Домодедово скит

Женский монастырь Серафимо-Знаменский скит
Епархиальный женский монастырь

Музей, посвященный схиигумении Фамари — основательнице и первой настоятельнице малой обители, можно назвать одним из самых притягательных и обжитых мест скита или, как его еще любовно называли при жизни матушки, скиточка. Здесь хорошо поговорить с сестрами на духовные тема — сама атмосфера помогает и располагает. Сюда хорошо привести гостей и показать им дорогие сердцу реликвии.

— У нас есть книги, которые матушка Фамарь читала, придя совсем юной в монастырь святой равноапостольной Нины в Бодби, — сказала игумения Иннокентия. — Настоятельницей Бодбийского монастыря в Грузии была в то время игумения Ювеналия (Ловенецкая). Она приняла княжну, рано осиротевшую, как мать. И подарила ей книги святителя Игнатия (Брянчанинова) со своей дарственной надписью, пожелав стремившейся к богообщению девушке полюбить этого автора так же, как полюбила его она. Еще матушка Ювеналия пожелала послушнице, чтобы сей дивный святитель вел ее по жизни.

По словам нынешней настоятельницы Серафимо-Знаменского скита, в этих бесценных книгах-реликвиях есть пометки самой матушки Фамари. Недавно сестры решили в хронологической последовательности распечатать пометки. Распечатали и увидели: особо выделенные места в тексте или отклик в два-три слова на какую-то мысль, назидание настолько сильно, убедительно отражают высокий духовный строй схиигумении Фамари! То есть итог этой работы для потрудившихся сестер оказался плодотворным и радостным, еще больше приблизив к ним основательницу родного скита.

— Удалось сохранить матушкино кресло из карельской березы, небольшой ее комод и диванчик, — продолжила игумения Иннокентия. — Есть какие-то личные вещи матушки. Например, белый апостольник и кусочек шали, в которой она была в ссылке, где заболела туберкулезом горла.

Признаюсь, что этот простенький кусочек шали, эта материальная вещь из прошлого особенно взволновала душу. Многое вспомнилось из прочитанного и обжегшего сердце трагизмом событий, погрузивших Россию в пучину горя и невыносимых страданий. Конец XIX в.: девушка с красивым голосом, музыкально одаренная и готовившаяся поступать в консерваторию, попадает в Бодбийский монастырь на экскурсию и выходит оттуда с совершенно иными намерениями. Отныне ее сердце навсегда с Богом. Теперь она думает только об одном: как послужить Господу здесь, в женской обители, где находится гробница святой равноапостольной Нины — просветительницы Грузии. Спустя годы горячо любимый православным русским народом святой праведный Иоанн Кронштадтский символически предречет ей игуменство в трех местах и великую схиму. И действительно она станет игуменией Бодбийского монастыря, где к тому времени уже подвизалось около 300 сестер, затем — Покровской женской общины в Москве и в начале XX в. — настоятельницей созданного ею (с активной помощью преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны) Серафимо-Знаменского скита, который просуществовал 12 лет и был закрыт в 1924 г.

Матушку-настоятельницу Фамарь, правда, не сразу арестовали после закрытия скита. Ей дали пожить на свободе и только в 1931 г. забрали в Бутырку, затем сослали в Иркутскую область, где она провела три года в тяжелом для нее климате. В ссылке не было ни лекарств, ни теплой одежды и обуви, но схиигумения не роптала, а писала из Сибири: «Я рада, что чаша испытания мне досталась сильнее моих деток. Так и должно быть… Все, что за годы случается, вся жизнь — разве это не чудо?!»

— Мать Фамарь постоянно присутствует в нашей повседневной жизни, — сказала игумения Иннокентия. — Мы поминаем ее на Литургии, частенько воздыхаем к ней, прося о помощи, ездим к ней на Введенское (Немецкое) кладбище в Москву. Она была похоронена рядом с московским старцем — святым праведным Алексием Мечевым, чьи мощи находятся теперь в столичном храме святителя Николая в Кленниках. Собираясь здесь, у матушки Фамари в этой уютной, милой сердцу комнате-музее скита, сестры вольно или невольно поглядывают на вериги, которые она носила. Сделаны вериги из металла и весят где-то до трех килограммов. Это — крест праведника.

Моя собеседница призналась, что когда ее организм порой не выдерживает напряжения — начинает скакать давление и побаливать сердце, она остается тут ночевать, среди реликвий, укрепивших живую потаенную связь с основательницей скита. А утром отмечает, что и сердце перестало болеть, и с давлением все в порядке — словом, пришла в норму!

Еще об одной бесценной реликвии музея хочу сказать. Это небольшой деревянный сундучок, с которым священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский, был в ссылках, когда его «перебрасывали» из одного конца страны в другой — из холодного края в знойные места. Открыв сундучок, мать Иннокентия достала оттуда многостраничное письмо, написанное святителем матушке Фамари, в котором он ласково называет ее «мамуся», «родная» и подробно рассказывает о дивном сне на Лубянке, в котором ему явился Господь. В Серафимо-Знаменском скиту подвижник веры нашел убежище с осени 1918 г. по 1919 г. В пик гонений на Церковь схиигумения Фамарь приютила у себя епископа Серпуховского Арсения (Жадановского), бывшего наместника Чудова Кремлевского монастыря, и тогда еще архимандрита Серафима (Звездинского), построив близ скита киновию с домовой церковью преподобного Арсения Великого. Полтора года эти близкие по духу люди жили в полузатворе, ежедневно совершая Божественную литургию, занимаясь науками и церковным творчеством. А еще они копали грядки и рубили дрова…

Письмо святителя Серафима к матушке Фамари опубликовано в книге «Все вы в сердце моем», имеющейся в скитской библиотеке. Но какое волнение испытываешь, когда берешь в руки исписанные красивым мелким почерком листочки бумаги и понимаешь, что над ними склонялся святой, на долю которого выпало столько страданий и в то же время столько Божией и людской любви!

Битягово. Серафимо-Знаменский скит.

Серафимо-Знаменский скит основан в 1912 году игуменьей Ювеналией, в миру княжной Тамарой Александровной Марджановой, принявшей впоследствии великую схиму с именем схиигумении Фамарь. Она приняла постриг в Бодбийском монастыре, где в 4 веке скончалась и была погребена Св. Нина, просветильница Грузии. В 1902 году игумения Ювеналия возглавила Бодбийскую обитель, а с декабря 1907 года матушка отправилась в Серафимо-Понетаевский монастырь с намерением поселиться в скиту поблизости от монастыря. Во время молитвы она услышала голос Царицы Небесной, повелевшей ей не оставаться здесь, а устраивать собственный скит. А еще раньше, в 1892 году Иоанн Кронштадтский, предвидя судьбу этой женщины, возложил на ее три креста. Так за свою жизнь она стала настоятельницей трех монастырей: Бодбийского (в Грузии), Покровской общины в Москве и Серафимо-Знаменского на Домодедовской земле.

И вот 27 июля 1910 года в лесу, недалеко от Москвы состоялась закладка скита. В сентябре 1912 года возведение обители было закончено. Активную помощь оказала Великая княгиня Елизавета Федоровна. 23 сентября 1912 года обитель была освящена Митрополитом Владимиром, будущим новомучеником Российским. Серафимо-Знаменский скит представляет несомненный интерес с архитектурно-художественных и планировочных позиций. Уникальный проект комплекса скита создал архитектор Леонид Васильевич Стеженский. Он имеет квадратный план, в центре его поставлен ярусный шатровый храм, играющий роль высотной доминанты. Храм Знамения Божией Матери и прп. Серафима Саровского с усыпальницей и престолом во имя равноапостольной Нины имеет 24 кокошника по числу 24 апокалипсических старцев. В нем декоративные мотивы московской и псковско-новгородской архитектуры переработаны в стиле модерн. Храм из красного кирпича имеет крестчатый объем, он увенчан стройным световым шатром с четырьмя рядами кокошников. Ограда скита представляет собой квадрат со стороной в 33 сажени — в память 33 лет земной жизни Христа. В ограде располагались 12 небольших домиков-келий — по числу 12 апостолов, каждый имел соответствующее название: Андреевский, Иоанно-Богословский и т.д. Они симметрично расположились по периметру глухой кирпичной стены. Ныне из 12 зданий сохранилось только 9. Здания в комплексе скита в основном кирпичные, неоштукатуренные, их декоративные элементы выделены побелкой. В скиту могли жить только 33 сестры — по числу лет земной жизни Христа.

Скит действовал 12 лет и был закрыт в 1924 году. Схиигумения Фамарь прожила еще 12 лет. Она жила в комнате великой княгини Елизаветы Федоровны в Марфо-Мариинской обители. В те тяжелые 1920-е годы матушка Фамарь организовала кооперативы, в которых монахини изготовляли мягкие игрушки и стегали одеяла, при зтом в этих кооперативах тайно велись богослужения. В 1931 году ее арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму, а затем сослали в Иркутскую область, где она заболела горловой чахоткой. Вскоре после возвращения из ссылки в 1936 году матушка умерла в Подмосковье в возрасте 67 лет. Она была похоронена на Введенском кладбище в Москве. После закрытия в стенах скита разместилась заборьевская больница, а с 1965 года — пионерлагерь и база отдыха завода «Криптон».

Решение о передаче скита в ведение Церкви было принято в конце 1998 года. 27 января 1999 года, в день памяти Св. Нины в скитском храме состоялась первая Божественная литургия. Здесь началось возрождение монашеской жизни. Серафимо-Знаменский скит — это удивительное живописное и романтическое место. В лесной глуши, среди корабельных сосен стоит миниатюрный, изысканный монастырек с древнерусским храмом, будто сошедший с полотен художников Васнецова или Левитана.

Следующей остановкой в нашей поездке по святым женским монастырям Подмосковья стал Серафимо-Знаменский женский монастырь (скит), который расположен вблизи села Битягово на правом берегу реки Рожайки на горке. Скит окружен сосновым бором, в котором находятся курганные захоронения вятичей.

Осенью мы уже бывали в этом монастыре, нам очень понравилось и захотелось вернуться сюда снова. Тогда мы познакомились с местным конем Папирусом, а недавно узнали, что он сломал ногу и теперь стоит в конюшне привязанный для лечения ноги, чтобы не мог ложиться. Мы везли ему гостинцы – печенье, морковь.

В монастыре нас встретила очень радушно матушка Иннокентия — живая, быстрая, с лучистыми глазами. Очень простая в общении, приветливая и гостеприимная.

Рассказ матушки об истории монастыря, об основательнице монастыря — схиигумении Фамари получился очень душевным.

Освященный в 1912 году, монастырь просуществовал 12 лет, и сыграл заметную роль в истории русского женского монашества. Весь монастырь сделан в неорусском стиле.
Схиигумения Фамарь — это грузинская княжна Тамара Александровна Марджанова (1868-1936), сестра выдающегося реформатора театра Константина Марджанишвили. Она была высокообразованная женщина своего времени и красавица, одной из замечательнейших людей своего времени.

Лишившись к 20 годам родителей, она поступила в Грузии в Бодбийский монастырь святой равноапостольной Нины. А в 1902 году матушка Фамарь стала игуменией этого монастыря, где было 300 сестер и две женские школы. Затем стала настоятельницей Московской Покровской общины сестёр милосердия. Позже матушка Фамарь при поддержке великой княгини Елизаветы Фёдоровны основала к югу от Москвы Серафимо — Знаменский скит.

Когда юной послушницей Тамара пришла в обитель, игумения Ювеналия подарила ей книгу «Сказаний» о жизни и подвигах еще не прославленного во святых старца Серафима Саровского. С тех пор матушка возымела к нему необыкновенную любовь. Тогда же во сне явился ей святой старец и произнес пророческие слова о ее игуменстве.

В 1916 году состоялся постриг матушки в схиму. В 1924 году скит был закрыт. С 1925 г. в зданиях монастыря располагалась Заборьевская больница с амбулаторией, терапевтическим и родильным отделениями. С этого времени начинает существовать монастырь в миру, замаскированный под артель. Матушка, 10 сестер, батюшка — иеромонах Филарет (Постников), всего 12 человек, по числу апостолов Христовых, поселились недалеко от Москвы, в Перхушково. В 1931 году матушку арестовали, заключили в тюрьму, и затем сослали в Сибирь.

Благодаря ходатайству ее брата Константина, известного режиссера и реформатора театра, ссылка матушки закончилась весной 1934 года. Вернувшись, она поселилась в маленьком домике около станции Пионерская Белорусской железной дороги. К этому времени матушка была уже тяжело больна туберкулезом. За несколько дней до ее кончины художник Павел Корин закончил портрет «Схиигумения Фамарь». Художнику было дано увидеть и отразить сокровенную красоту духа подвижницы.

Отпевал ее на дому владыка Арсений, которого ждал очередной арест. В 1937 году по ложному обвинению он был расстрелян на Бутовском полигоне.

Матушка Фамарь покоится на Введенском Немецком кладбище в Москве рядом с могилой святого праведного отца Алексия Мечева.

В центре скита стоит необыкновенно красивый храм с шатровой чешуйчатой крышей, как свеча, устремленной к небу, построенный архитектором А.В.Щусевым в стиле Псковско-Новгородского зодчества. Ее венчают 24 кокошника — по числу апокалиптических старцев. Ограда скита насчитывает 33 сажени — по числу лет жизни Христа. Сестер по уставу было тоже 33. В ограде расположено 12 домиков-келий — по числу Апостолов. Каждый домик с имя своего Апостола.

В подземной части храма устроена церковь в стиле грузинского православия в честь равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. Верхняя церковь – Серафима Саровского.

Еще одна святыня скита — икона Пресвятой Богородицы «Покрывающая». На ней Божия Матерь прикрывает головным платком и словно защищает Младенца, а Он держит в руке кисть винограда — эмблему Святого Причащения. Этот образ матушка Фамарь считала хранительницей скита.

Рядом со скитом протекает река Рожайка, когда-то широкая и полноводная, теперь тихим ручейком струится по округе. Но в районе скита характер ее вдруг резко меняется — она становится говорливой и быстрой, вспенивая неглубокие свои воды по камням, которые появляются на ее пути.

В жизни скита так же отчетливо звучит грузинская тема, как в речке Рожайке здесь слышится характер стремительной горной реки. И теперешняя настоятельница поддерживает связь с грузинским монастырем, откуда в лучшие времена приезжали в скит монахини.

В скиту почти сразу, после того как насельницы там появились, одновременно завелась и разная живность. Подарили лошадку Ладу — она оказалась жеребая, вскоре у нее родилась дочка, которую назвали Палестинка. Корова, собачка, кот. Потом еще подарили маленькую лошадку. На лошадках катают паломников, особенно рады этому дети. Летом в скиту часто бывают дети. Практикуется здесь так называемая иппотерапия — оказывается, общение с лошадьми, катание на них, специальные упражнения верхом на лошади оказывают большое положительное воздействие при лечении различных болезней, например, болезней позвоночника, или аутизма у детей.

В течение трех последних лет скит возрождается. На сегодняшний день в скиту восстановлены одиннадцать из двенадцати домиков-келий в том виде, в каком они были раньше. Живут в скиту семнадцать насельниц. Ухаживают за животными, выращивают картошку и овощи. Украшают цветами территорию скита. Молятся Богу и воссоздают кусочек рая на земле.

После посещения скита остается ощущение необыкновенной чистоты… Должна сказать, что нас не покидало чувство святости этого места. Мы уезжали отсюда просветленными и умиротворенными.

Дальше путь дорога повела нас в Свято-Троицкий Белопесоцкий женский монастырь в город Ступино…

Серафимо — Понетаеевский монастырь — скит Серафимо — Дивеевского монастыря
Скит епархиального женского монастыря

Указом Павла I в 1797 году село Кардавиль, деревня Понетаевка и деревня Корино были пожалованы русскому архитектору действительному статскому советнику и кавалеру В. В. Баженову. Часть Понетаевки была пожалована его сыну Владимиру. К тому времени Владимир уже проявил способности в архитектуре, во всем помогал отцу. Василий Иванович Баженов умер в 1799 году. Духовным завещанием он отдал свое имение своим трем сыновьям: полковнику Всеволоду Васильевичу, генерал-майору Константину Васильевичу и генерал-майору Владимиру Васильевичу. Возможно, именно Владимир и стал архитектором церкви во имя святого равноапостольного великого князя Владимира.

Церковь построена в 1823 году, уже после смерти Владимира. В течение XIX века село имело двойное название – Село Владимировское, а Понетаевка тож.

В середине XIX в. в Понетаевке насчитывалось 87 дворов, проживал 401 житель. Село принадлежало Елизавете Алексеевне Копьевой, дочери генерала-майора Алексея Даниловича Копьева.

В 1861 году при выборе настоятельницы Серафимо-Дивеевского женского монастыря путем жребия была избрана Гликерия Васильевна Занятова. Но в самом монастыре многие были недовольны таким выбором. На местное епархиальное начальство стали посылаться жалобы в высшее духовное правление о пристрастных действиях в деле избрания настоятельницы. В результате Святейший Синод не утвердил кандидатуру Гликерии и предложил, для восстановления порядка, 6 марта 1862 года удалить из Дивеевской общины Гликерию Занятову и еще двух сестер.
Первым порывом сестер было пойти в Саровский монастырь к могилке Серафима Саровского, чтобы там над могилой своего бывшего руководителя и духовного наставника выплакать свое горе, просить его и Бога о благословении и помощи, прибежища и приюта. Здесь же Гликерия Занятова и вспомнила Елизавету Алексеевну Копьеву, проживавшую в селе Понетаевка. Елизавета неоднократно бывала в Дивеевской обители, видя в последнее время в монастыре неприязнь и вражду, не раз предлагала Гликерии Васильевне поселиться в ее имении. Елизавета Копьева знала отца Серафима, бывала и в Саровском монастыре, беседовала с батюшкой. Она имела горячее стремление в молодости поступить в монахини, но батюшка Серафим это запретил ей и однажды слезно просил, «чтобы не оставила она «сирых» его, сестер Дивеевской обители» и даже поклонился ей. Копьева приняла невольных Дивеевских отшельниц с любовью и дала им приют.

Вскоре сестры, любившие Гликерию и желавшие жить с ней, стали покидать Дивеевскую обитель и переселяться на жительство в Понетаевку. В короткое время в Понетаевке собралось более 20-ти сестер. В их числе были самые лучшие художницы и мастера мозаичного искусства, обучавшиеся живописи и мозаике в Санкт-Петербурге, под руководством профессоров академии художеств.Е. А. Копьева решила ходатайствовать об учреждении в своем Понетаевском имении женской общины с наименованием Серафимовская. В Прошении, составленном в конце марта 1862 года, для устройства и обеспечения общины Копьева предоставляла пахотную землю в 94 десятины, господский сад с усадьбой на пространстве 6 десятин, с каменным домом, находящимся в саду, где могли бы проживать до 50 сестер не стеснительно. Свой господский дом с строениями она также передавала во владение общины после смерти. К тому времени среди передаваемого каменного дома уже была устроена церковь, готовы иконостас и святые иконы. Эта первая церковь будущей обители в честь иконы Божьей матери Всех Скорбящим Радость, была освящена 20 июня 1863 года. Иконы в церкви были написаны самими сестрами. К середине 1863 года в имении Копьевой были выстроены два деревянных корпуса, один – двухэтажный и ферма. В каменном корпусе устроены трапеза и кухня. Во всех корпусах могли разместиться до 100 сестер. Занимались сестры мозаической работой и живописью, ткачеством и полевыми работами.
Женская община была учреждена императором и утверждена Святым Синодом 11 ноября 1864 года. При утверждении общины Александр II пожаловал 600 десятин земли. На этом хуторе, получившим название «Царская дача», впоследствии был образован Введенский скит Серафимо-Понетаевского монастыря. Имя Гликерии хорошо знали в царской семье, во дворце помнили, как короткой полумантией Серафима Саровского, которую привезла Гликерии, была излечена от тяжелой болезни княжна Мария Александровна. Гликерия Занятова и была утверждена начальницей общины. Все 66 сестер общины выразили «общее и единодушное желание иметь к старице Гликерии с любовью иноческое послушание», во всем повиноваться ей. Это была вторая обитель, получившая наименование Серафимовская задолго до канонизации Серафима Саровского. Уже через 5 лет, в 22 августа 1869 года, община была возведена в степень третьеклассного женского монастыря, с учреждением при нем училища для девиц духовного звания. В истории Нижегородской епархии это единственный случай, когда за такой небольшой срок была сначала утверждена община, а потом монастырь.
В создании и становлении монастыря немаловажную роль сыграл отец Иоасаф – Иван Тихонович Толстошеев, ученик и келейник отца Серафима Саровского. Родом из мещан города Тамбова, саровский послушник, в 1848 году он был переведен из Сарова в Печерский монастырь Нижегородской епархии. Там он был пострижен в монахи с именем Иоасаф, а затем посвящен в сан иеромонаха. В начале 1860-х годов он был назначен настоятелем Павло-Обнорского монастыря Вологодской губернии, где принял схиму под именем Серафима. Позднее Иоасаф был переведен в Арзамасский Высокогорский монастырь. В 1849 году Иоасаф издал в Москве книгу о Серафиме Саровском: «Сказание о подвигах и событиях жизни старца Серафима, иеромонаха, пустынника и затворника Саровской пустыни, с присовокуплением очерка жизни первоначальницы Дивеевской женской обители Агафии Симеоновны Мельгуновой», причем подарочный экземпляр книги с акварельными иллюстрациями был преподнесен в дар императорской семье. После смерти отец Иоасаф был похоронен в Понетаевском монастыре у алтаря церкви, в усыпальнице.

Всю свою жизнь Иоасаф покровительствовал послушницам Серафимо — Понетаевского монастыря, оказывал им помощь и поддержку, используя и свои связи в Санкт-Петербурге, где неоднократно бывал, собирая пожертвования среди петербургской аристократии. Бывая в Петербурге, он возымел намерение обучить некоторых преданных ему сестер искусству живописи. При помощи своих покровителей он получает дозволение Почетного Президента Императорской Академии художеств Великой Княгини Марии Николаевны учить их в Академии. Для обучения иконописи и мозаичному искусству в Петербург была отправлена группа монахинь под началом самой преданной Иоасафу Гликерии Занятовой. Полученное ею художественное образование сыграло решающую роль в организации художественной мастерской в Серафимо-Понетаевском монастыре. Мозаичному искусству инокини первоначально обучались в Петербурге у известных русских и итальянских мастеров, исполнявших грандиозные иконы в Исаакиевском соборе. В живописной мастерской Серафимо-Понетаевского монастыря писали иконы по дереву и холсту, занимались мозаикой, финифтью, чеканными работами. Всего с 1864 по 1919 год выявлены данные о 198 мастериц, проходивших послушание в художественной мастерской монастыря. Занятия живописью на первых порах помогли монастырю встать на ноги. Доход от живописных работ постоянно увеличивался.
За успехи в живописи игуменья Евпраксия (Гликерия Занятова, принявшая в 1870 году постриг с именем Евпраксия) была награждена золотым крестом, а сестры художницы – серебряными.
При вхождении Николая II на русский престол для Священного Коронования был назначен день 14 мая 1896 года – день празднования Чудотворной Серафимо – Понетаевской иконы «Знамение Пресвятой Богородицы». Специально для этих торжеств живописцам Серафимо-Понетаевской обители были заказаны иконы Небесных Покровителей августейшей четы – Николая Чудотворца и царицы Александры.
Славу монастырю принесла чудотворная икона «Знамение Пресвятой Богородицы». Этот образ был написан в 1879 году послушницей Клавдией Ивановной Войлошниковой.Ей разрешено было скопировать икону Знамения Пресвятой Богородицы, купленную благодетелем монастыря у художника Павла Семёновича Сорокина. Образ этот сначала находился в живописной мастерской, но в 1880 году был взят в игуменский корпус. 14 мая 1885 года в 9 часов вечера сестры заметили, что икона стала светлеть ликом, лик становился словно живой, а взор Богородицы, устремленный на иконе верх, стал направляться на молящихся сестер обители. Явление продолжалось четверть часа. В 12 часов ночи явление повторилось. Икону перенесли в монастырскую церковь, а вслед за этим стали происходить исцеления больных.После подтверждения чудодейственности иконы, Святейший Синод 27 сентября 1885 года издал указ об объявлении иконы «Знамение Пресвятой Богородицы» чудотворной. Всего было зафиксировано официально 70 случаев исцеления.
В 1866 году вопросами хозяйственной жизни монастыря, развития и благоустройства занялся деятельный помощник и благодетель – елабужский купец Сергей Петрович Петров. Он жертвовал на монастырь ежегодно немалые средства, а после смерти завещал монастырю принадлежащие ему по 24 купчим крепостям недвижимые имения с постройками и инвентарем, лесами и всякими угодьями, состоящими в Нижегородской губернии в Арзамасском и Ардатовском уездах, всего 13526 десятин земли.
На всех этих землях было основано монастырское хуторское хозяйство. Выращивали мясной и молочный скот, занимались овцеводством, пчеловодством, садоводством, огородничеством, хлебопашеством, сыроварением, прядением льна и шерсти, ткачеством и вязанием, шитьем одежды и обуви, выделкой и покраской материи для монашеских одежд. Хозяйство было основано на последних достижениях науки и техники.
На лесозаводе применялись паровые машины, электрическое освещение от генератора. При монастыре существовали кирпичный завод, мукомольная мельница, кузница, водокачка, столярная, бондарка. С 1882 года значительный вклад в благоустройство монастыря стал оказывать Сергей Дмитриевич Кузьмичев.
Доход от живописных работ, от умелого хозяйствования позволил строиться и развиваться монастырю. В 1867-1873 годах построен каменный корпус — трапезная и большое помещение для сестер, в нем домовая церковь в честь Пресвятой Богородицы Живоносного Источника. В середине 1870-х годов в монастыре начаты работы по постройке каменного корпуса для художественной мастерской. 24 ноября 1885 года в этом корпусе была освящена домовая церковь в честь святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. В нижнем этаже корпуса расположились кельи монахинь и службы, а в верхнем этаже размещалась школа живописи, мастерская живописи, мастерская отделки икон и киотов, мастерские финифти и мозаики. Монастырю принадлежала каменная часовня в Нижнем Новгороде, построенная в 1870 году архитектором Л. В. Далем.
В 1882 году был заложен больничный корпус – большое трехэтажное здание для приюта больных и престарелых. В восточной части корпуса был устроен храм, составляющий с ним неразрывную связь. Назначение его – чтобы престарелые и больные, лишенные возможности двигаться, могли слышать богослужение из комнат, расположенных в соседстве с храмом. Храм был сделан в два яруса: нижний храм – на уровне 1 этажа и верхний – на уровне 2-го и 3-го этажей. Нижний храм (в честь Серафима Саровского), был предназначен для погребения в нем благотворителей обители, верхний ( в честь Сергия Радонежского) – для вседневных богослужений. С западной стороны корпуса расположилась колокольня.
Численность сестер монастыря быстро росла. Если в 1872 году их проживало 247, то в 1884 году уже 408. К 1888 году монастырь стал нештатным. Нештатные монастыри содержали себя сами за счет доходов и не получали государственного содержания. 4 ноября 1893 года матушка Евпраксия скончалась и преемницей первой настоятельницы монастыря стала игуменья Нектария.
К 1911 году в монастыре проживало 860 сестер и 50 девочек-сирот. Недвижимого капитала в банковских билетах было на 67760 рублей серебром. После Дивеева это был второй по количеству проживающих сестер монастырь епархии Нижегородской губернии. Земельные владения монастыря составляли 14608 десятин.
Современники отмечали внутреннее изящество монастыря, высокую внутреннюю духовную и художественную культуру сестер общины, единодушие, трудолюбие, стремление к полезной деятельности. Монастырь решал и социальные вопросы. В монастыре была больница и аптека. В больнице могли лечиться паломники. В монастыре находился приют для девочек-сирот из духовного звания (с 1869 года), позже приют для девочек-сирот из других сословий. Девочки обучались грамоте в церковной школе, иконной живописи, рукоделию и др. По окончании учебы никто силой не принуждал девочек постригаться в монахини, они могли выйти замуж, причем получали приданое от монастыря.

Архитектурный ансамбль монастыря сложился к 1911 году, когда было завершено строительство величественной колокольни с трехэтажным корпусом. На колокольне висели часы, били четверти. Увенчивал колокольню большой позолоченный крест. Монастырь был обнесен каменной оградой. Каменные корпуса, домовые храмы, их изящные главы, высокая колокольня, корпуса и кельи сестер, гостиницы, школа и богадельня. Особую живописность и поэтичность местности придавали каскады из четырех прудов. Сестры не только не забросили доставшийся им сад Елизаветы Копьевой, но и сами занялись садоводством.
В 1917 году волна погромов прокатилась по монастырским хуторам, после революции вся земля, продукты, сельхозинвентарь, скотина были переданы крестьянам. Но община продолжала существовать до 1927 года.
В 1927 году монастырскую общину распустили. На территории монастыря разместили Детгородок, школу крестьянской молодежи, кошмовальную артель и Дом инвалидов. В 1928 году сохранившееся художественное наследие монастыря было вывезено в Нижегородский областной исторический музей, в 1934 году значительная и наиболее ценная часть этой коллекции была передана в Художественный музей.
Во время Великой Отечественной войны здания монастыря были отданы под госпиталь и интернат для эвакуированных детей. Здесь, с 7 марта по 23 мая 1944 года находилась на лечении ленинградская девочка Таня Савичева. После войны здесь работал лишь один корпус, оборудованный для инвалидов войны. С 70-х годов учреждение стало действовать как психоневрологический дом-интернат.

В настоящее время идет постепенное возрождение обители как скита Серафимо — Дивеевского монастыря. В обители ведутся восстановительные работы. В 2013 г. завершены работы по реставрации и вновь освящены храм в честь преподобного Серафима Саровского и храм в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость».

Николо-Знаменский Скит (Дубосеково)

В Волоколамском районе Московской области около станции Дубосеково, где в годы Великой Отечественной войны совершили свой подвиг 28 героев Панфиловцев, есть обитель – Николо-Знаменский Скит. В 1991 году монахиня Серафима заложила здесь первую часовню в честь Николая Чудотворца и стала силой своей молитвы, данной от Господа, лечить людей. Серафима помогала людям, от которых отказались врачи. Сотни людей с онкологией в любой стадии стали исцеляться, женщины с диагнозом «бесплодие» смогли родить здоровых детей, хромые вставали на ноги. Свидетельств удивительных исцелений множество. Имена и фамилии людей, которым помогла Матушка Серафима в 90-е годы были известны всей России и за ее пределами.
19 августа 1991 года произошло удивительное событие — явление Божьей Матери, которое видели 17 человек. С этого момента в Ските стали происходить настоящие чудеса. Место это является местом проявления силы Божьей.
Матушка Серафима принимала безнадежно больных, людей, которым не могли помочь врачи, алкоголиков, наркоманов, бесноватых, а также людей которые молятся за своих близких. Матушка Серафима помогала снять порчу, сглаз, проклятие, изгоняла бесов.
3 февраля 2017 года Матушка отошла ко Господу.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *