Дети из неблагополучных семей

За что детей забирают из семей

Автор Редакция рубрики «Общество» Обновлено: 03.02.2017 08:35 Опубликовано: 02.02.2017 20:51

В обществе уже не раз поднимался вопрос о незаконном отъеме детей из семей. Pravda.Ru поднимала эту проблему на конкретном примере. Как работают полиция и органы опеки после поступления информации о возможном нарушении прав ребенка? На этот и другие вопросы Pravda.Ru ответила начальник отдела по делам несовершеннолетних ОВД по САО ГУ МВД России по г. Москве подполковник полиции Елена Бормотова.

Изъятие детей — вмешательство в семью или предотвращение преступления?

— Полиция выявляет детей, проживающих в так называемых асоциальных семьях. Что же такое асоциальная семья?

— Одним из аспектов работы подразделения по делам несовершеннолетних является выявление семей, находящихся в асоциальном положении. Семья, находящаяся в асоциальном положении, — это категория граждан, которые имеют несовершеннолетних, малолетних детей и занимаются их воспитанием и содержанием не должным образом, ведут аморальный образ жизни, злоупотребляют спиртными напитками. Все это и складывается в понятие «асоциальная семья».

— Каким образом полиция выявляет такие семьи? По чьим жалобам?

— Выявляются такие семьи по разным схемам. В основном, информация к нам стекается при отработке участковыми уполномоченными полиции жилого сектора. Они в ходе обхода выявляют семьи, в которых проживают несовершеннолетние дети, родители которых попадают под категорию неблагополучных. Это те, которые употребляют спиртные напитки, наркотические вещества, которые жестоко обращаются с несовершеннолетними детьми.

Также информация поступает к нам из образовательных учреждений, мы очень тесно работаем с социальными педагогами образовательных учреждений, расположенных на территории округа. У нас уже достаточно четко отработан алгоритм. Когда дети приходят со следами побоев, незамедлительно информация поступает в полицию и отрабатывается факт наличия жестокого обращения в семье. Если в школу приходят дети, одетые не по сезону, их одежда изношенная, ветхая, все это вызывает тревогу, что в семье не все в порядке.

Также информация поступает из дошкольных учреждений, детских садов, когда родители приводят детей в нетрезвом либо в неадекватном состоянии.

Еще для нас источником информации служат наши граждане, соседствующие с такими семьями, — как раз та категория людей, которые слышат, что за стенами происходят действия, не совсем правильные. Когда часто слышатся крики, плач детей, когда слышатся крики о помощи, когда происходят скандалы в семьях, где есть дети, — конечно же, эта информация для нас очень важна, и она незамедлительно отрабатывается.

— Но иногда ребенок может быть одет не по сезону, потому что родители его закаляют, или он сам старается ходить без шапки, или не хочет переобуваться в школе. Ветхая одежда на ребенке, возможно, из-за того, что семья в материальном смысле не вполне благополучная, а в психологическом плане там все в порядке. Что касается приема алкоголя, возможно, в какой-то момент родители праздновали чей-то день рождения, а в обычной жизни они не алкоголики. Грубо говоря, как, сколько раз может родитель «провиниться», чтобы у него отняли детей? Какова сама процедура отъема?

— Когда поступает информация в полицию о том или ином факте, безусловно, никто сразу не определяет, что эта семья асоциальная, неблагополучная и ей необходимо заниматься сотрудникам полиции с точки зрения применения мер административной либо уголовной ответственности.

Работа с родителями проводится не только полицией, но и всеми субъектами системы профилактики — это образовательные, медицинские учреждения, комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Семья обследуется именно комиссионно.

Когда поступили звоночки, конечно же, полиция не побежала сразу наказывать родителей, составлять на них административные протоколы. Конечно, выясняются причины того, что происходит в семье. Если не по сезону одет ребенок, по каким-то причинам не хватает денег, эта семья также пойдет на контроль. Но не в полицию, поскольку здесь нет фактов физического или эмоционального насилия, на ребенка нет никакого давления.

Да, бывает тяжелое материальное положение в семье. Как правило, это происходит, когда мама или папа в одиночку воспитывает ребенка и действительно не хватает денег на содержание этого малыша. Поэтому и одежда-то не по сезону и ветхая, может быть, даже продуктов питания не будет в том количестве, которое хотелось бы видеть. В этом случае, естественно, комиссия по делам несовершеннолетних, наши социальные центры защиты семьи и детей незамедлительно вовлекаются в работу с такой семьей. Они помогают этим семьям в получении продуктовой и вещевой помощи. Безусловно, никто не будет на эти семьи ставить клеймо, и ко мне под контроль такая семья не попадет.

Но на контроле будет та семья, в которой родители пусть периодически, но употребляют спиртные напитки. Если эта семья попала к нам в поле зрения, конечно, мы будем ее контролировать. Мы не будем всей командой наведываться к ним домой, проверять, чем они занимаются, чем дышат, но мы будем беседовать с социальными педагогами о ребенке, будем спрашивать характеристики с места жительства, при повторном обходе беседовать с соседями. Конечно, мы будем компромат на семью собирать, чтобы, не дай Бог, не допустить беды.

— Когда ребенка изымают из семьи — на это должно быть решение суда или решение органов социальной опеки? И когда подключается полиция?

— Как правило, без полиции не происходит изъятие, потому что родители таких детей не относятся к категории спокойных и уравновешенных. Здесь полиция нужна, чтобы предотвратить какие-либо нарушения общественного порядка либо нанесения телесных повреждений сотрудникам органов опеки и попечительства. Полиция привлекается, но изымаются дети из семьи по постановлению органов опеки и попечительства.

— То есть не по постановлению суда?

— Судебные заседания обычно потом происходят. Бывают разные ситуации. Допустим, выявился факт, что родители избивают ребенка, ребенок голодный, в квартире жуткая антисанитария, ребенку просто нечего есть. Если его не изъять из семьи прямо сейчас, то могут быть самые страшные последствия. Бывает, что сотрудники полиции выявляют такие факты и незамедлительно вызывают сотрудников опеки и попечительства, чтобы по решению комиссии этого ребенка из семьи изъять.

И когда ребенок изымается из семьи, тогда уже органы опеки и попечительства готовят соответствующие документы в суд, либо на лишение родительских прав семьи, либо на ограничение в правах родителей по отношению к их детям. Тогда уже окончательное решение, безусловно, принимается в суде.

На тот период, когда статус ребенка не определен, когда решается вопрос в суде, ребенок помещается в государственное учреждение. Как правило, это социальные центры реабилитации, которые раньше назывались социальными приютами. И ребенок находится там, пока не решится вопрос с родителями по суду.

— А где живут дети тех родителей, которых ограничили в правах? Тоже в социальных приютах? Или они остаются в семье?

— Дети находятся в приютах либо в замещающих семьях. Этих детей могут родственники брать под опеку. Как правило, это бабушки или другие близкие родственники. Но мы всегда, когда родители лишаются родительских прав либо ограничиваются в правах, им объясняем, что это не навсегда, что все еще можно изменить.

— То есть ребенка можно вернуть?

— Безусловно, ребенка можно вернуть! И для этого родителям нужно всего лишь доказать, что они исправились, пересмотрели свой образ жизни. Вы не представляете, как трогательно наблюдать картину встречи, когда возвращаются дети в семью. Настолько это трогательно, что без слез это все нельзя наблюдать. Ты родителям объясняешь: «А стоило все это того — пройти через эти муки?» Как дети страдают, это же по живому рвет!

Какие бы родители ни были, дети сбегают из приютов, бегут к ним, они все равно их любимые, и они оправдывают их поведение, они оправдывают их состояние, возвращаются к ним. Поэтому, конечно же, страдают в этой ситуации только дети. И мы должны сделать все возможное, чтобы этих страданий было как можно меньше, мы должны родителей убеждать пересмотреть свое поведение.

— Откуда же тогда берутся случаи избыточно применяемых мер? Недавно был громкий случай в Татарстане, когда за неуплату ЖКХ изъяли детей. У женщины, у которой сгорели документы, пришли и изъяли ребенка.

— Сотрудники бывают разные. Дело все в том, что сотрудники органов опеки и попечительства, как правило, гражданские люди. Несмотря на то что есть соответствующие нормативные документы, по которым мы все действуем, не все сотрудники следуют им, и некоторые перегибают палку, не рассмотрев всех обстоятельств, не рассмотрев до мелочей ситуацию. А это необходимо, потому что изъять ребенка из семьи легко, но это неправильно. А изъять ребенка за долги — это абсурд. Но я хочу сказать, что каждый факт должен рассматриваться индивидуально и досконально.

Беседовала Елена Тимошкина

К публикации подготовила Мария Сныткова

Как помочь малоимущим и неблагополучным семьям

Мысли о предстоящем визите сотрудников органов опеки в любой семье вызывают, как минимум, тревогу. Их посещение в некоторых случаях можно предугадать. Например, если ребенок получил травму в драке с одноклассником на перемене, и родителям пришлось обратиться в травмпункт, можно быть уверенным, что медицинская организация уведомит о случившемся отдел полиции по делам несовершеннолетних и органы опеки и попечительства.

Механизм взаимодействия уполномоченных органов с семьями

Социальные службы обязаны проверять все «тревожные звонки» — информацию (порой и ложную) от соседей; сведения, передаваемые в службу образовательными и медицинскими учреждениями; посторонние сигналы. Любая наводка на ту или иную семью практически неминуемо повлечет за собой инспекционную проверку со стороны соцработника.

К сожалению – это понимают и общественники, и родители, и даже сами работники органов опеки – соцслужбы в нынешнем состоянии нуждаются в серьезнейшей реорганизации своей работы. Так, пиком негативных взаимоотношений уполномоченных органов с семьями является изъятие из них детей. Если руководствоваться действующим законодательством, то, согласно Семейному кодексу РФ, существует лишь одна причина для изъятия ребенка из семьи – угроза жизни и здоровью несовершеннолетнего.

Однако современная практика показывает, что детей забирают от родителей за отсутствие в комнате персонального рабочего места для ребенка или за неработающее в зимнее время отопление (что в подавляющем большинстве случаев является виной не родителей, а коммунальных служб).

Очень часто изъятие производится на основании акта о безнадзорности, однако в качестве причины указывается такое распространенное обстоятельство, как антисанитария. Сюда уполномоченные лица относят такие «свидетельства», как неубранные в шкаф вещи, невымытую посуду, двое суток не мытый пол и т.п.

Важно понимать: если визит в семью наносится сотрудником структурного подразделения опеки, связанного с работой по изъятию детей из неблагополучных семей, он более чем заинтересован в отобрании ребенка, ведь в противном случае со стороны вышестоящего руководства возникнут сомнения в эффективности сотрудника опеки.

Таким образом, схема взаимодействия органов опеки с попавшей в поле их зрения семьей всегда одна – при поступлении жалобы на семью или информации от учреждений, посещаемых ребенком, сотрудники уполномоченных органов должны провести проверку условий содержания ребенка, чтобы выявить состав преступления или его отсутствие. После чего принимается соответствующее решение о дальнейших действиях, но семья практически всегда попадает на учет, независимо от того, имеются для этого основания или нет.

Именно поэтому очень важно законодательно разработать алгоритмы, по которым будут действовать социальные структуры в случае поступления к ним информации о состоянии дел в той или иной семье. Это необходимо, чтобы отделять ложные сведения от настоящих проблем в семье, а финансовые затруднения, осложняющие содержание несовершеннолетних, от действительно опасных ситуаций, когда детям угрожает насилие или голодная смерть.

В связи с этим работе госорганов необходима перестройка, чтобы снимать с первичного учета те семьи, которые оказались оклеветаны посторонними (и ввести на законодательном уровне ответственность за ложный донос в опеку). Деятельность органов опеки должна быть изначально направлена на сохранение семьи.

Если вопрос стоит лишь в устранении временных неприятностей, вроде мелкого ремонта или покупки предмета мебели, необходимо опять-таки законодательно организовать работу по оказанию помощи для таких семей, но никак не угрожать родителям отобранием детей, если они не устранят «замечания».

И только в том случае, если будут выявлены и доказаны факты насилия в семье, условия, представляющие действительную угрозу несовершеннолетним, здесь обязательно должны приниматься меры – но первоначально для ребенка необходимо рассмотреть варианты размещения с близкими людьми – бабушками и дедушками, тетями и дядями, совершеннолетними старшими братьями и сестрами.

Социальные службы должны понимать, как важно не нанести детям психическую травму и, насколько это возможно, сохранить для него привычную благоприятную атмосферу, так необходимую для гармоничного развития.

Как помочь «кризисным» семьям

Разумеется, поговорим не о частной, точечной помощи (хотя и такой способ поддержки трудных семей имеет место быть), а о том, как можно поддержать проекты, целью которых является решение временных затруднений таких семей.

Большинство фондов и общественных организаций, направлением деятельности которых является работа в рамках профилактики социального сиротства, прикладывают усилия к реабилитации тех семей, которые попали в трудную жизненную ситуацию. Как правило, в таких семьях хорошие взаимоотношения между детьми и родителями.

Гораздо сложнее обстоит ситуация с семьями, отличающимися девиантным поведением – лишь узкопрофильные фонды специализируются на подобной помощи. В большинстве случаев, родители-наркоманы и алкоголики, попавшие «под прицел» соцслужб, не справляются сами с зависимостью и теряют права на своих детей.

И тем не менее, работа в этом направлении ведется. Беря под свою опеку «неблагополучную» семью, благотворительные организации выявляют спектр трудностей и список претензий со стороны соцработников, требующий устранения. После этого к помощи семье привлекаются волонтеры, неравнодушные граждане и, при необходимости, сторонние организации.

Некоторые фирмы охотно идут на подобное сотрудничество. Строительные и ремонтные компании помогают семьям с облагораживанием их жилья, производители игрушек, канцтоваров, одежды обеспечивают нуждающихся необходимыми предметами детского обихода, мебельные фабрики решают вопросы с нехваткой спальных и/или рабочих мест.

Все это создает организациям неплохую рекламу, ведь к фирмам-благотворителям резко возрастает интерес со стороны клиентов, так как во многом оказание помощи семьям в тяжелых ситуациях характеризует эти предприятия с лучшей стороны, свидетельствуя об их благонадежности.

Однако не только производители и компании способны помогать семьям. Простые граждане также могут не оставаться в стороне, например, участвуя в организуемых благотворительными фондами акциях. Собирая средства для неимущих семей, люди способствуют тому, что дети не попадают в детские дома, а остаются с любящими родителями.

Конечно, некоторые предпочитают лично оказывать материальную поддержку – через знакомых, например. Но если есть возможность и желание помочь, то гораздо эффективнее будет обращение в благотворительную организацию, которая располагает реальными нуждающимися подопечными, а также стратегией помощи им. Таким образом, подобная направленная поддержка станет эффективной и наверняка изменит чью-то жизнь.

Как называется служба, которая вправе изъять ребенка из плохой семьи? Как называется орган власти или человек, который может забрать детей из семьи, невзирая на наличие родителей в квартире? На каких основаниях может случится подобное, какие документы необходимы при изъятии и как конкретно происходит процесс?

Орган, представляющий собой группу лиц, который вправе забрать ребенка или группу детей у нерадивых родителей, называются – органы опеки и попечительства. Неприятная процедура может происходить в любое время дня и ночи, вне зависимости от согласия родителя.

Как называется орган, который заботится о состоянии детей в семьях

Опека и попечительство – ключевой орган исполнительной власти Российской Федерации. Их основной вид деятельности – контроль и защита прав несовершеннолетних граждан, не достигших 18 лет. Причем, существует раздел органа, при котором опека осуществляет надзор за детьми до 14 лет, попечительство – от 14 до 18 лет.

При каких условиях могут забрать детей – документы

Для того, чтобы опека смогла за брать детей из семьи необходимо предписание, составленное заблаговременно. Основанием предписания могут являться документы, подтверждающие наличие каких-либо нарушений, противоречащих нормальному обеспечению жизнедеятельности несовершеннолетних.

Нарушения должны быть зафиксированы письменно одним из представителей органов опеки. Сама заявка на нарушение в семье может быть оформлена близкими, родственниками или соседями.

Иными словами, любой, кто зафиксировал какой-либо вопиющий случай в сторону несовершеннолетнего, вправе зафиксировать его (аудио-, видео- съемка) и предоставить в органы исполнительной власти. На основании этих материалов будет возбуждена контрольная проверка, визит органов в предполагаемо неблагополучную семью.

Если при намеренной проверке замечено какое-либо нарушение, согласно регламенту — представителям ребенка (опекунам, родителям и т.д.) выписывается предупреждение и предписание с подробными пунктами того, что необходимо исправить. Сюда может относится не только моральная составляющая в виде взаимоотношений с ребенком, но и материальная. А именно. Каждый несовершеннолетний в семье должен иметь:

  • Личное рабочее место;
  • Личное спальное оборудованное место, с чистыми постельными принадлежностями;
  • Личную камеру для хранения вещей, либо полку в шкафу;
  • Одежду по погоде и времени года;
  • Набор минимальных продуктов на 2-3 дня в холодильнике;
  • Игрушки, канцтовары, учебные материалы и пособия, необходимые для развития ребенка.

Также, квартира или помещение, в котором проживает несовершеннолетний, должна быть отремонтирована, иметь чистые, сухие стены, пол, потолок. В жилище должна быть оборудована система водоснабжения и водоотведения (канализация).

При любом подозрении насилия над ребенком, органы опеки могут организовать комиссию из педагогов и психологов, которые с профессиональной точки зрения определят уровень развития ребенка, его эмоциональное и психическое состояние. Какие-либо отклонения могут являться причиной для возбуждения дела на изъятие.

КАК ПОМОЧЬ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫМ СЕМЬЯМ. статья по теме

КАК ПОМОЧЬ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫМ СЕМЬЯМ?

Пороваева Надежда Викторовна,

социальный педагог МОУ СОШ № 10 г. Серпухов Московской области

Современная обстановка, в которой оказалось наше общество, потребовала поиска новой модели общественного воспитания подрастающих поколений. Жизнь выдвинула задачи воспитания личности в открытой социальной среде, тесного взаимодействия всех воспитательных структур нашего общества — школы, семьи, трудовых коллективов, общественности. В ходе такого коллективного сотрудничества родилось новое перспективное направление педагогической науки – социальная педагогика, возвышающая позицию личности, исходящая из того, что первичен человек, а государство, общество, все воспитательные институты — вторичны и должны быть поставлены на службу интересам человека, способствовать его развитию. Данное методологическое положение заложено в современную модель взаимодействия человека, семьи, общества. Семья является одним из главных институтов воспитания и социализации. А что получится, если семья неблагополучная? Почему семья получила такой статус? И как ей помочь?

Прежде чем ответить на эти вопросы, следует определить что такое неблагополучная семья.

Неблагополучные семья — это семья с низким социальным статусом, не справляющаяся с возложенными на нее функциями в какой–либо из сфер жизнедеятельности или нескольких одновременно. Адаптивные способности неблагополучной семьи существенно снижены, процесс семейного воспитания ребенка протекает с большими трудностями, медленно и малорезультативно.

Неблагополучная семья – это семья, в которой ребенок испытывает дискомфорт, стресс, пренебрежение со стороны взрослых, подвергается насилию или жестокому обращению. Главной характеристикой такой семьи является отсутствие любви к ребенку, заботы о нем, удовлетворения его нужд, защиты его прав и законных интересов.

Какими бывают неблагополучные семьи?

Группа неблагополучных семей очень неоднородна. Существуют разные критерии семейного неблагополучия. Ниже приведен пример классификации, в основу которой положена степень нарушения взаимоотношений и поведения членов семьи.

Так, например, проблемные семьи – это семьи, функционирование которых нарушено из-за педагогической несостоятельности родителей. Как правило, это конфликтные семьи с дисгармоничным стилем семейного воспитания (авторитарные, гипо- или гиперопекающие). Кризисные семьи — это семьи, переживающие внешний или внутренний кризис (изменение состава семьи, взросление детей, развод, болезнь, смерть кого-либо из членов семьи, утрата работы, жилья, документов, средств к существованию и т. д.). Признаками асоциальной семьи является наличие таких проблем как алкоголизм, пренебрежение нуждами детей. При этом, однако, детско-родительские отношения полностью не разорваны (например, дети пытаются скрывать пьянство родителей, берут на себя ответственность за обеспечение семьи, уход за младшими детьми, продолжают учиться в школе). Аморальная семья — это семья, полностью утратившая семейные ценности, характеризующаяся алкоголизмом, наркоманией, жестоким обращением с детьми, не занимающаяся воспитанием и обучением детей, не обеспечивающая необходимых безопасных условий жизни. Дети в такой семье, как правило, не учатся, являются жертвами насилия, уходят из дома. Крайняя степень семейной дисфункции наблюдается в антисоциальных семьях. Они характеризуются противоправным, антиобщественным поведением, несоблюдением моральных, нравственных норм в отношении наименее защищенных членов семьи, нарушением экономических прав ближних. Это семьи, ведущие паразитический образ жизни, зачастую за счет принуждения детей к воровству, попрошайничеству и проституции.

Отчего так трудно работать с неблагополучными семьями?

Чем глубже степень семейного неблагополучия, тем более закрытой для внешнего мира она становится, тем сильнее нарушено поведение детей, тем труднее оказывать помощь такой семье, особенно в условиях образовательного учреждения. К сожалению, школьные реалии (нехватка времени, отсутствие специалистов, недостаток необходимых навыков) не позволяют педагогам с полной отдачей и с использованием современных социальных технологий и психологических знаний работать с семьями.

Задача осложняется еще и тем, что родители из семей с тяжелой степенью неблагополучия неохотно вступают в контакт со школой (или вообще не вступают), могут игнорировать или демонстрировать открытую враждебность в ответ на призывы педагогов. Через какое-то время количество специалистов, пытающихся работать с такой семьей, становится очень большим: это могут быть специалисты школьной социально-психологической службы, Комиссии по делам несовершеннолетних, милиции, органов опеки и попечительства, психологи (а порой и психиатры) окружных медицинских, психологических и социальных центров. Но, к сожалению, чаще всего большое количество специалистов из разных учреждений так и не становится рабочей группой, КОМАНДОЙ, работающей под руководством куратора («менеджера случая»), который помогает провести анализ, правильно поставить цели, определить ресурсы, привлечь необходимых специалистов, скоординировать усилия, четко поставить задачи, проконтролировать выполнение, провести супервизию, оценить результаты, скорректировать программу… В таких случаях школа остается «один на один» с трудным ребенком (подростком) и его трудными родителями.

Непросто установить отношения сотрудничества с неблагополучной семьей. Увы, нежелание сотрудничать часто оказывается обоюдным – как со стороны семьи, так и со стороны учителей.

Враждебное отношение неблагополучных родителей к школьным педагогам понятно и объяснимо: это обычный внешнеобвиняющий способ реагирования людей, которые чувствуют себя отверженными, отчужденными от «социально позитивного большинства». Демонстрируемые ими враждебность и агрессивность – это постоянные спутники семьи (нередко на протяжении многих поколений), это привычные защитные реакции, помогающие выживать в осуждающем, «враждебном» для них мире.

В то же время педагоги нередко принимают враждебность неблагополучной семьи за показатель «испорченности», за полный отказ от изменений в лучшую сторону. Пороки родителей могут объявляться непреодолимыми, а девиантность детей – закономерным итогом неправильного родительского поведения.

Безусловно, существует причинно-следственная связь между, например, алкоголизмом родителей и проблемным поведением и нарушениями развития у детей. Однако, при работе с семьей следует обращать внимание не только на недостатки, которые привели к возникновению проблемы. Мы не можем изменить тяжелое прошлое семьи (алкоголизм нескольких поколений, тюремные заключения, разводы, смерти, тяжелые болезни)… Все это уже произошло и наложило отпечаток на поведение членов неблагополучной семьи.

Но работа строится не только на поиске и устранении причин проблемы, но и на использовании ресурсов семьи. Их бывает трудно увидеть; не всегда бывает сразу понятно, как их можно использовать. Это могут быть незаметные на первый взгляд способности и интересы членов семьи, сохранные отношения с другими людьми, любовь между детьми и родителями, ресурсами могут быть и особенности характера, которые могли бы помочь человеку измениться.

Часто бывает так, что внутренних ресурсов недостаточно для изменения ситуации. Тогда целесообразно подумать о внешних ресурсах, которые помогли бы семье преодолеть кризисную ситуацию (материальные ресурсы, помощь в трудоустройстве, эмоциональное принятие, своевременная медицинская или психологическая помощь).

Как строить работу с неблагополучной семьей?

Принцип индивидуального подхода к проблеме неблагополучной семьи предполагает следующий примерный алгоритм действий:

• Подготовка – предварительное знакомство со всеми имеющимися сведениями о семье, составление плана беседы;

• Установление контакта специалистов с членами семьи;

• Выявление сущности семейных проблем, причин их возникновения и внутренних ресурсов неблагополучной семьи;

• Определение плана выхода семьи из тяжёлой ситуации, содержания необходимой помощи и поддержки со стороны специальных служб, стимулирование родителей к самопомощи;

• Реализация намеченного плана, привлечение специалистов, способных помочь в разрешении проблем, которые семья не может решить самостоятельно.

• Патронаж семьи (в случаях тяжелого неблагополучия может продолжаться до нескольких лет).

Ждать ли результата?

Часто, начиная работу с семьей, мы хотели бы в скором времени получить результат. Опыт показывает, что мы бываем слишком нетерпеливы и отсутствие результата считаем основанием для прекращения работы «по-хорошему» и начала работы «по-плохому». Тогда к семье начинают применять (от отчаяния и возмущения) карательные меры — с исключениями детей из школы и направлениями их в специализированные учебные заведения, со штрафными санкциями для родителей, с ограничениями и лишениями родительских прав. Однако в результате этих мер изменения в лучшую сторону наступают далеко не всегда; нередко и без того тяжелое положение усугубляется еще больше.

Безусловно, в работе встречаются ситуации, когда выше перечисленные меры оказываются единственно возможным выходом. Но бывает и так, что отсутствие изменений говорит о плохо продуманном подходе со стороны специалистов, о недостаточном профессионализме при работе с семьей или просто – о нашей поспешности.

Серьезные изменения требуют времени. Как на протяжении многих лет формировался дисфункциональный способ поведения членов семьи, так не за один день семья перестраивается и начинает пробовать жить иначе. Человек должен созреть для изменений, а это долгий процесс, причем большая часть этого процесса происходит во внутреннем мире человека, не проявляясь поначалу внешне. Когда же изменения становятся заметны, то об их устойчивости все равно говорить рано: требуется значительный период времени для того, чтобы новые способы поведения стали привычными. На этом пути возможны «срывы», возвраты к старому, которые не следует расценивать как тщетность всех приложенных усилий. Возможно, это временный откат назад, вызванный какими-либо неблагоприятными обстоятельствами. И наше дело в этом случае – вновь анализировать ситуацию, делать выводы и продолжать работу.

Следует отметить, что при работе с семьей используются принципы индивидуального подхода, то есть ставятся те цели и задачи, которые адекватны потребностям именно этих родителей и детей со всей историей их неблагополучия, со всеми их недостатками и достоинствами.

Проблемы неблагополучной семьи невозможно решить силами одного специалиста. Педагог, работающий с семьей, должен хорошо знать все ресурсы своего района и округа. Только слаженная работа команды специалистов может изменить к лучшему сложившуюся ситуацию и сохранить семью.

Все, что может опека — прийти, посмотреть и забрать ребенка из семьи. Почему государство не может помочь неблагополучным родителям

Светлана Строганова с приемной дочерью Полиной

В Москве спасатели нашли в квартиру истощенную девочку-маугли 5 лет. Ребенок не может говорить, общаться, обслуживать себя. Мать, по словам следствия, приходила к ней раз в 5 дней. Состояние квартиры, в которой жила девочка, пугает.

Полицию вызывали соседи, которые несколько дней слышали вой и плач ребенка. К счастью, девочка жива, в отличие от последних случаев в Кирове или Санкт-Петербурге, где дети все-таки умерли от истощения.

Конечно, возникает вопрос, чего ждали соседи несколько дней? Почему раньше не сигналили?

Но тут же можно спросить и с другой стороны – а что, вызывать полицию каждый раз, когда слышен рев или детские крики?

У меня 5 детей, иногда они играют или даже спорят, ругаются, дерутся. Кое-кто может начать очень громко рыдать, если не получит желаемую игрушку или разрешение смотреть мультики.

Если каждый раз соседи будут вызывать полицию, во что превратится жизнь моей семьи, моих соседей и полицейских?

А вот еще один громкий случай: у Олеси Уткиной, инвалида по слуху, отобрали двух маленьких детей. При этом вся история очень странная. С одной стороны, все происходящее можно свести к тому, что мама была плохо социализирована (хотя дети были всегда ухожены, накормлены) и даже имела проблемы с алкоголем (хотя медицинского освидетельствования нет), но факты говорят сами за себя: месяц после изъятия детей из семьи и помещения их в больницу мама практически неотступно была с детьми, заботилась о них и пыталась сделать все, чтобы их вернуть домой.

Детей матери не отдали, а разделили (и это тоже страшная схема в нашей системе), поместили в разные учреждения и очень быстро выставили в базу данных на устройство в семью, хотя Олеся не лишена прав и даже не ограничена в них.

Суд должен был состояться 11 марта, но его перенесли на 1 апреля. Судья заболела, а других в Питере, видимо, нет. Олеся навещает детей, дети плачут и просятся домой. Они не понимают, за что их так наказывают.

И получается, что теперь со стороны социальных служб, которые призваны заботиться о детях, мы видим жестокость. Зачем разлучать любящую мать и детей, если нет никакого криминала?

Да, живет Олеся бедно. У нее комната в коммунальной квартире и совсем небольшой доход, а еще не очень любезные соседи, которые периодически жалуются на нее в полицию и опеку. Олеся не покупает икру, не ходит по театрам, не ездит отдыхать в Испанию.

Но является ли это основанием для того, чтобы лишать детей самого близкого человека?

У меня есть соседка, пожилая женщина. У нее под опекой находятся двое внуков 11 лет, она живет с ними в одной комнате в коммунальной квартире. И точно так же ее соседи по квартире пишут заявления в опеку, в прокуратуру, в полицию о том, что-де бабушка не осуществляет должный уход за детьми. Зная этих детей много лет (ребята часто бывают у нас в гостях, а иногда остаются даже ночевать), я неоднократно подтверждала, что готова ручаться во всех инстанциях, что бабушка детей любит и заботится о них.

Но зачем-то людям очень нужно избавиться от этой бабульки и детей. Вот и «проявляют бдительность». В итоге бабушка сейчас вынуждена переезжать в другое место.

Ребенок в детском доме – это отсутствие головной боли

И вот тут, как бы нам ни хотелось начать ругаться на органы опеки, которые могут в одночасье разрушить то самое ценное, что есть у детей, – связь с родителями, надо остановиться и задать себе вопрос: «А какие есть методы воздействия у этих самых органов опеки на неблагополучные семьи? И какие схемы действий в подобных ситуациях у них вообще есть?»

Давайте я расскажу, чего у них нет.

У них нет своих психологов. Да-да, в службах опеки работают не психологи, а посему сами оценить правильно состояние семьи и детей в полной мере они не могут. Так, на глазок. Кстати, сейчас точно так же оцениваются и кандидаты в приемные родители – на глазок.

У них нет материальной базы. То есть помочь с ремонтом квартиры или с зимними и летними вещами неимущей семье они не могут.

У них нет юридической базы. Они не могут ходить за семью в банки и договариваться о реструктуризации долгов или в суд, чтобы не отключали электричество за неуплату и т.д.

У них нет ресурсов искать малоимущим семьям работу или подработку.

А это все периодически требуется семьям, чтобы ситуация могла выправиться и детям в семье стало лучше.

У матери может не быть работы, у нее может сгореть квартира и не быть денег на ремонт, у нее может быть тяжелое заболевание (да даже депрессия), она не в состоянии справиться со своими животными и раздать не может, у нее не хватает времени выправить ребенку речь или водить его на кружки и одновременно работать, ее могут не брать в сад из-за того, что ребенок гиперактивный, и многое-многое другое.

Если бы кто-то пришел и помог семье разрешить эти проблемы, то детей можно было бы спокойно оставлять жить в семье. При этом средства, выделенные на решение этих проблем, были бы существенно меньше денег, которые государство будет тратить на детей в детском доме, если их заберут из этой семьи.

Но нет у нас таких схем помощи в государстве.

И поэтому все, что может сделать опека, это прийти, посмотреть, составить акт и или оставить ребенка в семье, или забрать ребенка из семьи. Всё. Больше опека ничего сделать не может по большому счету – нет у служб, которые призваны заботиться об интересах детей, никаких действенных схем помощи этим детям.

Система на данном этапе может только поддерживать систему. А это не люди, а документооборот.

Интересы ребенка фигурируют на бумаге, а на деле все работает на цифры и отчетность, на правильность оформления, на попытки избежать ответственности и спихнуть с себя проблему на кого-то еще.

Ребенок в неблагополучной семье — это головная боль у опеки, ребенок в детском доме – это отсутствие этой головной боли, и ясно, как могут приниматься решения об изъятии. Кому хочется лишних проблем?

Детские дома — это замкнутый круг

Значит ли это, что их нет совсем в нашей стране – этих схем помощи?

Нет, схемы есть.

Они есть у фондов, у НКО и разных общественных организаций. А значит, на данном этапе, пока не разработана государством схема помощи семьям, нужен симбиоз. Когда выходит опека по сигналу в семью и видит, что там бедно, что требуется помощь, они дают сигнал в фонд или самой маме сообщают, куда можно обратиться, и проблема может начать решаться.

Фондов на всех социально неблагополучных граждан не хватит. Не смогут фонды заменить собой всю государственную социальную сферу. Но надо стараться сделать хотя бы то, что мы уже в силах сделать – помогать там, где можем. А еще нужно говорить о потребности в государственной схеме помощи (именно помощи) таким семьям, где можно и нужно сохранять детей.

Потому что детские дома — это замкнутый круг: травмированные дети выпускаются из детских домов и создают свои социально неблагополучные семьи, ибо нет у них перед глазами модели нормальной семьи и модели нормальной помощи, и их дети попадают опять в детские дома.

И, конечно же, все работники этой сферы должны пройти курс в ШПР. Ибо очень часто, принимая решение об изъятии детей, сотрудники опек даже не догадываются, какая это страшная трагедия для ребенка. И это во сто крат страшнее, чем бедность родителей и текущие потолки в ванной.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *