Что дает исповедь человеку?

Клин православный

Ирина Филиппова

Беседа с настоятелем Троицкого храма с. Захарово игуменом Тихоном (Полянским)

— Что есть покаяние? Где его истоки? Для чего оно нужно человеку?

— Покаяние — одно из семи христианских Таинств. Оно установлено Самим Иисусом Христом (см. Ин. 20, 21-23; Мф. 16, 19; 18, 18). В этом Таинстве верующий, при исповедании своих грехов и видимом разрешении их священником, невидимо разрешается от всех грехов Иисусом Христом, возвращаясь к тому состоянию, которое было обретено после Крещения. Для действенности Таинства необходимы искреннее сердечное раскаяние, твердое намерение исправить свою жизнь, вера в Господа Иисуса Христа и надежда на Его милосердие, устное изложение своих грехов перед священником и молитвенное прошение священника.

Покаяние — это спасительный мост, брошенный над пропастью греха, отделяющей нас от Бога. Свт. Иоанн Златоуст так воспел покаяние: «О покаяние! Ты восходишь от земли на небо, превышаешь силы Ангельские, приближаешься чрез посредство Духа Божия к Престолу Господню, становишься собеседником Бога; ты из сокровищ Божиих, как бы из своих собственных, получаешь жизнь и с дерзновением даруешь ее тем, которые обладают тобою».

— Чем же отличается состояние покаяния, раскаяния от просто искреннего осознания своих грехов? Или, может быть, это одно и то же?

— Покаяние и просто осознание своих грехов — состояния, существенно отличающиеся друг от друга. Например, я могу «просто осознавать», что не знаю греческого языка, и спокойно прожить с этим всю жизнь. Но я могу и по-иному отнестись к своей необразованности и приложить усилия, чтобы научиться этому языку и достичь определенного совершенства в применении своих знаний. То есть, в двух случаях точка отсчета — одна и та же, а конечный результат — принципиально разный. Другой пример: недостаточно только вести печальную статистику преступлений в обществе, осознавая криминальный беспредел. Нужно предпринимать самые решительные шаги. Также и в нравственной жизни: недостаточно только осознать свою греховность — с ней нужно бороться. Покаяние как раз и содержит в себе не только осознание греховности, но и намерение исправиться.

Человеку тяжело осознавать свою греховность, в которой его обличает голос совести. С грузом плохих мыслей и поступков тяжело, невозможно жить (можно вспомнить, что известнейших мировых злодеев мучили кошмары). Простое «осознание грехов» может оказаться безвыходным тупиком и довести до полного отчаяния, если мы не найдем в себе силы покаяться. «Если бы не было покаяния, давно бы погиб род человеческий» (прп. Ефрем Сирин).

Уже в Ветхом Завете присутствовало понимание того, что покаяние требует каких-то действий по преодолению греха и его последствий. Первоначально покаяние состояло из внешних очистительных обрядов, поста, облачения во вретище (грубую одежду из мешковины). Потом пророки возвысили понятие о покаянии и требовали, кроме внешних очищений и жертв, сердечного сокрушения и смирения перед Богом (см. Пс. 50, 19) и изменения своей жизни (см. Ис. 1, 16-17). Евангелие понимает покаяние не просто как «раскаяние», «сожаление» о грехах, но и как возрождение, полное изменение существа.

— Зачем человеку нужна исповедь? Что она дает?

— Исповедь — это покаянное изложение грехов перед священником, после которого священник разрешает, то есть прощает искренне раскаянные грехи. Исповедь в храме совершается согласно «Чину исповеди», напечатанному в церковном «Требнике» и включающему в себя молитвы о прощении грехов и исповедание православной веры. Исповедь — это важнейшая часть покаяния, поскольку на исповеди мы получаем прощение и благословение на исправление своей жизни. Однако покаяние состоит не только из исповеди. По словам свт. Иоанна Златоуста, «истинное покаяние не то, которое произносится только на словах, а то, которое утверждается делами, исходя из самого сердца». В Церкви существует покаянная дисциплина, то есть правила, необходимые для помощи христианину в борьбе с грехом и для исправления последствий соделанных грехов, нанесенных как душе самого кающегося, так и окружающим. Вспомните, в Евангелии мытарь Закхей не только решил больше не грешить, но и обещал четырехкратно возместить причиненную обиду (см. Лк. 19, 1-10). То есть истинное покаяние соединяется с делами милосердия, молитвой. Кающийся может получить от священника епитимью — предписание выполнения определенных дел: чтение молитв, совершение земных поклонов, оказание помощи окружающим, раздача милостыни.

— Одна моя знакомая говорит: «Я знаю все свои плохие поступки и мысли и всегда могу их высказать перед Богом в душе. Мне посредник не нужен», — она имеет в виду священника. А какова на самом деле роль всех трех участников исповеди?

— Можно позавидовать Вашей знакомой, если она действительно знает абсолютно все свои плохие поступки и мысли. Думаю, что она на самом деле неплохой, самокритичный и строгий к себе человек. Однако видно, что Ваша собеседница не очень хорошо представляет себе роль и место священника во время исповеди. К примеру, не без доли сарказма присовокупляет к священнику торговое наименование «посредник». Грехи — это не предмет обмена или торга человека с Богом, здесь, действительно, нет места «посредникам». Для покаяния нужен не посредник, а свидетель покаяния. Такими свидетелями, кстати, в древней Церкви был не только один священник, но и все христиане — исповедь носила публичный характер. Апостол Иаков в своем послании пишет: Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак. 5, 16). Наверное, эти слова удивили бы вашу знакомую.

Каждая исповедь — это обещание приложить все усилия для того, чтобы впредь не возвращаться к исповеданному греху. Священник — только свидетель этой вашей клятвы верности Богу, о чем во всеуслышание напоминает в храме каждый раз перед исповедью. Ваша знакомая могла бы возразить: «А зачем? Мне и свидетель не нужен!» Интересно было бы узнать у нее: когда она выходила замуж, то кто участвовал в торжественной регистрации ее брака — «посредники» или свидетели? А что, если обойтись без них и вообще без самой свадьбы? Правда, в таком случае получается нечто совсем не похожее на законный брак.

Несомненно, в боязни покаяния в присутствии священника присутствует и элемент гордости, желание скрыть от окружающих отрицательные стороны своей личности. А такая черта нашего характера, как самооправдание, разве не заставляет нас приуменьшать значение своих ошибок, объяснять их причину неумолимыми обстоятельствами, а не нравственным падением? Человеку бывает очень стыдно обнаружить перед священником плохие мысли и поступки. «Сатана извратил естественный порядок: греху он дал дерзость, а покаянию — стыд» (свт. Иоанн Златоуст).

Но давайте обратимся к следующему примеру. Можно провести аналогию между грехом и болезнью, как это встречается в святоотеческой литературе: у святых Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Нисского.

Только грех — это болезнь, прежде всего, нравственная, по духовному закону она соединяется с телесным началом человека, поскольку человек это единое существо (что очень ярко видно на примере таких недугов, как алкоголизм, наркозависимость, курение, но это правило верно и для прочих грехов). Недаром же тысячи философов с разными вариациями говорили слова, похожие на знаменитое: «В здоровом теле — здоровый дух». Конечно, каждый из нас заботится о здоровье своего тела и старается не дать повода для болезни, ну а если мы все-таки заболели, то спешим к… Стоп! По логике Вашей знакомой, мы все глубоко неправы. Больные ни в коем случае не должны идти к доктору: в лечении болезни «не нужен посредник», постыдно рассказывать врачу о неприглядных подробностях наших немощей; нужно гордо и самонадеянно бороться с болезнью один на один. Что же, плачевные последствия самолечения общеизвестны.

Так и священник во время исповеди выступает в роли врача наших греховных болезней, а церковь называется «врачебницей духовной». Пастырь выступает в роли нашего духовного отца, или духовника, помогая нам добрым советом, вместе с нами размышляя о причинах падения, а если нужно, то и утешая нас, поддерживая в моменты малодушия и сомнений. Есть прекрасные слова, сказанные нашим современником, подвижником ХХ столетия, преподобным Силуаном Афонским о духовничестве: «Мы же должны спрашивать своих духовников, и они приведут нас ко Христу, потому что им дана благодать вязать и решить. Приди к духовнику с верою — и получишь рай. Великое лицо — иерей, служитель у престола Божия».

И вот мы уже подошли к самому главному. Священник наделен властью от Бога прощать те наши грехи, в которых мы приносим искреннее покаяние. Это нелегкое бремя ответственности и власти Христос дал Своим апостолам: Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 23). В апостольской преемственности этот дар сохраняется в Церкви («от онех же и на ны другдругоприимательно пришедше» — как сказано в разрешительной молитве). Прощение не нужно понимать юридически, как «индульгенцию», как уравновешивание какой-то «кармической» чаши весов, это нравственный факт, неразрывно связанный с нравственным перерождением.

Если вдруг на Вашем пути к Богу Вам становится «ненужным» кто-то из ближних — назовем кого угодно: «посредника», свидетеля, родственника или даже Вашего обидчика, — то это уже недобрый признак. Послушаем Самого Господа, сказавшего: Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23-24).

А теперь о том, в чем Ваша знакомая, безусловно, права. Никто, никакой самый опытный священник не сможет заменить своими наставлениями или молитвами ее личного покаяния. Нельзя раскаяться за другого, сделать этого не может даже Сам Бог. Вспомните из Евангелия: Христос молился за распинавших Его (см. Лк. 23, 34), Он пришел спасти грешников (см. Мф. 9, 13), но Он не может их насильно сделать праведниками.

— Иногда исповедался — и словно гора с плеч свалилась, но отнюдь не каждый раз чувствуешь душевное облегчение. От чего это зависит? Может быть, от настроя, с которым приступил?

— Исповедь является Таинством, а это значит, что Господь всякий раз благодатно действует на душу кающегося грешника. Но как именно действует Господь — является тайной. Поэтому ожидать наступающего после каждой исповеди какого-либо определенного духовного ощущения или настроя чувств неверно. Мы не можем предвосхитить замысел Божий о самих себе, тогда как Богу известно, что именно полезно человеку. Господь действует так, чтобы помочь вставшему на путь исправления, и здесь не бывает «стереотипных решений», ибо дары Духа различны (см. 1 Кор. 12, 4). Вспомните притчу о блудном сыне: любящий отец по-разному поступил с сыновьями, один из которых всегда оставался в отеческом доме, а другой пропадал в дальних странах (см. Лк. 15, 11-32). Однако родительская любовь была одинаковой и к верному сыну, и к блудному. Так и Небесный Отец в отношении к нам в одном случае дает пережить радостное чувство прощения и богосыновства, в другом — оставляет нас для того, чтобы мы приумножили свое усердие в покаянном труде, чтобы осознали свое несовершенство. Божественная же любовь остается неизменной, это нужно помнить всегда.

Конечно, совесть подсказывает нам, какими мы уходим с исповеди. Но следует предостеречь от всецелого доверия своим чувствам и ощущениям, от стремления искать повторяющегося приятного душевного настроения. Почему это нежелательно? Здесь нам грозит опасность духовного недуга, носящего название «прелесть» или «прельщение». Сравните: если мы станем кормить ребенка только одним сладким, сахаром, то неминуемо искалечим его растущий организм неизлечимыми болезнями. Для пользы нашему телу в надлежащее время подобает вкушать и сладкое, и соленое, и теплое, и прохладное. Также и для духовно возрастающей души, по согласному опыту многих святых подвижников, невозможно достичь совершенства без внутреннего плача и исповедания грехов. Еще апостол Павел так учил об этом: печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть (2 Кор. 7, 10). Так что искать в исповеди нужно, прежде всего, прощения грехов, а не переживания каких-либо приятных и облегчающих чувств.

— В исповеди человек изливает свою душу, означает ли это, что исповедь — чисто спонтанный акт, и если к ней готовиться, то она станет формальной? Надо ли готовиться к исповеди и как?

— Исповедь требует серьезной работы над собой, подготовки к этому Таинству.

Человеку в определенном душевном настрое хочется «излить», как Вы говорите, свою душу. Однако любой священник подтвердит Вам, что очень часто на исповедь приходят люди, почему-то чувствующие, что им нужно подойти к аналою с Крестом и Евангелием, но совершенно не знающие, что говорить.

И начинается довольно печальная попытка исповеди, когда священник перечисляет всевозможные грехи, а «кающийся» односложно отвечает «да» или «нет». Это означает, что по-настоящему человек еще и не задумался о своей совести, он, может быть, осознает свою греховность, но не видит за собой конкретных грехов. Если вдруг к врачу пришел пациент, которому «захотелось» подлечиться, но ничего не говорит о симптомах своего недуга, как его лечить? И если для уточнения диагноза доктор будет перечислять все возможные болячки, а пациент станет ограничиваться ответами «да» и «нет», то вряд ли он тем самым значительно поможет своему лечению.

Чтобы такого не было во «врачебнице духовной», к исповеди следует подготовиться. Нужно вспомнить свои поступки, начиная с самого детства, особенно если Вы приступаете к Таинству впервые. Можно поразмышлять над качествами своей души с листком бумаги и карандашом в руках. Если Вы прочитаете Евангелие, это очень поможет Вам увидеть свои грехи и обрести надежду на их прощение. Домашняя уединенная молитва поможет открыть сердце Богу. Воздержание в пище и в развлечениях — пост — сообщает смиренное настроение душе. А чтобы исповедь не стала «формальной», можно вспомнить нелицеприятные слова преп. Ефрема Сирина: «Если один обычай влечет тебя к Врачу, то не получишь здравия. Слезами только и сокрушением врачуется болезнь твоя».

— Задачу «самопознания» в разное время ставили самые различные религиозные и философские течения. Огромный мистический опыт в этой области накоплен популярными сейчас восточными культами, практикующими «погружение в себя», медитации, «растворение» в потоках «энергии». В современном мире, где так сильно культивируется эгоистическое внимание к самому себе, такая «духовность» с готовностью принимается многими.

Ничего общего с христианской аскезой эти опыты не имеют! Христианство говорит о поврежденности грехом человеческого естества и ставит задачу его исправления. Так возможно ли спасение своими силами? Если человек, как считают приверженцы «самопознания», — это своего рода путеводная книга, то можно ли научиться науке «мировой гармонии» по этому испорченному учебнику? Сегодня не только духовная, но и клиническая практика убедительно свидетельствуют, что безысходная замкнутость на своих проблемах, чувствах, «погружение в себя» ведут к непоправимому ущербу душе и психике, к «аутизации» личности и в, конечном итоге, к уходу от ближних и от Бога.

Сейчас многое говорится об одиночестве в современном обществе, об угрожающем росте психических расстройств, в том числе депрессивного и суицидального характера. Как выход, на Западе и у нас становятся популярными попытки решения личных проблем с помощью модного психоанализа. Может быть, психоанализ и исповедь, как иногда звучит в литературе, — явления одного порядка? Отнюдь нет! На первый взгляд кажущаяся научно-медицинской, практика психоанализа чревата серьезными повреждениями морального статуса человека, когда убаюкивается голос совести и под лозунгом «раскрепощения» и «избавления от комплексов вины» уничтожается чувство стыда, оправдывается всякий грех. Как сказано в Писании, беззаконник не знает стыда (Соф. 3, 5).

Исповедь же, напротив, не притупляет чувство греха, а дарует прощение, примиряет человека с Богом и ближними, дает выход из тупика и изоляции, в которые нас повергает грех. Без благодатной помощи Божией самооправдаться одними человеческими рассуждениями и средствами невозможно (см. Лк. 10, 29; Гал. 5, 4). Человек не может быть самодостаточной «вещью в себе», как не могут побеги существовать без питающего их ствола. Об этом сказано в Евангелии: Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы — ветви (Ин. 15, 4-5).

Таким образом, христианское познание себя — не самоцель, а всего лишь средство на пути к Богу. Познавать Бога, восстановить с Его помощью помраченные в грехопадении образ и подобие Божие в себе — цели жизни христианина. В прекрасной древнерусской книге под названием «Толковая Палея» присутствует замечательное выражение: «Если узнаем, кто мы есть, то и Бога познаем, Творцу поклонимся, Владыке поработаем, Кормильца возлюбим, Благодетеля постыдимся», — то есть критерием верного представления о себе является благоговение перед своим Создателем.

Кстати, в Священном Писании мы не найдем буквальных указаний «познавать себя». Зато в славянском переводе звучит повеление внимать себе (см. Втор. 15, 9; Исх. 23, 21; Деян. 20, 28), а в древнееврейском оригинале сказано еще более выразительно: «стереги себя». Ветхозаветному стиху Втор. 15, 9 свт. Василий Великий посвятил толкование в отдельной беседе, закончив ее словами: «Внимай себе, чтобы внимать Богу». В этих словах лаконично и точно сформулирован смысл христианского самопознания.

Что касается практической стороны Вашего вопроса, то снова следует напомнить о необходимости подготовки к исповеди. Сама исповедь — это ведь итог покаянной работы души, а не «творческая импровизация». Можно попросить священника помочь в подготовке, особенно когда приступишь к Таинству Покаяния впервые, и лучше это сделать заранее, а не прямо перед исповедью. Можно попросить у батюшки отдельной духовной беседы, помочь советом могут и знакомые Вам христиане.

Фото: Геннадий Алексеев

Покаяние и исповедь
Какие грехи принести ко Господу?

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Польза частой Исповеди

Старец архимандрит Клеопа (Илие, 1912–1998) широко известен как великий духовник румынского монашества и наставник многих мирян, которые тысячами приходили к нему за духовной помощью. Предлагаем читателю фрагменты русской публикации его книги «Ценность души», вышедшей в Издательстве Сретенского монастыря.

Преблагий Бог установил в мире таинство Исповеди, ибо если бы ее не было после крещения, то никто не смог бы спастись. Кому удастся принести чистую исповедь, тому удастся совершить второе крещение, как вы слышали, что священник говорит в молитве: «О сих всех отныне должен еси блюстися, понеже вторым крещением крещаешися, по таинству христианскому…»1

Таинство Исповеди, или Покаяния, является одним из семи таинств Церкви и включает четыре части:

Первая — это сердечная боль о грехах. Пусть исповедующийся сожалеет и плачет о грехе, которым он огорчил Бога.

Вторая — это исповедание грехов вслух перед духовником.

Третья — выполнение епитимии и принятие перед священником твердого решения, что выполнит ее.

Четвертая часть — это ключ Исповеди, то есть отпущение грехов через возложение рук священника на голову верующего. Это называется эпиклезой духовничества2, то есть схождением Духа Святого на голову исповедавшегося чисто. Ибо таинство святой Исповеди не может завершиться иначе, как только тогда, когда священник возложит руку свою на голову исповедующегося, как архиерей возлагает руку на голову диакона или священника, когда рукополагает его, и сходит Дух Святой по апостольскому преемству. Итак, и здесь также Дух Святой сходит через руку священника, чтобы разрешить душу исповедавшуюся.

Исповедь, будучи омытием или духовным крещением души после первого крещения, есть таинство, в котором человеку прощаются грехи через разрешение, получаемое от духовника, и хорошо, чтобы она совершалась как можно чаще.

Потому что нет такого мгновения или минуты, когда мы не согрешали бы перед Богом

Божественный отец Иоанн Златоуст так говорит в своей книге, которая называется «Кладезь», то есть «Колодец»3: «Если возможно будет, о христианин, то и на каждый час исповедуйся у духовника».

Почему? Потому что нет такого мгновения или минуты, когда мы не согрешали бы перед Богом. А поскольку мы каждое мгновение согрешаем перед Богом, то крайне нужно приносить частую исповедь, омывать душу путем чистого исповедания с раскаянием и епитимией, потому что одежда души нашей, очищенная в крещении, оскверняется всевозможными грехами час от часу и с минуты на минуту.

В ранние века святоотеческого христианства христиане исповедовались духовнику каждый день. Но в те времена они и причащались каждый день, как это явствует из Деяний: «и каждый день все единодушно пребывали в храме», когда была основана Церковь, и «постоянно пребывали в учении Апостолов», в причащении и преломлении хлеба и в молитвах… «Все же верующие были вместе и имели всё общее» (Деян. 2, 44, 42, 46). Так появилась первая апостольская община.

Они всё отдавали Церкви и самих себя предавали Христу. В те времена по окончании богослужения стол накрывали тут же, в храме, эти трапезы назывались агапами. Позднее их перенесли на паперть храма, а затем в дома христиан, и они были благословлены святыми апостолами.

Исповедь совершалась с началом каждого дня. Впоследствии, когда люди стали реже причащаться Святых Таин, и исповедоваться тоже стали реже. А теперь видите, и в посты не каждый исповедуется. Так охладели вера и благоговение, особенно по отношению к исповеди и причащению Святых Таин, а ведь они приносят самую большую пользу и дают силу для духовного возрастания душ наших благодаря благодати Духа Святого, сходящей на нас в этих святых таинствах.

Однако скажем здесь не только об исповеди, но и о пользе частого исповедания.

Польза от частой исповеди пятикратна:

Первая польза от частой исповеди заключается в том, что грех не успевает пустить корней в нас, и гнездо сатаны, свитое в душе, разоряется.

Диавол, видя, что ты часто исповедуешься, каешься, молишься и без конца ябедничаешь на него, говорит так: «Я зря тут стараюсь, он же все время ходит к священнику, исповедуется, и тот разрешает его, а я остаюсь с носом. Пойду-ка лучше к тем, кто и в ус не дует, кому и дела нет до спасения, кто годами не исповедуется, эти-то мне не станут противиться!»

Кто часто исповедуется, тот знает, в чем он согрешил, ибо помнит это. Если он не исповедовался пару дней, то скажет: «А ну-ка, что же я натворил?» — и сразу же всё вспоминает, а если промедлит месяц, два или даже год, то где же ему тут всё упомнить?

Ибо если бы ты разок испытал себя, сел бы где-нибудь дома в уголочке и последил бы за своими помыслами только пару часов, то увидел бы, что ум твой чего только ни вытворяет. И к какому количеству грехов он устремляется, если не приструниваешь его молитвой и страхом Божиим. А за день или два? А когда мы находимся в обществе, говорим с людьми, видим всякое и слышим, то как же тогда обременяется душа наша и совесть каждый час?

Итак, вот какова первая польза от частой исповеди. И запомните, что благодаря частой исповеди грехи не могут пустить глубоких корней в сердце того, кто исповедуется.

Вторая польза от частой исповеди та, что человеку легко упомнить прегрешения, совершенные после последней исповеди, тогда как тому, кто исповедуется редко, невозможно вспомнить всего, что он совершил. Таким образом, многие грехи остаются неисповеданными, а следовательно, непрощенными. Поэтому диавол приводит их ему на память в час смерти, но тогда уже нет никакой пользы от этого, ибо язык у него отнимается, и он не может их исповедать.

Горе тому, кто идет на исповедь и открывает какую-то часть грехов, а другую не открывает; или если и называет их, то не чистосердечно, не так, как он их совершил. Подыскивает слова, как бы их замазать — и так и эдак. Он думает, что надо назвать духовнику несколько грехов, и если тот его разрешит, то всё, он уже полностью прощен. Но неужели он думает, что можно обмануть Бога, как будто Бог не знает, как именно произошел грех и каким образом он был совершен?

Духовник разрешает только то, что слышит; остальные грехи остаются связанными, ибо кающийся не был искренен и так и не решился облегчиться. Поэтому второе условие того, чтобы исповедь стала хорошей, — она должна быть искренней и чистой. Всё, что человек помнит, всё нужно сказать, ведь он говорит не священнику, а Богу. Священник такой же перстный человек, как и мы. Он только получил власть вязать и решить грехи, по действию Духа Святого.

Третья польза, которую получает тот, кто исповедуется часто, заключается в том, что даже если бы ему случилось пасть в смертный грех, он тотчас же бежит и исповедуется, входит в благодать Божию и не страдает от того, что его совесть гнетет бремя греха, поскольку он привык очищать себя исповедью.

Четвертая польза, которую получает часто исповедующийся, заключается в том, что смерть застает его очищенным и пребывающим в благодати Божией, питающим великую надежду на спасение.

По свидетельству святого Василия Великого, диавол всегда является при кончине праведников и грешников, надеясь увидеть человека в грехах, чтобы забрать его душу4. Но у тех, кто исповедуется часто и чисто, он не может найти ничего, потому что они исповедались и получили разрешение грехов.

Пятая польза от частой исповеди заключается в том, что человек удерживает себя от грехов при одной только мысли, что через несколько дней он будет исповедоваться опять и получит епитимию от духовника в укор за соделанное. Кто исповедуется часто, тот, как только подумает о том стыде, который его охватит перед духовником, об епитимии, которую получит, — удерживает себя от греха.

Человек обладает такой силой против греха, что если бы явились сразу все бесы из преисподней, то и они ничего не смогут сделать с ним, если он настроен не совершать греха; ибо Бог дал ему великую силу в крещении — побеждать искушения бесов.

А если бы у него не было этой силы, тогда не было бы ни ада, ни наказания за грех. Вы не слышали, что говорит в Псалтири Дух Святой? «Господи: яко оружием благоволения венчал еси нас» (Пс. 5, 13). И еще говорит: Бог «от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его» (Сир. 15, 14).

Если хочет совершить грех — совершает, а если нет — нет. Диавол только наводит его на мысль, а он, если он глуп и прельщается, совершает этот грех на деле. Сможешь ли ты сказать в Судный день:

— Господи, диавол привел меня в пивную; диавол привел меня к этой бабе; диавол привел меня на кражу; диавол привел меня на пьянку, на аборт, на всё ?

Ведь диавол ответит тогда:

— Господи, да пусть приведет свидетелей, которые бы видели, как я его веду в пивную, на блуд или аборт! — А потом скажет человеку: — Ну вот видишь, какой ты дурак? Я подал тебе мысль совершить грех. А ты, дурак, взял и пошел туда сам! Я тебя не тянул за руку! А если уж ты меня послушал, ты мой!

Итак, частым исповеданием разоряется гнездо сатаны

Итак, частым исповеданием разоряется гнездо сатаны. Ты видел когда-нибудь аиста? Он вьет гнездо на крыше дома. И птица эта очень деликатная. Если ты разоришь гнездо ее раз, другой, она больше не прилетит к тебе. Знает, что ты ее враг. Так и мы, если разорим гнездо сатаны, он к нам не пожалует вскоре.

И таков человек, который блюдет душу свою чистой, ибо он терпеть не может грехов.

Посему пятая польза от частой исповеди двояка. Прежде всего та, что мы разрушаем гнездо сатаны в душе, а вторая — что смерть не застигнет нас неисповеданными.

У кого есть обыкновение исповедоваться часто, тот не дает ржавчине греха распространиться в его уме и сердце; кто часто осматривает свою ниву, тот замечает, когда прорастает грех, и тотчас выпалывает его из души исповедью. Такого смерть не застанет неподготовленным.

Вот посмотри, умер сейчас у нас один монах, духовник Нафанаил. Пришел он ко мне в пятницу, исповедался по чину исповеди духовников, причастился Пречистых Таин, а через несколько дней отошел ко Господу с молитвой на губах.

Эта душа хоть и отошла быстро, но была подготовлена. А мы что скажем? «Да ладно, исповедуюсь в следующем году»? Нет! Не будем откладывать, мы ведь не знаем, когда призовет нас Христос!

Не думайте, что мелкие грехи не тяжелы!

Отец Нафанаил не знал, что умрет. Но Ангел Божий помог ему, ибо у него было обыкновение каждую неделю приходить на исповедь. Тут некогда было накопиться злу, ибо на исповеди ему были разрешены все грехи, вплоть до самых мелких.

Не думайте, что мелкие грехи не тяжелы! И их тоже нужно исповедовать, ибо слышишь, что говорит Евангелие? «Ничто нечистое не войдет в Царство Небесное» (Откр. 21, 27).

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *