышающих все человеческие представления. Вместе с тем, для современного человека, полностью погруженного в рациональное мышление, эти магические возможности уже давно недоступны.

«дон Хуан объяснил, что трансформация энергетической формы — это достижение, на которое были способны только маги древности.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Для современного человека, руководимого в жизни уже не магическим знанием, как наиболее глубинным и сущностным (энергийным), а знанием религиозным, как морально-нравственным, наиболее реальным является уже не изменение формы «кокона» души, а только повышение интенсивности свечения осознания внутри самого «кокона» за счёт развития «вертикальных» или сердечных связей от ума к сердцу.

Этой цели и служат все религии мира, включая и христианство, где сам Христос и является олицетворением полноты и интенсивности свечения «кокона» души, как «светящегося яйца». Вот почему на многих иконах Иисуса Христа изображают в «светящемся яйце».

Сам процесс «вертикализации» мышления и заполнения «кокона» души связями гиперсети разума и метасети духовного сознания уже рассматривался ранее.

В контексте «точки сборки» нас больше будет интересовать сновидение, как одна из практик развития «кокона» души в аспекте духовного тела или тела энергии.

Данной темы и знания уже также нет в современном массовом и схоластическом православии, хотя в первые века христианства практика работы со сном и вниманием сна в форме ночного бдения и особой молитвы («полуночницы») имела место. К слову ступень № 19 Лествицы духовной преподобного Иоанна так и называется » О сне и молитве».

Практика работы со сном с точки зрения психологии в действительности заключается в работе с вниманием сна или тем особым вниманием, которое имеет место в процессе сновидения. Данное внимание сна, подобное вниманию в повседневном мире, в магической культуре получило определение «второго внимания» или «внимания сновидения».

«Они (маги) рассматривали «второе внимание» как полноценную сферу действия, подобную обычному повседневному вниманию. Дон Хуан подчеркул, что маги действительно обладают двумя полноценными сферами деятельности. Одна из них — небольшая — называется первым вниманием, осознанием мира повседневности или фиксацией точки сборки в привычном положении. Вторая сфера деятельности гораздо больше первой. Это — второе внимание, или внимание сновидения, связанное с осознанием иных миров за счёт фиксации точки сборки в огромном множестве всех возможных положений.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

«Восприятие мое в этом состоянии по большей части напоминало странные сны, необыкновенно интенсивные по сравнению с нормальным состоянием осознания.» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Таким образом, целенаправленно развивая и укрепляя «второе внимание», маги добивались полного контроля над своими снами и сновидениями, но самое удивительное заключалось в том, что вместе с развитием «второго внимания» параллельно осуществлялось и повышение интенсивности свечения «кокона» души.

Иными словами, развитие «внимания сновидения» напрямую способствовало развитию духовной осознанности и метасети духовного сознания. Вот почему практика осознанных и управляемых сновидений была для магов практикой развития духовной осознанности.

«Еще одним прорывом, который по утверждению древних магов, имел фундаментальное значение и о котором дон Хуан рассказывал самым подробным образом, было сделанное древними магами открытие того, что «точка сборки» очень легко смещается во время сна. Это открытие повлекло за собой еще одно: сны обусловлены смещением «точки сборки».

Маги древних времен увидели — чем значительнее сдвиг, тем более необычные сны видит человек, и наоборот, чем более необычные сны видит человек, тем значительнее сдвиг «точки сборки».» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Из этого открытия древних магов вытекает то, что процесс освоения «духовного сердца» (точки сборки) значительно облегчается во время сна, поскольку в сновидении «точка сборки» смещается со своего обычного положения естественным образом. Данное открытие и стало основанием для развития древними магами особого искусства, именуемого искусством управляемого сновидения.

Данное искусство стало для магов ни чем иным, как практическим способом повышения интенсивности свечения «кокона» души (метасети духовного сознания) и развития того уникального явления, которое именуется «двойником» или духовным телом сновидения.

«- Маги рассматривают сновидения как исключительно сложное искусство, — сказал дон Хуан, — искусство намеренного смещения «точки сборки» из ее привычного положения с целью расширения диапозона восприятия и углубления его интенсивности.

И он рассказал, что в основу своего искусства сновидения, древние маги-видящие положили пять особенностей энергетического устройства человеческих существ.

Во-первых, древние маги увидели, что те энергетические волокна, которые проходят непосредственно сквозь «точку сборки», могут быть собраны в адекватное восприятие.

Во-вторых, они увидели, что если «точка сборки» смещается в новое положение, то, независимо от того, насколько мало ее смещение, сквозь нее начинают проходить новые, ранее незадействованные волокна, тем самым изменяется осознание, и новые, ранее незадействованные поля энергии собираются в устойчивое связное восприятие.

В-третьих, они увидели, что, когда человек видит обычные сны, «точка сборки» легко смещается в новые положения вдоль поверхности светящегося «кокона» и внутрь него.

В-четвертых, они увидели, что можно заставить «точку сборки» смещаться в положения, находящиеся вне светящегося яйца — в большой внешней вселенной.

И в-пятых, они увидели, что посредством соответствующей дисциплины во время обычного сна и созерцания обычных сновидений можно выработать и систематически практиковать целенаправленное смещение «точки сборки».» (К. Кастанеда, Искусство сновидения, Древние маги)

Данные открытия, сделанные древними магами о «точке сборки» (духовном сердце), значительно расширяют существующие в современном православии представления о «духовном сердце» и создают поле для соответствующих исследований и практик использования возможностей сна и сновидения.

Практическая ценность данных практик объясняется конечным энергетическим эффектом, который повышает светимость и потенциал жизненной энергии «кокона» души. Дело в том, что именно в состоянии сна и сновидения «кокон» души уплотняется за счёт укрепления «второго внимания», которое и есть по существу чистая энергия благодати за счёт которой и осуществляется созерцание и духовное видение.

Таким образом, развитие «второго внимания» или «внимания сновидения является практическим способом повышения духовной осознанности и потенциала благодати (энергии души). Данный процесс и отражает схема повышения интенсивности свечения «кокона» души.

Подводя итог нашим рассуждениям, можно сказать что христианская психология полностью объясняет процесс обожения человека через призму повышения уровня духовного осознания, как интенсивности свечения «кокона» души, не противореча при этом ни положениям магии, ни догматам православия, ни последним научным знаниям о сетевой природе разума и сознания.

По материалам курса «Теоретические основы христианской психологии», 2018 г. Минск

Все о строении и работе человеческого сердца: доступно о сложном

Как устроено человеческое сердце?

Сердце (лат. сor) – мышечно-полостное образование, которое обеспечивает адекватную поставку крови ко всем клеткам и тканям. Особенность органа заключается в автономности: индивидуальной иннервации и регуляции сократительной функции. Однако мышечные, клапанные и структуры проводящей системы крайне чувствительны к изменениям во всем организме.

Топография органа: сердце располагается в грудной полости в комплексе структур средостения (образования, которое находится между двумя легкими), занимая среднюю нижнюю часть. Орган «лежит» на диафрагме, заключенный в околосердечную сумку – перикард. Боковыми стенками прилегает к корням легких и магистральным сосудам.

Схематическое изображение внутренней структуры сердца:

При общем клиническом осмотре путем перкуссии (поколачивания) по передней стенке грудной клетки определяется относительная и абсолютная сердечная тупость. Преимущественная часть органа находится с левой стороны, правая граница – по внешнему краю грудины.

Выслушивают деятельность сердца, функционирования клапанов с помощью фонендоскопа в точках их проекции.

Анатомия

Морфологическая структура сердца определяется экспертами по-разному. Анатомически орган делят на правую и левую половину, которые соединяются посредством сосудов большого и малого круга циркуляции крови.

Во время внутриутробного развития сердце проходит разные стадии формирования камер. В случае незавершенного процесса при рождении сохраняются патологические шунты между левыми и правыми отделами, которые вызывают нарушения гемодинамики.

Камеры (полости) обеих половин соединены между собой с помощью отверстий, где направление потока регулируется деятельностью створчатых структур клапанов.

Стенка органа представлена тремя основными оболочками:

  • эндокард – выстилает внутреннюю поверхность сердца, формирует сухожильные хорды (нити) и клапанный аппарат;
  • миокард – мышечный слой, формирующий стенку органа, межжелудочковую перегородку и папиллярные мышцы;
  • эпикард – внешняя соединительнотканная оболочка, которая считается внутренним листком околосердечной сумки. Между слоями перикарда находится небольшое количество (до 2 мл) жидкости, что обеспечивает гладкое скольжение органа во время разных фаз сердечного цикла.

Воспалительные патологии околосердечной сумки или реактивные изменения на фоне других заболеваний (например, панкреатита или острой почечной недостаточности) ведут к повышенному синтезу жидкости, которая препятствует расширению полостей сердца и адекватному притоку крови.

Камеры

Схема строения сердца подразумевает разделение органа на половины, которые представлены четырьмя основными и двумя дополнительными камерами.

Правая часть Левые отделы
Предсердие (атриум), что собирает кровь с большим содержанием углекислого газа (венозную) со всего организма Предсердие, куда впадают четыре легочные вены, несущие артериальную кровь с высокой концентрацией кислорода
Желудочек, который соединен с верхней камерой через атриовентрикулярное отверстие. Выносящий тракт несет кровь по малому кругу для газообмена Желудочек – самая большая камера с толстым слоем мышечных волокон, сокращение которых обеспечивает адекватный выброс крови для доставки на периферию
Ушко – полость небольших размеров, соединенное с предсердием (меньше, чем слева) Ушко – дополнительная камера с входом в атриум

Клиническое значение ушек – дополнительный объем, которым заполняется сердце при повышенных нагрузках. Однако застой крови в камерах повышает риск развития тромбов (сгустков) с возможным разнесением в сосуды мозга или миокарда и последующим инсультом или инфарктом.

Клапанные структуры

Регуляция потока крови в определенном направлении задается клапанными структурами, производными соединительнотканной внутренней оболочки (эндокарда). В гемодинамической системе органа выделяют четыре основных клапана:

  • митральный (левый атриовентрикулярный) – представлен двумя створками, которые открываются в полость желудочков во время сокращения предсердий;
  • аортальный (состоит из трех створок) – расположен на выходе из левого желудочка;
  • трехстворчатый, определяющий движение крови в правых отделах;
  • клапан легочной артерии (трехстворчатый), регулирующий поток жидкости из желудочка в малый круг циркуляции крови.

Смыкание и открытие створок клапанов обеспечивается сокращением папиллярных мышц и протяженностью сухожильных хорд (слишком короткие или длинные волокна последних ведут к недостаточности аппарата и обратному забросу крови).

Сосудистая система органа

Постоянная мышечная работа сердца требует большого количества энергии, которая поставляется по венечным артериям с питательными веществами и кислородом. Коронарные сосуды органа отделяются от аорты непосредственно у основания створок клапана.

Выделяют две основные артерии, кровоснабжающие миокард:

  1. Правая, выходящая из аорты на заднюю поверхность сердца, обеспечивает трофику правого предсердия и желудочка.
  2. Левая, которая огибает предсердие и ложится в переднюю борозду, обеспечивает кровоснабжение основной мышечной массы сердца (левые отделы, межжелудочковая перегородка и передняя стенка). Нарушение кровотока в этом сосуде чаще всего вызывает боли и ощущение покалывания за грудиной.

Существуют индивидуальные особенности отхождения артерий, потому при контрастных методах исследования выделяют разные типы кровоснабжения сердца.

Отток венозной крови происходит по одноименным сосудам, которые открываются небольшими отверстиями в полость правого предсердия.

Гистология: как выглядит сердце под микроскопом?

Структура сердца организована тремя основными оболочками, клеточное строение которых определяется выполняемыми функциями. Микроскопическое расположение тканей в разрезе (гистология) представлено в таблице:

Слой Картина под микроскопом
Эндокард (ткани клапанов, сухожильных хорд и папиллярных мышц, внутренняя оболочка)
  • плоские клетки, расположенные на соединительнотканной мембране;
  • гладкомышечные волокна (больше в папиллярных мышцах);
  • толстый слой соединительной ткани (наиболее выражен в створках клапанов).

Клетки питаются кровью из полостей сердца

Миокард Мышечные волокна, построенные из одно- или двухядерных клеток. Сократительные белки имеют поперечную исчерченность, как в скелетной мускулатуре. Отдельные волокна соединяются между собой с помощью вставочных дисков. Последние способствуют быстрому распространению сокращения по всей массе сердечной мышцы
Проводящая система сердца Атипичные кардиомиоциты (мышечные) клетки трех типов:

  1. Пейсмекеры (задающие ритм) – клетки с сократительными волокнами без четкой направленности, расположенные в стенке правого предсердия. Задача элементов – генерировать импульсы с правильным ритмом и частотой.
  2. Переходные – расположенные в толще миокарда предсердий и в атриовентрикулярном соединении. Основная функция – проводить возбуждение.
  3. Волокна Пуркинье – находятся в толще межжелудочковой перегородки и стенках. Основные характеристики: большой размер, низкая концентрация сократительных волокон. Структуры необходимы для последовательной передачи возбуждения во все отделы миокарда
Эпикард – внутренний листок перикарда Тонкая оболочка из соединительной ткани, содержащая эластические и коллагеновые волокна.

На фото представлено гистологическое строение сердца (мышечного слоя):

Круги кровообращения: куда и откуда двигается кровь по сосудам?

Основная функция сердца – обеспечивать адекватную доставку крови ко всем структурам организма. Реализуется эта задача с помощью согласованной работы кардиоваскулярной и дыхательной системы.

Схематическое изображение кровообращения в организме:

В функциональной анатомии выделяют два круга, по которым движется кровь (большой и малый) и проходят этапы обеспечения организма кислородом, питательными веществами и выведения токсических метаболитов (продуктов обмена).

Большой круг

Транспортируется артериальная кровь по большому кругу циркуляции, начинающемуся с полости левого желудочка. Во время сокращения последнего жидкость поступает в аорту – самый большой сосуд человеческого организма, отдельные ветки которого доставляют питательные вещества по всему телу:

  • коронарные сосуды;
  • подключичная артерия, разветвления которой питают органы головы, шеи, структуры верхней конечности;
  • межреберные и бронхиальные, обеспечивающие трофику органов средостения, легких и структур грудной стенки;
  • чревной ствол, почечные и брыжеечные артерии питают все органы пищеварительного тракта, мочевыделительной системы, брюшную стенку;
  • бифуркация (раздвоение) аорты на общие подвздошные артерии обеспечивает трофику структур малого таза, нижних конечностей.

Транспортируется кровь по сосудам с постепенным сужением диаметра: от артерий и артериол к капиллярам. Клеточная стенка последних имеет большие поры, через которые перемещается кислород и питательные вещества к тканям за градиентом концентрации.

Забор отработанной крови происходит в конечном отделе капилляра, потом по венулам и к магистральным полым венам, которые впадают в полость правого атриума:

  • нижняя – от структур брюшной полости, малого таза, мягких тканей ног;
  • верхняя – от органов головы и шеи, части грудной полости.

Малый круг

Венозная кровь, поступающая в правые отделы сердца, обогащена углекислым газом, высокие концентрации которого оказывают угнетающее действие на дыхательный и сосудодвигательный центр головного мозга. Выводится газ с помощью малого круга кровообращения, начинающегося с правого желудочка:

  1. Легочный ствол, который делится на правую и левую артерию.
  2. Долевые и сегментарные артерии.
  3. Легочные капилляры, которые входят в состав аэрогематического барьера. Тонкие стенки альвеол и сосудов способствуют перемещению кислорода и углекислого газа по диффузионному механизму (градиенту концентрации).
  4. Венулы, которые впадают в магистральные вены (по две от каждого легкого) и несут кровь в левое предсердие.

Название сосудов определяется не составом крови, а направлением по отношении к сердцу: по венам движется жидкость к органу, по артерии – от него.

Сердечный цикл

Адекватное кровоснабжение организма обеспечивается слаженным сокращением мышечных волокон сердечной стенки, которые определяют цикл работы органа.

Выделяют две основные фазы:

  • систола – сокращение;
  • диастола – расслабления.

Разная скорость проведения импульса по атипичным кардиомиоцитам с наличием задержки в атриовентрикулярном узле обеспечивает скоординированную работу органа: во время систолы предсердий кровь проникает в желудочки. Последние находятся в фазе расслабления, что формирует достаточный объем для заполнения жидкостью (в левом до 100 мл).

Во время сокращения желудочков открываются клапаны аорты и легочной артерии, створки атриовентрикулярных соединений закрыты – кровь идет в круги циркуляции. На периферических сосудах определяется пульс, а области грудной клетки – биение сердца.

В это время предсердия находятся в фазе диастолы и заполняются кровью из полых (правые отделы) и легочных вен (левые).

Существует утверждение, что сердце полжизни работает и половину – отдыхает, поскольку длительность систолы и диастолы – одинаковая (по 0,4 секунды).

Функции сердца

Сердце по праву считается главным органом человеческого тела, потому что нарушения его функций вызывает тотальные расстройства, а остановка деятельности ведет к смерти пациента.

Основные функции человеческого сердца:

  • автоматизм – самостоятельный синтез нервных импульсов для сокращения миокарда;
  • проводимость – атипичные клетки обеспечивают налаженную работу разных отделов мускулатуры органа;
  • насосная функция – перекачивание крови по организму с достаточным давлением для доставки к периферии;
  • газообмен обеспечивается за счет работы малого круга по принципу градиента концентрации кислорода;
  • эндокринная роль – в стенке левого предсердия вырабатывается натрийуретический гормон, что влияет на работу почек и выведение солей из организма.

Выводы

Жизненно важными системами человеческого тела считаются кардиоваскулярная и дыхательная. Строение и функции сердца напрямую определяют работу других органов за счет адекватного кровоснабжения головного мозга, эндокринных желез и почек.

8. Сторона чувства – сердце. Важное значение сердца в жизни человека. Влияние страстей на сердце

Сторона чувства – сердце. Кто не знает, сколь великое значение имеет в жизни наше сердце. В сердце осаждается все, что входит в душу совне и что вырабатывается ее мыслительной и деятельной стороной; чрез сердце же проходит и то все, что обнаруживается душою вовне. Потому оно и называется центром жизни.

Дело сердца – чувствовать все касающееся нашего лица. И оно чувствует постоянно и неотступно состояние души и тела, а при этом и разнообразные впечатления от частных действий душевных и телесных, от окружающих и встречаемых предметов, от внешнего положения и вообще от течения жизни, понуждая и нудя человека доставлять ему во всем этом приятное и отвращать неприятное. Здоровье и нездоровье тела, живость его и вялость, утомление и крепость, бодрость и дремота; затем что увидено, услышано, осязано, обоняно, вкушено, что вспомянуто и воображено, что обдумано и обдумывается, что сделано, делается и предлежит сделать, что добыто и добывается, что может и не может быть добыто, что благоприятствует нам или не благоприятствует – лица ли то или стечение обстоятельств, – все это отражается в сердце и раздражает его приятно или неприятно. Судя по сему, ему и минуты нельзя бы быть в покое, а быть в непрерывном волнении и тревоге, подобно барометру пред бурею. Но причувствовалось, и многое проходит у него без следа, как можете проверить теми случаями, что когда в первый раз случится нам быть где, то все нас там занимает, а после второго и третьего раза разве что.

Всякое воздействие на сердце производит в нем особое чувство, но для различения их в нашем языке нет слов. Мы выражаем свои чувства общими терминами: приятно – неприятно, нравится – не нравится, весело – скучно, радость – горе, скорбь – удовольствие, покой – беспокойство, досада – довольность, страх – надежда, антипатия – симпатия. Понаблюдайте за собою и найдете, что на сердце бывает то одно, то другое.

Но значение сердца в экономии нашей жизни не то только, чтоб страдательно состоять над впечатлениями и свидетельствовать об удовлетворительном или неудовлетворительном состоянии нашем, но и то, чтоб поддерживать энергию всех сил души и тела. Смотрите, как спешно делается дело, которое нравится, к которому лежит сердце! А пред тем, к которому не лежит сердце, руки опускаются и ноги не двигаются. Оттого умеющие собою править, встречая нужное дело, которое, однако ж, не нравится сердцу, спешат найти в нем приятную сторону и тою, помирив с нею сердце, поддерживают в себе потребную для дела энергию. Ревность – движущая сила воли – из сердца исходит. То же и в умственной работе: предмет, павший на сердце, спешнее и всестороннее обсуждается. Мысли при этом роятся сами собою и труд, как бы он ни был долог, бывает не в труд.

Не все всем нравится и не у всех ко всему одинаково лежит сердце, но у одних больше к одному, а у других больше к другому. Это выражается так: у всякого свой вкус. Зависит это частью от естественного предрасположения, частью – и не больше ли? – от первых впечатлений, от впечатлений воспитания и случайностей жизни. Но как бы ни образовались вкусы, они заставляют человека так устроить свою жизнь, такими окружить себя предметами и соотношениями, какие указывает его вкус и с какими мирен он бывает, удовлетворяясь ими. Удовлетворение вкусов сердечных дает ему покой – сладкий, который и составляет свою для всякого меру счастия. Ничто не тревожит – вот и счастие.

Если б человек всегда в мысленной части держался здравомыслия, а в деятельности – благоразумия, то встречал бы в жизни наименьшую долю случайностей, неприятных его сердцу, и, следовательно, имел бы наибольшую долю счастия. Но, как указывалось, мысленная часть редко держит себя достодолжно, предаваясь мечтам и рассеянности, и деятельная уклоняется от своего нормального направления, увлекаясь непостоянными желаниями, возбуждаемыми не потребностями естества, а пришлыми страстями. Оттого и сердце покоя не имеет и, пока те стороны находятся в таком состоянии, иметь его не может. Больше всего тиранят сердце страсти. Не будь страстей, встречались бы, конечно, неприятности, но они никогда не мучили бы так сердца, как мучат страсти. Как жжет сердце гнев! Как терзает его ненависть! Как точит злая зависть! Сколько тревог и мук причиняет неудовлетворенное или посрамленное тщеславие! Как давит скорбь, когда гонор страдает! Да если построже рассмотреть, то найдем, что и все наши тревоги и боли сердца – от страстей. Эти злые страсти, когда удовлетворяемы бывают, дают радость, но кратковременную, а когда не бывают удовлетворяемы, а, напротив, встречают противное, то причиняют скорбь продолжительную и несносную.

Таким образом, видно, что сердце наше точно есть корень и центр жизни. Оно, давая знать о хорошем или худом состоянии человека, возбуждает к деятельности прочие силы и послед деятельности их опять принимает в себя, на усиление или ослабление того чувства, коим определяется состояние человека. Казалось бы, что ему следовало бы отдать полную власть и над управлением жизнью, как это и бывает у многих-многих вполне, а у всех прочих понемногу. Казалось бы, так, и, может быть, по естеству оно имело именно такое назначение, но привзошли страсти – и все помутили. При них и состояние наше указывается сердцем неверно, и впечатления бывают не таковы, каким следовало бы быть, и вкусы извращаются, и возбуждения других сил направляются не в должную сторону. Потому теперь закон – держать сердце в руках и подвергать чувства, вкусы и влечения его строгой критике. Когда очистится кто от страстей, пусть дает волю сердцу, но пока страсти в силе, давать волю сердцу – значит явно обречь себя на всякие неверные шаги. Хуже всего поступают те, которые и целью жизни поставляют сласти сердца и наслаждение, как говорят, жизнью. Так как сласти и наслаждения плотские и чувственные дают себя сильнее чувствовать, то такие лица всегда ниспадают в грубую чувственность и становятся ниже той черты, которая отделяет человека от прочих живых тварей.

Так вот Вам душа и душевная жизнь со всех ее сторон! Я указывал нарочно, чему естественно следует быть на каждой стороне и чему не следует. И без напоминания вам вижу в вас готовность следовать первому и отвращать последнее. И благослови, Господи!

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *