Долгая жизнь

Дольше жизни: фильм о детстве за колючей проволокой

30 октября в России — День памяти жертв политических репрессий. Жертвы репрессий — это не только те, кто попадал в тюремные застенки, кто пропадал в лагерях и ссылках. Это и их близкие. В том числе дети — одни из них остался сиротами благодаря работе карательной машины, у других воспоминания детства связаны со страхом и детскими бараками за колючей проволокой.

Судьбам детей репрессированных родителей посвящен новый документальный фильм Дарьи Виолиной и Сергея Павловского «Дольше жизни». В его основе — рассказы людей, которые сумели выжить, не податься страху и сохранить память о бывшем. Среди героев фильма — Чингиз Айтматов, Тамара Петкевич, Азарий Плисецкий.

«Дольше жизни» — своего рода смысловое продолжение фильма Дарьи Виолиной и Сергея Павловского «Мы будем жить», повествующего о драматических судьбах узниц АЛЖИРа (Акмолинского лагеря жен изменников родины). В 2009 году фильм стал обладателем трех главных призов Международного фестиваля фильмов о правах человека «Сталкер» /Приз основного Жюри; Приз Совета Европы; Приз жюри Правозащитных организаций/.

Премьера фильма «Дольше жизни» состоится 30 октября, в 21 час 35 минут на канале «Россия — Культура».

О том, как выбирались герои фильма, насколько они готовы были рассказать о пережитом — в интервью с авторами фильма Дарьей Виолиной и Сергеем Павловским.

АЛЖИР – Памятник 1989 года. Казахстан

— Как вы выбирали героев для фильма среди многих, о ком можно рассказать?

— Дело в том, что мы не занимаемся сухими и серьезными историческими фильмами, расследованиями, поиском секретных документов в архивах. Безусловно, и такие фильмы нужны, но мы считаем, что есть историки и документалисты, которые умеют делать это лучше нас, и мы доверяем их работе. Мы же делаем другое кино.

Нам кажется, что в годы Перестройки, когда люди в массе своей, на самом деле, ничего не знали, и испытывали голод по запрещенной до этого информации, главной задачей писателей, журналистов, режиссеров было именно насыщение информационного голода. Но мы с вами живем в иную эпоху, когда информации море, а доступ к ней стал настолько прост, что она стала почти никому не интересна. Поэтому, если говорить о документальном кино, самым главным нам кажется не столько рассказать людям что то, а эмоционально на них воздействовать.

При всей информационной доступности, люди и сегодня плохо знают историю своей страны, однако, если им неинтересно, то и рассказывать не имеет смысла. А если удается произвести на зрителя впечатление, то он не только узнает что-то новое из нашего фильма, но и дальше будет жить с чуть более открытыми глазами — посмотрит другие фильмы, прочитает книги об этом. В том числе, возможно, и те книги, о которых говорится в нашем фильме.

Поэтому и героев мы выбираем соответственно. Не по принципу — «расскажите нам историю пострашнее, да с подробностями», а потому, что эти люди восхитили и поразили нас самих, а значит, мы надеемся, восхитят и поразят наших зрителей. Творческий процесс возможен только, если ты сам доверяешь своим глазам, уму и сердцу.

Валентин Муравский в Левашово (Петербург)

— Самое трудное в работе — психологический аспект или что-то еще?

— Есть такое чудесное наблюдение: «Творческие люди готовы горы свернуть — лишь бы ничего не делать!» Заставить себя работать всегда непросто.

А если серьезно, то для нас работа над фильмом «Дольше жизни», и вообще над этой темой, была сладостной мукой. Мы погружались в мир наших героев, снова и снова сопереживали их судьбам и вырваться из этого плена не могли, да и не хотели…

— Самые впечатляющие открытия во время работы?

Их было очень много… Например, мы совершенно по-новому открыли для себя Чингиза Айтматова. В Казахстане, на встрече потомков узников ГУЛАГа (нас было больше сотни из 16 стран мира) мы познакомились с сестрой писателя — Розой Торекуловной Айтматовой. После рассказанной ею истории их семьи мы стали перечитывать его книги совершенно иными глазами, и разглядели в них спрятанные от любого непосвященного взгляда маячки собственной истории, которые писатель оставил потомкам.

Вот конкретный пример. Только в 1980 году появится роман «И дольше века длится день», в котором Чингиз Торекулович опишет историю своей семьи, расстрел отца, напишет про свою мать, которая, спасая четверых детей, увезла их из Москвы на далекий «Буранный полустанок». Но еще в 1963 году он пишет повесть «Материнское поле», где уже будет небольшой эпизод о том же самом, и который при чтении пропускаешь, если не знаешь биографии писателя:

Да, Джайнак, вот так и не стало тебя. Ты ушел совсем молодым, восемнадцати лет, и не очень крепко остался в памяти людей. Но я помню тебя и всякий раз вспоминаю, как ты ушел на фронт, не посмев сказать мне об этом, потому что ты любил и жалел меня. Вспоминаю, как ты отдал мальчику на станции свой полушубок. Увидел на станции семью эвакуированную — мать и четверых детей — и отдал старшему мальчишке, совсем раздетому, полушубок, а сам вернулся домой в одном пиджачке — зуб на зуб не попадает. Может быть, и он, став взрослым человеком, иногда вспоминает тебя, мальчишку, потому что теперь ты намного моложе его, а он намного старше. Но ты был его учителем. (Ч. Айтматов, «Материнское поле»)

А открытий во время работы над фильмом было так много, что все невозможно вспомнить, даже если вспоминать неделю. Встреча с каждым из наших героев — открытие, более того — каждая последующая встреча с ними во время съемок снова и снова становилась открытием. Каждая поездка по мемориальным местам и встреча с людьми, которые хранят память, — это тоже открытие. За годы работы у нас появилось множество друзей и единомышленников в далеком Казахстане, о жителях которого, и русских, и казахах, до этого у нас были весьма смутные представления. Так мы знакомились не только с прошлым своей большой страны, но и с ее настоящим. Народы России, Средней Азии, Украины, Белоруссии объединяют не только экономические и политические интересы, но и общая память, и общая боль, выражаемые на общем для всех нас языке…

Писатель Тамара Петкевич в день памяти в Левашово

— Чему можно учиться у старшего поколения, и чего не хватает нам сегодня?

— Не хватает многого и, конечно, есть, чему учиться. Но, пожалуй, сегодня в первую очередь налицо кризис человеческих отношений. Как не парадоксально это звучит, но в испепеляющие годы террора примеров несгибаемого достоинства, поразительных историй любви и дружбы несломленных страшными испытаниями было куда больше, чем сегодня в благополучном, казалось бы, мире. Отчасти поэтому нам так не хотелось «выныривать» обратно в сегодняшний день. Снимая этот фильм, мы соприкасались с людьми совершенно иного человеческого масштаба.

— Как в семьях героев фильма хранили память, ведь их детские переживания очень болезненные? Не хотелось ли им уйти от этих воспоминаний? Как передали следующим поколениям?

— Это сложная тема, и у всех было по-разному. Даже в семьях наших героев, которые эту память хранили и пронесли через всю жизнь. Собственно, о связи времен во многом наш фильм.

Что же до воспоминаний, то в зрелые годы людям свойственно оборачиваться назад и перелистывать собственную жизнь. Юрий Трифонов писал, что люди любят свою жизнь, какой бы она ни была… Конечно, не все, но нашими героями могли стать только те из них, в ком память жива. И нам очень важно успеть показать им фильм, они должны знать, что их жизни прожиты не зря, их имена не исчезнут бесследно.

Валентин Муравский с авторами фильма в Левашово (Петербург)

— Что вы можете сказать о сохранении памяти у нашего народа?

— У нас впечатление, что, к сожалению, у людей с исторической памятью плохо. Даже, когда речь идет об истории своей собственной семьи.

В последней главе фильма мы показываем несколько современных мемориалов в разных точках бывшего Советского Союза. В Москве, Петербурге, Казахстане, Киргизии, Белоруссии проходят Дни Памяти, на них собираются люди. А вот много их или мало?

Одно из таких памятных мест — мемориал «Медное» под Тверью. Медное — это вторая Катынь. Польских офицеров 1940 году расстреливали в трех разных местах, среди которых Катынь — самое известное. Медное — тоже неслучайное место, поляков в 1940 году вывезли расстреливать не просто в какой-то лес, а туда, где НКВД уже и раньше расстреливало обычных советских граждан — крестьян и инженеров, партийных и священников, мужчин и женщин. И в Катынском лесу, который прочно в общественном сознании связан только с Польшей, лежит русских людей гораздо больше, чем поляков. Но мы почему-то про них реже вспоминаем.

В Медном установлено два памятника — польский и российский, над лесом развеваются флаги обеих стран, но если вы спросите, кто чаще к ним приезжает — потомки 5 тысяч похороненных здесь поляков или потомки 6 тысяч похороненных здесь русских, ответ будет неутешительным для нас. И в данном случае невозможно оправдать себя ни жестокой властью в прошлом, ни равнодушной властью в настоящем. Это уже мы с вами…

Музей в Долинке – писатель Екатерина Кузнецова с авторами фильма

— Для чего сегодня нужно говорить об этом? Что это дает людям, живущим в XXI веке?

— Четыре года назад мы сделали фильм «Мы будем жить» об узницах АЛЖИРа — Акмолинского Лагеря Жен Изменников Родины, среди которых была и Лидия Виолина-Френкель (бабушка автора фильма Дарьи Виолиной — прим. ред.).

Фильм «Дольше жизни» мы начинали снимать, как продолжение, уже не о самих узницах, а об их детях. Но, в отличие от первой картины, которую мы сделали на одном дыхании под впечатлением от поездки в Казахстан и всего там увиденного, второй фильм мы делали четыре года. Нам нужно было подождать, пока наши впечатления, наши собственные эмоции обретут какие-то законченные формы, пока фильм «созреет». А когда это случилось, то оказалось, что он не только о детях жертв сталинского террора, но о чем-то большем и вневременном.

Вы помните, как звучит пятая заповедь в переводе на русский язык? «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе». (Исх. 20:12). Наш фильм — об этом.

Беседовала Оксана Головко

«Фильм о детях узниц сталинских лагерей — наш человеческий долг»

4 марта в Ельцин Центре в Екатеринбурге состоится показ документального фильма «Дольше жизни», посвященного судьбе детей, чьи родители в сталинские времена были репрессированы, расстреляны, сосланы. Картину, получившую Гран-при правозащитного кинофестиваля «Сталкер», представит ее автор Дарья Виолина.

Фильм рассказывает о детях узниц Акмолинского лагеря (АЛЖИРа), жен «изменников родины» — малышах, разделивших неволю со своими матерями или разлученными с родителями в эпоху репрессий. Премьера фильма в Екатеринбурге пройдет накануне дня смерти Сталина в память детях, чьи судьбы были искорёжены системой ГУЛАГа, в которую превратилась тогда вся страна.

«Дольше жизни» — второй фильм авторов, посвященный этой теме. Первая часть — «Мы будем жить» — посвящена узницам АЛЖИРа, женам врагов народа, выжившим и погибшим в казахстанской степи от голода и холода. «Дольше жизни» рассказывает об их детях, отправленных вместе с осужденными матерями в лагеря, или рожденных в лагерных бараках.

Дарья Виолина накануне визита в Екатеринбург ответила на вопросы для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина:

– Почему вы взялись за такую тему – жертвы политических репрессий? И почему судьба именно жён и детей «врагов народа» вас тронула?

– Безусловно, отправной точкой стала биография моей собственной бабушки, которая провела годы своей молодости в Акмолинском лагере жен изменников Родины (АЛЖИР). Ей посчастливилось прожить долгий век, и я выросла на ее рассказах обо всем пережитом. Ненависть к сталинскому режиму заложена во мне на генетическом уровне. В 2009 году, в год 100-летия моей бабушки, я впервые в жизни отправилась в Казахстан, мне захотелось своими глазами увидеть те места, о которых я столько слышала. На месте бывшего АЛЖИРа я обнаружила не голую ковыльную степь, как ожидала, а поразительный мемориал, и огромный музей памяти женщин, прошедших этот лагерь. На бесконечной гранитной стене в чистом поле были выбиты имена 8 с половиной тысяч узниц. Среди них я нашла и имя своей бабушки…

Всё увиденное в Казахстане, в котором как нигде сегодня чтят память жертв тоталитарного режима, произвело на меня огромное впечатление. Но я была без съемочной группы, с частным визитом, и снимала всё на маленькую любительскую видеокамеру в надежде показать своей семье. Вместе со своим коллегой, – режиссером Сергеем Павловским мы сделали наш первый фильм на эту тему «Мы будем жить» (2009 г.), но рассчитан он был исключительно на узкий семейный круг. Однако, о его существовании совершенно случайно узнали на телеканале «Культура» и буквально уговорили меня им показать. Я отчаянно сопротивлялась, потому что считала фильм совершенно непригодным, хотя бы с технической точки зрения, для публичного показа. Но руководство канала убедило меня в том, что искренность и эмоциональность этой картины гораздо важнее ее технических характеристик. Фильм был показан 30 октября в День памяти жертв репрессий, позже награжден тремя призами фестиваля «Сталкер», вызвал широкий общественный резонанс. Посвящен он был именно жёнам. Так это начиналось.

Позже мы с Сергеем Павловским были приглашены в Казахстан на съезд потомков репрессированных. Дети, пережившие репрессии вместе со своими родителями, выросшие в бараках и за колючей проволокой, слетелись в Астану из 16 стран… Нам посчастливилось не только узнать и снимать этих людей, но рискну сказать, что и подружиться с ними. Четыре года мы поддерживали связь, вместе с ними были в дни памяти, посещали мемориалы, расстрельные полигоны. Бесконечно много говорили обо всем на свете. В какой-то момент поняли, что сделать фильм о них – наш, в первую очередь, человеческий долг, но и гражданский тоже. Фильм «Дольше жизни» (как и «Мы будем жить») мы делали с Сергеем Павловским в прямом смысле слова – вдвоем, на свои собственные средства.

Конечно, я рада, что телеканал «Культура» и эту работу захотел показать в День памяти жертв политических репрессий в прайм-тайм.

– Показывали ли вы готовый фильм его героям? Как они его оценивали?

– Да, и мы очень спешили. Средний возраст наших героев был далеко за 80… Но судьба была милостива, и все наши герои фильм увидели. Среди них писательница Тамара Петкевич, Азарий Плисецкий, Майя Кляшторная, Роза Айтматова и многие другие. Более того, многих нам удалось привести на премьеру в Москву из Петербурга и Минска. Были замечательные вечера и в их городах и с их участием. Они все пережили заново, и, кажется, мы успели сказать им спасибо, и убедить их в том, что жизнь их прожита не зря, и есть люди, которые будут помнить. О своих героях я могу говорить бесконечно. Это совершенно поразительные, выдающиеся люди, которых мы очень полюбили.

– Какое, на ваш взгляд, сейчас отношение к этому страшному периоду в истории нашей страны в обществе, к жертвам политических репрессий, к фигуре Сталина?

– Отношение к этому страшному периоду видится мне очень серьезной проблемой для нашего общества. Едва ли не краеугольной, потому что без понимания собственного прошлого чрезвычайно трудно сообща двигаться вперед. И тут, по моим представлениям, главная вина лежит на государстве, на власти, которые так и не расставили все точки над «i». То есть не признала страшный сталинский режим преступным, как это сделали все цивилизованные страны, пережившие тоталитаризм. Мне ужасно жаль, что этого не успели сделать в поистине свободную эпоху 90-х.

В 1956-м, когда Хрущев осмелился развенчать культ личности и реабилитировать миллионы невинно осужденных граждан, ему было сделать это куда сложнее и страшнее, чем в «вегетарианские» 1980-90-е. Он решился на этот шаг в стране, которая только что погибала за тирана на фронтах войны, которая была поделена на зэков и конвоиров, на жертв и палачей. Но он сделал это, освободив и вернув имена тем, кто дожил.

А мы сегодня, спустя 80 лет, с интересом наблюдаем на всех федеральных каналах дебаты на тему величия Сталина и переименования в его честь городов и улиц. Это позор и предательство по отношению к миллионам загубленных жизней наших же сограждан. Представьте себе возвращение имени Гитлера в современную Германию? Там одно его упоминание карается законом, и третье поколение не устает каяться.

Я полностью согласна с теми, кто сравнивает Сталина с Гитлером, он не только сопоставим с фюрером, но его преступления еще страшнее, он бесконечно и хладнокровно убивал свой собственный народ, уничтожал генофонд, выжигал, стирал память. И не надо оправдывать его военными победами. Ту войну выиграл народ, а не Сталин. А на его совести лишь страшные цифры потерь, которых можно было избежать, впрочем, как, возможно, и самой войны… Слышать про экономические успехи страны в те годы смешно и страшно. Строительство каналов? Кто рыл эти каналы и прокладывал эти дороги? Кто валил лес и создавал атомную бомбу в шарашках? Не заключенные ли? Их кровью омыты эти каналы, их жизнями оплачены завоевания пятилеток. Переселение целых народов, голодомор, раскулачивание, расстрелы. Всего не назвать…

В нашем фильме «Дольше жизни» писательница Тамара Петкевич, пережившая репрессии, говорит: «Нет более глупой беды, чем раскол собственного народа. Власть расколола его и не заботится о том, как склеить обратно. А ведь сегодня еще можно это сделать и сегодня еще очень НАДО…»

– Как оценивает фильм молодое поколение, если вы его обсуждали в такой аудитории?

– Да, такой опыт у нас был и неоднократно. К сожалению, многое из рассказанного в фильме оказывается для молодых людей полным откровением, но, тем не менее, воспринимают они картину очень эмоционально. В нашем архиве есть целая пачка блестящих рецензий на фильм, написанных ребятами 15-16 лет, им в школе показывала фильм учительница литературы.

Мы всегда очень рады общаться с молодежью, но главной своей целью считаем их обращение к своим корням, пробуждение некого интереса к прошлому своей страны или просто своей семьи.

Знаю, что со многими это произошло после просмотра фильма «Дольше жизни». Наверное, это и есть наше главное завоевание…

Начало встречи с автором фильма и кинопоказ – в 16:30 (сбор гостей с 16:00)

Ждем зрителей в кино-конференц зале Ельцин Центра.

Вход свободный

О фильме:

Документальный фильм «Дольше жизни» (2013 г.) Дарьи Виолиной и Сергея Павловского

86 минут

Гран-при Международного Кинофестиваля «СТАЛКЕР»

Государственный орден Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева «БИРЛИК» за сближение национальных культур и укрепление отношений между народами.

Фильм демонстрируется в рамках проекта «Человек в истории» при содействии Уральской группы «Мемориал», Ассоциации преподавателей права, Свято-Екатерининского малого православного братства

ДЕЛО ЖИЗНИ. МОСКВА

  • год : 2018
  • страна : Россия
  • хронометраж : 32:41′
  • жанр : документальный фильм
  • режиссер : Никита Тихонов-Рау

автор сценария Ольга Арлаускас
продюсер Никита Тихонов-Рау
операторы Дмитрий Иванов, Евгений Лопаткин, Арсений Калашников
звукорежиссер Александр Трухан
монтаж Павел Поярков
пр-во: Студия документального кино «АРТВИДЕО»

Третий фильм из серии «Дело Жизни» — общероссийского кинопроекта о социальных предпринимателях России посвящен социальным предпринимателям г. Москвы.
Героями третьей серии проекта стали основатели проекта BezGranic Couture Янина Урусова и Тобиас Райзнер, основатель проекта Motorica Илья Чех, основатель проекта Senior Group Алексей Сиднев, руководители театра Nedoslov Сергей Бидный, Анна Башенкова и Варвара Ромашкина, а также основатели проекта «Наивно? Очень» Нелли Уварова и Елена Вахрушева.
Все они живут работают в Москве. Будучи визионерами, они не только видят будущее, но и создают его таким, чтобы в нем более комфортно жилось каждому из нас.

Крымский открытый фестиваль документального кино «КрымДок» (2018, Россия, Республика Крым)
Международный Кинофорум «Золотой Витязь» (2018, Россия, Севастополь)
Международный молодежный фестиваль народного творчества и мультимедиа «Молодая Арктика» (2018, Россия, Москва)
Телекинофестиваль «Родные тропы» (2018, Россия, Москва)
XII Международный фестиваль форума социальных коммуникаций «ПОРА!», Лучший фильм в номинации «Социальная инициатива — реализованные проекты» (2018, Россия, Кемерово)
Московский международный телефестиваль «Профессия — Журналист» (2018, Россия, Москва)
Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер» (2018, Россия, Москва)

О РЕЖИССЕРЕ:

Никита Тихонов-Рау родился 20.08.1980 в Москве. Генеральный продюсер, режиссер Студии «АРТВИДЕО». Вице-президент Гильдии неигрового кино и телевидения России по развитию документального показа и проката.
Первое высшее образование получил в Академии Внешней Торговли в сфере авторского права на аудиовизуальные произведения. Несколько лет работал в области рекламы.
В 2005 окончил мастерскую игрового кино П. Тодоровского и Н. Рязанцевой на Высших Курсах Сценаристов и Режиссеров. По окончании ВКСР активно сотрудничает с Первым Каналом, ТК «Культура», делает проекты в жанре видеоарт, снимает и продюсирует документальное кино.
В 2010 вместе с Ольгой Арлаускас основал Студию «АРТВИДЕО», которая ставит перед собой цели по созданию документального кино, вскрывающего острые научные, этические и социальные темы. К 2015 году компания произвела более 30 документальных фильмов по заказу ведущих российских телеканалов и Минкультуры России.
С декабря 2012 вице-президент Гильдии Неигрового Кино и Телевидения по работе с киноклубами, развитию документального показа и проката.
ФИЛЬМОГРАФИЯ:
2018 — «Дело жизни. Москва», документальный фильм
2018 — «Дело Жизни. Остров Сахалин», документальный фильм
2017 — «Дело жизни. Югра», документальный фильм
2016 — «Дело жизни. Люди Севера», документальный фильм
2015 — «Счастье есть», документальный фильм
2014 — «Выпрямительный вздох», документальный фильм
2014 — «Казенные дети», документальный фильм
2014 — «Свои, не свои», документальный фильм
2013 — «По образу и подобию», документальный фильм
2012 — «В ауте», документальный фильм

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *