Багратион операция 1944

ss69100

За неделю боев бойцы пограничной заставы лейтенанта Л. Кижеватова, находившиеся в районе Брестской крепости, уничтожили около батальона гитлеровцев. Штаб обороны крепости возглавили капитан И. Зубачёв и полковой комиссар Фомин. Руководителем обороны стал майор Гаврилов.
Защитники крепости продержались около месяца, хотя по планам нацистов на захват крепости отводилось всего несколько часов. Последние дни обороны крепости овеяны легендами.
На её стенах были сделаны надписи, известные всему миру:

«Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина».


В 1965 году Брестская крепость получила звание «Крепость-герой» по аналогии со званием «Город-герой», которое получили Киев, Минск, Москва, Севастополь, Керчь и некоторые другие города.

Уже в первые часы войны развернулись воздушные бои в небе Беларуси. Около Радошковичей совершили героический подвиг командир эскадрильи капитан Н. Гастелло и члены его экипажа.
С согласия экипажа командир направил пылающий самолёт на группу немецких танков и автомашин. При обороне Гомеля совершил свой первый воздушный таран лётчик Р. Ковзан — единственный в мире лётчик, совершивший четыре воздушных тарана и оставшийся в живых.

В обороне Минска принимала участие 100-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора И. Руссиянова, бойцы которой впервые в годы войны использовали так называемую «стеклянную артиллерию» — бутылки с горючей смесью для борьбы с танками.

Весьма напряжённый характер имели бои в районе Могилёва. При обороне города, которая продолжалась 23 дня, отличился стрелковый полк под командованием полковника С. Кутепова. Только за один день боев его бойцы уничтожили 39 нацистских танков.

14 июля 1941 года под Оршей впервые была использована реактивная артиллерия — «катюши» — батарея минометов под командованием капитана И. Флерова.

Двухмесячные оборонительные бои советских войск в Беларуси не позволили противнику реализовать план молниеносной войны, дали возможность сконцентрировать резервы и подготовиться к защите на московском направлении.

Новый «порядок»

В соответствии с разработанным нацистами планом «Ост», на захваченной территории устанавливался «новый порядок» — система политических, военных, экономических мер, направленных на уничтожение существовавшего государственного строя и населения.
Главным средством насаждения на белорусской земле своего «нового порядка» нацисты избрали политику геноцида и массового кровавого террора. За малейшие нарушения установленных практически во всех сферах жизни правил применялись крайние меры наказания — чаще всего расстрел.
На принудительные работы в Германии было вывезено почти 400 тыс. жителей Беларуси, около половины из них не вернулись, умерли или погибли.

Согласно плану «Ост» предусматривалось 75% русских, белорусов, украинцев физически уничтожить, а остальные 25% превратить в рабов. Что касается цыган и евреев, которые также жили в Беларуси, то их ожидало полное уничтожение.
Главным средством осуществления своих целей нацисты сделали политику геноцида — уничтожение групп населения по тем или иным мотивам: за принадлежность к коммунистам или евреям, за любое непослушание оккупационным властям.

В Беларуси было создано более 260 лагерей советских военнопленных и 350 лагерей, тюрем, других мест принудительного содержания гражданского населения. Один из таких лагерей был около деревни Малый Тростенец.
В системе лагерей нацистской Германии он занимает печальное четвёртое место после Освенцима, Майданека и Треблинки по количеству уничтоженных людей (206,5 тыс. человек).

Гитлеровцы за время оккупации провели в Беларуси более 140 карательных экспедиций, во время которых целые районы превращались в «зоны пустыни». 22 марта 1943 года по приказу нацистов были сожжены живыми все жители деревни Хатынь близ Логойска.
В огне погибло 149 человек, в том числе 76 детей. Название «Хатынь» стало символом трагедии белорусского народа в годы войны. Всего в Беларуси было уничтожено более 2 млн. 200 тыс. человек. Вместе с жителями сожжено 627 деревень, из которых 186 так и не были восстановлены после войны.

Захватчики регулярно проводили карательные операции (более 140) с целью подавления сопротивления, порабощения жителей оккупированной территории, разграбления имущества.
Во время карательных операций уничтожено около 5,5 тыс. населенных пунктов, в том числе 630 вместе с жителями. Трагическим символом этих злодеяний стала сожжённая деревня Хатынь.

На территории Беларуси развернулось беспрецедентное по своей массовости и упорству сопротивление оккупации.
Ведущей формой всенародной борьбы стало партизанское движение, в котором приняли участие 374 тыс. партизан, в том числе представители разных народов Советского Союза и антифашисты из других европейских стран.
В скрытых партизанских резервах ежегодно насчитывалось более 100 тыс. человек. Существовали целые партизанские зоны (их имелось около 30), территорию которых немцам так и не удалось оккупировать.

В конце 1942 года под контролем партизан находилось 30 % оккупированной территории Беларуси, а к концу 1943 года — 108 тыс. кв. км (59 %), в том числе 37,8 тыс. кв. км были полностью свободны от противника.
Сопротивление оккупантам стало носить организованный характер, проходило под руководством Центрального и Белорусского штабов партизанского движения.
Поддержку Беларуси оказывали неоккупированные районы Советского Союза. С «Большой Землёй» была налажена постоянная авиасвязь. Всего во время оккупации было построено более 50 партизанских аэродромов.
Через «Витебские (Суражские) ворота» — коридор свободной от оккупантов территории в 40 км между Велижем и Усвятами — с марта по сентябрь 1942 года было эвакуировано 35 тыс. человек, из Беларуси направлялась сельхозпродукция, партизаны получали вооружение, другие необходимые средства.

Участники белорусского Сопротивления нанесли значительный урон противнику: партизаны вывели из строя сотни тысяч гитлеровцев, разгромили 948 штабов и гарнизонов, подбили 1355 танков и бронемашин.
Широкий масштаб имели операции партизан по массовому разрушению железнодорожных коммуникаций на оккупированной территории. Всего за годы войны под откос было пущено более 11 тыс. немецких эшелонов.
В условиях постоянной угрозы жизни сражались с оккупантами в подполье около 70 тыс. человек. Подпольщики проводили сбор сведений о противнике, антифашистскую агитацию, диверсии.
Члены подпольной организации Минска при содействии партизан уничтожили генерального комиссара Беларуси В. Кубе. Имея в виду значение сопротивления оккупации в Беларуси, его называли 3-м фронтом борьбы с агрессией нацистской Германии, а Беларусь — республикой-партизанкой.

Освобождение

Осенью 1943 года началось освобождение Беларуси. Советские войска овладели юго-восточной частью территории республики.
Завершающим шагом на пути полного изгнания немецких войск с территории Беларуси стала Белорусская операция под кодовым названием «Багратион» (23 июня — 29 августа 1944 года), в ходе которой Красной Армией во взаимодействии с партизанами была разгромлена немецкая группа армий «Центр».
С советской стороны в операции участвовало 2,4 млн. человек, более 36 тыс. орудий и миномётов, 5200 танков и самоходных артиллерийских установок, около 5,3 тыс. самолётов.
С немецкой стороны на линии фронта находилось 1,2 млн. солдат и офицеров, 9,5 тыс. орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий, 1350 самолетов.
При наступлении были полностью уничтожены 17 гитлеровских дивизий и 3 бригады, 50 дивизий потеряли свыше половины своего состава. Только в Минском «котле» была окружена и разгромлена 105-тысячная группировка немецких войск, в Бобруйской операции — 40-тысячная.

В ночь на 3 июля 1944 года второй гвардейский танковый корпус 3-го Белорусского фронта первым ворвался на окраины Минска. 3 июля 1944 года Красная Армия полностью освободила столицу Беларуси.

За героизм и мужество городу Минску было присвоено почётное звание «Город-герой».

В результате операции «Багратион» была полностью освобождена Беларусь, а также большая часть Литвы, часть Латвии, восточные районы Польши, Красная Армия подошла к границе Восточной Пруссии.

Заключение

Великая Отечественная война в Беларуси принесла чрезвычайно тяжёлые последствия. Белорусы — одна из наиболее пострадавших в результате войны наций. Беларусь в войне утратила более половины своего национального богатства.
Было разрушено и сожжено 209 городов и районных центров, 9200 деревень.
Огромны были людские потери. Цифра 2,2 млн. человек, фигурировавшая в документах Чрезвычайной государственной комиссии по установлению преступлений немецко-фашистских захватчиков, в настоящее время многими исследователями этого вопроса считается заниженной.
Согласно другим подсчётам, основывающимся на дополнительных источниках информации, погибло до трети жителей Беларуси. По мнению автора классической монографии «Население БССР» А.А. Ракова, интенсивность прямых военных потерь в БССР оказалась втрое больше, чем по всей стране, выше, чем в любом государстве мира.

Тем страшнее видеть, как в настоящее время всё больше мы наблюдаем попыток переписать историю Беларуси, обелить тех, кто сотрудничал с нацистами и приложил руку к уничтожению множества простых беларусов, по тем же сценариями, что апробированы на Украине.

Люди, помните прошлое, чтобы не делать знатных ошибок в будущем!

Операция «Багратион» — стратегическая наступательная операция лета 1944 года


В течение трёх лет Белоруссия была под игом врага. Оккупанты разграбили территорию республики: были разорены города, сожжено более миллиона строений в сельской местности, обращено в руины 7 тыс. школ. Гитлеровцы уничтожили более двух миллионов военнопленных и мирных жителей. Фактически в Белорусской ССР не было семьи, которая бы не пострадала от гитлеровцев. Белая Русь была одной из самых пострадавших территорий Союза. Но люди не пали духом и оказывали сопротивление. Зная о том, что на Востоке Красная Армия отразила натиск врага на Москву, Сталинград и Кавказ, разбила гитлеровцев на Курской дуге, освобождает области Украины, белорусские партизаны готовились к решительным действиям. К лету 1944 года на территории Белоруссии действовало примерно 140 тыс. партизан. Общее руководство партизанами осуществляли подпольные организации компартии БССР во главе с Пантелеймоном Кондратьевичем Пономаренко, который одновременно был главой Центрального штаба партизанского движения СССР. Надо отметить, что современники отмечали его изумительную честность, ответственность и глубокие аналитические способности. Сталин очень высоко ценил Пономаренко, некоторые исследователи считают, что вождь хотел сделать его своим преемником.
За несколько дней до начала операции по освобождению Белоруссии партизанские отряды нанесли ряд чувствительных ударов по немцам. Партизаны уничтожали их транспортную инфраструктуру, линии связи, фактически парализовали тыл врага в самый ответственный момент. Во время операции партизаны наносили удары по отдельным подразделениям противника, нападали на тыловые структуры немцев.
Подготовка операции
Оперативный план Белорусской операции начали разрабатывать ещё в апреле. Общий замысел Генштаба состоял в сокрушении флангов группы немецкой армий «Центр», окружении основных её сил восточнее столицы БССР и полном освобождении Белоруссии. Это был очень амбициозный и масштабный план, одномоментное сокрушение целой группы армий противника планировалось в ходе Второй мировой войны очень редко. Это была одна из крупнейших операций за всю военную историю человечества.
К лету 1944 года Красная Армия добилась впечатляющих успехов на Украине — вермахт понёс тяжёлые потери, советские силы провели ряд успешных наступательных операций, освободив большую часть территории республики. Но на белорусском направлении дела обстояли хуже: линия фронта подошла к рубежу Витебск — Орша — Могилёв — Жлобин, образовав огромный выступ, который был обращён вглубь СССР, т. н. «Белорусский балкон».
В июле 1944 года немецкая промышленность достигла высшей точки своего развития в этой войне – за первое полугодие заводы Рейха выпустили более 16 тыс. самолётов, 8,3 тыс. танков, штурмовых орудий. Берлин провёл несколько мобилизаций, и численность его вооружённых сил составляла 324 дивизии и 5 бригад. Оборонявшая Белоруссию группа армий «Центр» имела в своем составе 850—900 тыс. человек, до 10 тыс. орудий и миномётов, 900 танков и САУ, 1350 самолётов. Кроме того, на втором этапе битвы группу армий «Центр» поддерживали соединения правого фланга группы армий «Север» и левого — группы армий «Северная Украина», а также резервы с Западного фронта и различных участков Восточного фронта. В группу армий «Центр» входило 4 армии: 2-я полевая армия, она удерживала район Пинска и Припяти (командующий Вальтер Вайс); 9-я полевая армия, она обороняла район по обе стороны Березины юго-восточнее Бобруйска (Ханс Йордан, после 27 июня — Николаус фон Форман); 4-я полевая армия (Курт фон Типпельскирх, после 30 июня армией командовал Винценц Мюллер) и 3-я танковая армия (Георг Рейнгардт), занимавшие междуречье Березины и Днепра, а также плацдарм от Быхова до района северо-восточнее Орши. Кроме того, соединения 3-й танковой армии занимали район Витебска. Командующим группой армий «Центр» был генерал-фельдмаршал Эрнст Буш (28 июня Буша заменили на Вальтера Моделя). Начальником его штаба был Ганс Кребс.
Если командование Красной Армии было хорошо осведомлено о немецкой группировке в районе будущего наступления, то командование группы армий «Центр» и штаб сухопутных войск Рейха имели совершенно превратное представление относительно планов Москвы на летнюю кампанию 1944 года. Адольф Гитлер и Верховное командование вермахта полагали, что крупного наступления советских войск следует ожидать по-прежнему на Украине, севернее или южнее Карпат (скорее всего севернее). Считалось, что из района южнее Ковеля советские войска нанесут удар в сторону Балтийского моря, стараясь отрезать группы армий «Центр» и «Север» от Германии. Для парирования возможной угрозы были выделены большие силы. Так, в группе армий «Северная Украина» было семь танковых, две танково-гренадерских дивизии, а также четыре батальона тяжёлых танков «Тигр». А группа армий «Центр» имела одну танковую, две танково-гренадерские дивизии и один батальон тяжёлых танков. Кроме того, опасались удара по Румынии — по нефтяным полям Плоешти. В апреле командование группы армий «Центр» представило высшему руководству предложение по сокращению линии фронта и отходу войск на лучшие позиции за Березиной. Но этот план отвергли, группе армий «Центр» приказали обороняться на прежних позициях. Витебск, Орша, Могилёв и Бобруйск объявили «крепостями» и укрепляли с расчётом на круговую оборону, возможную борьбу в окружении. Для инженерных работ широко использовался принудительный труд местных жителей. Авиация, радиоразведка и немецкие агенты не смогли вскрыть подготовки советским командованием крупной операции в Белоруссии. Группам армий «Центр» и «Север» прогнозировали «спокойное лето», ситуация внушала так мало опасений, что фельдмаршал Буш за три дня до начала операции Красной Армии отправился в отпуск. Но, надо отметить тот факт, что фронт в Белоруссии длительное время стоял на месте, и гитлеровцы успели создать развитую систему обороны. Она включала в себя города-«крепости», многочисленные полевые укрепления, ДЗОТы, блиндажи, сменные позиции для артиллерии и пулемётов. Большую роль немцы отводили природным препятствиям – лесисто-болотистая местность, множество рек и речек.
Красная Армия. Сталин принял окончательное решение о проведении летней кампании, в том числе и Белорусской операции, в конце апреля. Заместителю начальника Генерального штаба А. И. Антонову было дано указание организовать в Генштабе работу по планированию операций. План по освобождению Белоруссии получила кодовое название – операция «Багратион». 20 мая 1944 года Генеральный штаб завершил разработку плана наступательной операции. В Ставку были вызваны А. М. Василевский, А. И. Антонов и Г. К. Жуков. 22 мая в Ставке были приняты командующие фронтами И. Х. Баграмян, И. Д. Черняховский, К. К. Рокоссовский, чтобы выслушать их соображения по поводу операции. Координация войск фронтов была поручена Василевскому и Жукову, они выехали в войска в начале июня.
Ставка предусматривала нанесение трёх мощных ударов. 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты наступали в общем направлении на Вильнюс. Войска двух фронтов были должны разгромить витебскую группировку врага, развивать наступление на запад и охватить левофланговую группировку борисовско-минской группы немецких сил. 1-й Белорусский фронт должен был разгромить бобруйскую группировку немцев. Затем развивать наступление в направлении на Слуцк-Барановичи и охватить с юга и юго-запада минскую группу немецких войск. 2-й Белорусский фронт во взаимодействии с левофланговой группировкой 3-го Белорусского и правым флангом 1-го Белорусского фронтов должен был двигаться в общем направлении на Минск.

С советской стороны в операции участвовало около 1 млн. 200 тыс. человек в составе четырёх фронтов: 1-й Прибалтийский фронт (генерал армии Иван Христофорович Баграмян); 3-й Белорусский фронт (генерал-полковник Иван Данилович Черняховский); 2-й Белорусский фронт (генерал-полковник Георгий Фёдорович Захаров); 1-й Белорусский фронт (генерал армии Константин Константинович Рокоссовский). Координатором действий 1-го и 2-го Белорусских фронтов был Георгий Константинович Жуков, а координатором действий 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов был начальник Генштаба Александр Михайлович Василевский. Приняла участие в операции и Днепровская военная флотилия.

Подготовка Белорусской операции (слева направо) Варенников И. С., Жуков Г. К., Казаков В. И., Рокоссовский К. К. 1-й Белорусский фронт. 1944 г.
Операция «Багратион» должна была решить несколько важных задач:
— Полностью очистить от немецких войск московское направление, т. к. передний край «Белорусского выступа» находился в 80 километрах от Смоленска. Конфигурация линии фронта в БССР представляла собой огромную, вытянутую на восток дугу площадью почти 250 тыс. квадратных километров. Дуга протянулась от Витебска на севере и Пинска на юге до Смоленской и Гомельской областей, нависая над правым крылом 1-го Украинского фронта. Немецкое верховное командование придавало огромное значение этой территории – она защищала дальние подступы к Польше и Восточной Пруссии. К тому же Гитлер ещё лелеял планы победной войны, если будет создано «чудо-оружие», или произойдут большие геополитические изменения. С плацдарма в Белоруссии можно было опять нанести удар по Москве.
— Завершить освобождение всей белорусской территории, части Литвы и Польши.
— Выйти на балтийское побережье и к границам Восточной Пруссии, что позволяло рассечь германский фронт на стыках групп армий «Центр» и «Север» и изолировать эти немецкие группировки друг от друга.
— Создать выгодные оперативно-тактические предпосылки для последующих наступательных операций в Прибалтике, на Западной Украине, на варшавском и восточно-прусском направлениях.
Основные вехи операции
Операция была проведена в два этапа. На первом этапе (23 июня–4 июля 1944 года) были проведены: Витебско-Оршанская, Могилевская, Бобруйская, Полоцкая и Минская фронтовые наступательные операции. На втором этапе операции «Багратион» (5 июля–29 августа 1944 года) провели: Вильнюсскую, Шауляйскую, Белостокскую, Люблин-Брестскую, Каунасскую и Осовецкую фронтовые наступательные операции.
Первый этап операции
Наступление началось утром 23 июня 1944 года. Под Витебском Красная Армия успешно прорвала немецкую оборону и уже 25 июня окружила западнее города пять дивизий противника. Ликвидация витебского «котла» завершилась к утру 27 июня, в этот же день освободили Оршу. С уничтожением витебской группировки немцев ключевая позиция на левом фланге обороны группы армий «Центр» была захвачена. Северный фланг группы армий «Центр» был фактически уничтожен, погибло более 40 тыс. немцев и попало в плен 17 тыс. человек. На оршанском направлении после прорыва немецкой обороны советское командование ввело в сражение 5-ю гвардейскую танковую армию. Успешно форсировав Березину, танкисты Ротмистрова очистили Борисов от гитлеровцев. Выход войск 3-го Белорусского фронта в район Борисова привел к значительному оперативному успеху: 3-я танковая армия группы армий «Центр» была отсечена от 4-й полевой армии. Наступавшие на могилевском направлении соединения 2-го Белорусского фронта пробили мощную и глубоко эшелонированную оборону немцев, которую противник подготовил по рекам Проня, Бася и Днепр. 28 июня они освободили Могилев. Отход 4-й немецкой армии потерял организованность, противник потерял до 33 тыс. убитыми и пленными.
Бобруйская наступательная операция должна была создать южную «клешню» огромного окружения, задуманного советской Ставкой. Эту операцию целиком проводил наиболее мощный из фронтов — 1-й Белорусский под командой К. К. Рокоссовского. Противостояла наступлению Красной Армии 9-я армия вермахта. Наступать приходилось по очень сложной местности – болота. Удар нанесли 24 июня: с юго-востока на северо-запад, постепенно поворачивая к северу, двигалась 65-я армия Батова (усиленная 1-м Донским танковым корпусом), с востока на запад наступала 3-я армия Горбатова с 9-м танковым корпусом. Для быстрого прорыва на слуцком направлении использовали 28-ю армию Лучинского и 4-й гвардейский кавалерийский корпус Плиева. Армии Батова и Лучинского быстро прорвали оборону ошеломленного противника (русские пробрались через считавшееся непроходимым болото). А вот 3-й армии Горбатова пришлось буквально вгрызаться в порядки немцев. Командир 9-й армии Ханс Йордан бросил против неё свой основной резерв — 20-ю танковую дивизию. Но вскоре ему пришлось перенацелить свой резерв на южный фланг обороны. 20-я танковая дивизия не смогла заткнуть прорыв. 27 июня основные силы 9-й полевой армии попали в «котёл». Генерала Йордана заменили на фон Формана, но ситуацию это спасти не могло. Попытки деблокады извне и изнутри провалились. В окружённом Бобруйске царила паника, 27-го же начался его штурм. К утру 29 июня Бобруйск был полностью освобождён. Немцы потеряли убитыми и пленными 74 тыс. человек. В результате разгрома 9-й армии оба фланга группы армий «Центр» были открыты, а дорога на Минск свободна с северо-востока и юго-востока.
29 июня последовал удар 1-го Прибалтийского фронта на Полоцк. 6-я гвардейская армия Чистякова и 43-я армия Белобородова обходили город с юга (гвардейцы 6-й армии обходили Полоцк ещё и с запада), 4-я ударная армия Малышева — с севера. 1-й танковый корпус Буткова освободил г. Ушачи южнее Полоцка и продвинулся далеко на запад. Затем танкисты внезапной атакой захватили плацдарм на западном берегу Двины. Но взять немцев в «кольцо» не вышло — командовавший гарнизоном города Карл Хильперт самовольно оставил «крепость», не дожидаясь, пока пути отхода будут перерезаны русскими войсками. Полоцк был занят 4 июля. В результате Полоцкой операции немецкое командование лишилось сильного опорного пункта и железнодорожного узла. Кроме того, была ликвидирована фланговая угроза 1-му Прибалтийскому фронту, позиции немецкой группы армий «Север» были обойдены с юга и оказались под угрозой флангового удара.
Немецкое командование, пытаясь выправить ситуацию, сменило командующего группой армий «Центр» Буша на фельдмаршала Вальтера Моделя. Он считался мастером оборонительных операций. В Белоруссию направили резервные части, в том числе 4-ю, 5-ю и 12-ю танковые дивизии.
4-я немецкая армия перед угрозой неминуемого окружения отступала за реку Березину. Ситуация была крайне сложной: фланги были открытыми, отступающие колонны подвергались постоянным ударам советской авиации, нападениям партизан. Давление со стороны 2-го Белорусского фронта, который находился прямо перед фронтом 4-й армии, было несильным, поскольку в планы советского командования не входило изгнание немецких войск из будущего «котла».
3-й Белорусский фронт наступал по двум основным направлениям: на юго-запад (к Минску) и запад (на Вилейку). 1-й Белорусский фронт наступал на Слуцк, Несвиж и Минск. Сопротивление немцев было слабым, основные силы были разгромлены. 30 июня был взят Слуцк, а 2 июля Несвиж, немцам были перерезаны пути отхода на юго-запад. Ко 2 июля танковые части 1-го Белорусского фронта подошли к Минску. Наступающим частям 3-го Белорусского фронта пришлось выдержать жестокий бой с 5-й немецкой танковой дивизией (усиленной батальоном тяжёлых танков), которая 26-28 июня прибыла в район Борисова. Эта дивизия была полнокровной, несколько месяцев не участвовала в боевых действиях. В ходе нескольких кровавых боёв, последний произошёл 1-2 июля к северо-западу от Минска, танковая дивизия потеряла почти все танки и была отброшена. 3 июля 2-й танковый корпус Бурдейного ворвался в Минск с северо-западного направления. В это же время с южного направления к городу подошли передовые части Рокоссовского. Немецкий гарнизон был немногочисленным и продержался недолго, уже к обеду Минск освободили. В результате части 4-й армии и присоединившиеся к ней подразделения других армий попали в кольцо окружения. Красная Армия фактически отомстила за «котлы» 1941 года. Окружённые не смогли организовать длительного сопротивления – область окружения простреливалась насквозь артиллерийским огнем, её постоянно бомбили, боеприпасы кончались, помощи извне не было. Немцы сражались до 8-9 июля, совершили несколько отчаянных попыток прорыва, но всюду были разгромлены. 8 июля и. о. командующего армией, командующий XII армейским корпусом Винценц Мюллер подписал капитуляцию. Ещё до 12 июля шла «зачистка», немцы потеряли 72 тыс. убитыми и более 35 тыс. попали в плен.



Бедность дорожной сети в Белоруссии и болотисто-лесистая местность привели к тому, что многокилометровые колонны немецких войск сгрудились всего на двух крупных шоссе — Жлобинском и Рогачевском, где подверглись массированным ударам советской 16-й воздушной армии. Некоторые немецкие части были практически уничтожены на Жлобинском шоссе.


Фото уничтоженной немецкой техники из района моста через Березину.
Второй этап операции
Немцы пытались стабилизировать положение. Глава генштаба сухопутных войск Курт Цейтцлер предложил перебросить группу армий «Север» на юг, чтобы с помощью её войск построить новый фронт. Но этот план был отвергнут Гитлером по политическим соображениям (отношения с финнами). Кроме того, выступило против флотское командование — уход из Прибалтики ухудшал сообщения с той же Финляндией и Швецией, приводил к потере ряда военно-морских баз и опорных пунктов на Балтике. В результате Цейтцлер подал в отставку и был сменен Хайнцем Гудерианом. Модель со своей стороны пытался воздвигнуть новую оборонительную линию, которая шла от Вильнюса через Лиду и Барановичи, чтобы закрыть дыру во фронте шириной примерно в 400 км. Но для этого у него была всего одна целая армия – 2-я и остатки от других армий. Поэтому, немецкому командованию пришлось перебросить в Белоруссию значительные силы с других участков советско-германского фронта и с Запада. До 16 июля в Белоруссию было направлено 46 дивизий, но эти войска вводились в бой не сразу, частями, часто «с колес», и поэтому они не могли быстро переломить ситуацию.
С 5 по 20 июля 1944 года силами 3-го Белорусского фронта под командованием Ивана Даниловича Черняховского была проведена Вильнюсская операция. Сплошного фронта обороны немцы на Вильнюсском направлении не имели. 7 июля части 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова и 3-го гвардейского механизированного корпуса Обухова вышли к городу и начали его обхват. Попытка с ходу взять город провалилась. В ночь на 8 июля к Вильнюсу были подтянуты новые немецкие силы. 8-9 июля город был полностью окружён и был начат его штурм. Попытки немцев деблокировать город с западного направления были отбиты. Последние очаги сопротивления были подавлены в Вильнюсе 13 июля. Было уничтожено до 8 тыс. немцев, взято в плен 5 тыс. человек. 15 июля части фронта заняли несколько плацдармов на западном берегу Немана. До 20-го числа шли бои за плацдармы.
28 июля войска 3-го Белорусского фронта пошли в новое наступление – их нацелили на Каунас и Сувалки. 30 июля была прорвана немецкая оборона по Неману, 1 августа немцы оставили Каунас, чтобы не попасть в окружение. Затем немцы получили подкрепление и пошли в контрнаступление – бои шли с переменным успехом до конца августа. Фронт не дошёл несколько километров до границы Восточной Пруссии.
1-й Прибалтийский фронт Баграмяна получил задачу выйти к морю, чтобы отрезать группу «Север». На двинском направлении первоначально немцы смогли сдержать наступление, т. к. фронт производил перегруппировку сил и ждал резервы. Двинск был очищен во взаимодействии с войсками наступавшего правее 2-го Прибалтийского фронта только 27 июля. В этот же день взяли Шауляй. К 30 июля фронту удалось отделить две группы армий противника друг от друга – передовые части Красной Армии перерезали последнюю железную дорогу между Восточной Пруссией и Прибалтикой в районе Тукумса. 31 июля была захвачена Елгава. 1-й Прибалтийский фронт вышел к морю. Немцы стали пытаться восстановить соединение с группой армий «Север». Бои шли с переменным успехом, и в конце августа наступил перерыв в сражениях.
2-й Белорусский фронт наступал на запад – на Новогрудок, а затем Гродно и Белосток. 49-я армия Гришина и 50-я армия Болдина участвовали в уничтожении минского «котла», поэтому 5 июля в наступление пошла только одна армия – 33-я. 33-я армия наступала, не встречая особого сопротивления, пройдя за пять дней 120-125 км. 8 июля был освобождён Новогрудок, 9-го армия вышла к реке Неман. 10 июля в наступление включилась 50-я армия и войска форсировали Неман. 16 июля был освобождён Гродно, немцы уже оказывали ожесточённое сопротивление, была отбита серия контратак. Немецкое командование старалось остановить советские войска, но для этого не хватило сил. 27 июля был отбит Белосток. Советские воины вышли к довоенной границе Советского Союза. Фронт не смог провести значительных окружений, т. к. не имел в своём составе крупных подвижных соединений (танковых, механизированных, кавалерийских корпусов). 14 августа был занят Осовец и плацдарм за Наревом.
1-й Белорусский фронт наступал в направлении Барановичи-Брест. Практически сразу наступающие части столкнулись с немецкими резервами: пошла 4-я танковая дивизия, 1-я венгерская кавдивизия, 28-я легкая пехотная дивизия и др. соединения. 5-6 июля шёл ожесточённый бой. Постепенно немецкие силы были перемолоты, они уступали в числе. К тому же советский фронт поддерживали мощные соединения ВВС, которые наносили сильные удары по немцам. 6 июля был освобождён Ковель. 8 июля после жестокого боя были взяты Барановичи. 14 июля взяли Пинск, 20-го Кобрин. 20 июля части Рокоссовского с ходу форсировали Буг. Немцы не успели создать по нему линию обороны. 25 июля был создан «котёл» под Брестом, но 28-го остатки окруженной немецкой группы прорвались из него (немцы потеряли 7 тыс. человек убитыми). Надо отметить, что бои отличались ожесточённостью, пленных мало, но очень много убитых немцев.

22 июля части 2-й танковой армии (была придана фронту во время второй фазы операции) вышли к Люблину. 23 июля начался штурм города, но из-за отсутствия пехоты он затянулся, город окончательно взяли к утру 25-го. В конце июля – начале августа фронт Рокоссовского захватил два больших плацдарма за Вислой.
Результаты операции
— В результате двухмесячного наступления Красной Армии была полностью очищена от гитлеровцев Белая Русь, освобождена часть Прибалтики и восточные районы Польши. В целом, на фронте в 1100 километров было достигнуто продвижение войск на глубину до 600 км.
— Это было крупное поражение вермахта. Есть даже мнение, что это было крупнейшее поражение немецких вооруженных сил во Второй мировой войне. Была разгромлена группа армий «Центр», группа армий «Север» поставлена под угрозу поражения. Сломлена мощная линия обороны в Белоруссии, защищённая природными преградами (болота, реки). Были истощены немецкие резервы, которые пришлось бросить в бой, чтобы закрыть «дыру».
— Создан отличный задел для будущего наступления в Польшу и далее в Германию. Так, 1-й Белорусский фронт захватил два больших плацдарма за Вислой южнее столицы Польши (Магнушевский и Пулавский). Кроме того, в ходе Львовско-Сандомирской операции 1-й Украинский фронт занял плацдарм у Сандомира.
— Операция «Багратион» стала триумфом советского военного искусства. Красная Армия «ответила» за «котлы» 1941 года.
— Советская армия потеряла до 178,5 тыс. погибшими, пропавшими без вести и пленными, а также 587,3 тыс. ранеными и больными. Общие потери немцев – около 400 тыс. человек (по другим данным более 500 тыс.).

Рогачёвское шоссе.
Шоссе под Витебском.
Ил-2 атакует немецкую колонну.
Колонна пленных немцев.

«Багратион”: особенности самого крупного поражения немецкой армии


(с) Сергей Варшавчик
23 июня 1944 года началась одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества – “Багратион” – в ходе советские войска освободили Белоруссию, восточную Польшу и часть Прибалтики и разгромили самую мощную часть вермахта – группу армий “Центр”. О том, как это происходило, я побеседовал с известным военным историком, кандидатом исторических наук Алексеем Исаевым.
– Алексей, ты много лет изучаешь Вторую мировую войну и, в частности, эту операцию. Появились ли какие-то новые документы, свидетельства, факты?
– Да, появились. В западных архивах обнаружились отчеты частей и соединений вермахта, которые показывают, как происходил их разгром. Их использовал в своей книге «Бобруйский «котел» 1944 года» и Роберт Врублевский, и его коллеги по польским журналам, в которых публикаций по «Багратиону» больше, чем у нас.
– Так почему немцы проморгали главный удар летней кампании 1944 года? Неужели они не усвоили уроки Сталинграда, где контрнаступление Красной армии в ноябре 1942-го привело 6-ю армию вермахта к катастрофе?
– Так летом 1944-го немцы как раз и ждали Сталинграда. То есть было ожидание удара на большую глубину, охватывающего сразу большую группировку. А на деле получили дробление группы армий «Центр» на мелкие котлы. Кстати, не ожидали они настолько мощного удара в значительности степени именно с учетом негативного опыта Красной армии, которая зимой 1943/44 года предпринимала множество безуспешных попыток наступления в Белоруссии. Вот в Берлине и решили, что РККА не будет ломиться в закрытую дверь, о которую она билась на протяжении нескольких месяцев, а, скорее всего, предпочтет развить успех на Украине, где у нее с октября 1943 года по апрель 1944 года были стабильные успехи.

Колонна танков Т-34-85 195-го отдельного танкового батальона движется по лесной дороге в ходе операции «Багратион».
– План «Багратион» был принят сразу или в Ставке шли споры?
– Споры были, но заместителю начальника Генерального штаба РККА Алексею Антонову удалось отстоять наиболее работоспособный план. А вот Сталин, как ни странно, предлагал тот вариант, который ожидали немцы – ударить на Украине, развить успех. Но генштабисты и в первую очередь, Антонов, который непосредственно проектировал эту операцию, предложили ударить в Белоруссии, настаивая, что, если действовать грамотно, всё получится.
– А наше командование верило в такой оглушительный разгром противника?
– Ожидания были очень осторожные. Поэтому и готовили разные варианты действий. Например, 5-ю танковую армию маршала Ротмистрова, которую перебросили с юга, предполагалось вводить по частям. Однако на деле ситуация сложилась не по писанному. Но поскольку наши генштабисты очень тщательно, без всякого шапкозакидательства подготовили операцию, у “Багратиона” оказался большой запас прочности.
– В Белоруссии сильно укрепленная немецкая линия обороны зачастую проходила по недоступной для танков пересеченной местности. Как же в этих лесах и болотах РККА удалось развить такой успех?
– Все дело в том, что «Багратион» был во многом пехотным сражением. Разгром группы армий «Центр» был развитием первоначального успеха стрелковых дивизий при прорыве обороны противника. А когда немецкая оборона развалилась, сложные условия местности хоть и сдерживали, но не останавливали советские механизированные части. Кстати, в 1941 году немцы использовали в Белоруссии крупные механизированные соединения – там есть направления, где их можно использовать. Это, прежде всего, Минское шоссе – именно за эту магистраль, позволяющую действовать крупными массами танков, шли серьезные бои зимой 1943/44 годов и летом 1944-го.

Саперы 1-й гвардейской моторизованной инженерной бригады РГК режут колючую проволоку, делая проходы в минных полях. Справа — старший сержант Иван Петрович Семенюк (1925—2013).
– Известно, что советские дивизии 1944-го были неполного состава – война ведь шла уже три года – и тем не менее, воевали они куда лучше, чем полностью укомплектованные соединения 1941-го. Научились воевать не числом, а умением?
– Не совсем так. Соединения 1941 года использовались на широком фронте. А в 1944-м количество активных штыков, то есть, людей, которые непосредственно идут в бой, было гораздо больше, чем в 1941 году. Можно сказать, что наши дивизии образца 1941 года были лучше вооружены, но они оказались в очень сложной обстановке.
Что касается уменьшения штатной структуры советской дивизии, то это было связанно прежде всего с тем, что командование не хотело на ходу перекраивать структуру войск. В итоге сложилась практика использования дивизии половинного состава, хотя можно было две половинные дивизии слить в одну. Но это было связано с кадровыми перестановками и неизбежными обидами и ошибками в кадровых решениях. Предпочли оставить все как есть, что было, на мой взгляд, правильно.
Боевой опыт, конечно, играл огромную роль, но, как показала практика боев зимы 1943/44 года, это было еще полдела. Важно было грамотно подготовиться к конкретной операции. И «Багратион» это показал со всей очевидностью: во время оперативной паузы войска готовили на макетах местности, в точности воспроизводивших немецкую оборону. Чего не делали зимой 1943/44 годов и сделали при освобождении Крыма. Вообще большинство удач Красной армии связны с тренировкой войск на макетах-копиях немецкой обороны. Этот грамотный подход позволил за довольно короткий срок сделать из солдат, иной раз недавно призванных, боеспособную силу.
– А какова роль советской авиации в разгроме группы армий “Центр”?
– Исключительная. Во-первых, она разгромила немецкую артиллерию и тем самым подорвала основу обороны. А во-вторых, советская авиация – и это один из немногих примеров за всю войну – сыграла большую роль в разгроме отходящего противника. В Белоруссии сложились обстоятельства, когда можно было это сделать – хорошая погода, грамотная разведка, господство в воздухе – и это было сделано. Краснозвездная авиация очень эффективно действовала по отходящим немецким колоннам.

Атака с воздуха на немецкий обоз в Белоруссии во время операции «Багратион».
– Так же, как немецкая на том же направлении летом 1941-го?
– Да, ситуация лета 1941-го развернулась на 180 градусов.
– Какой из советских фронтов добился наибольших успехов в наступлении?
– 1-й Белорусский фронт Рокоссовского. Во-первых, в окружении Бобруйска, а во-вторых, в развитии второго этапа «Багратиона» – с выходом к Висле и Варшаве. 1-й Белорусский на огромном пространстве, в том числе, на очень сложной местности, сумел разгромить противника, выйти к Минску, форсировать такие крупные водные преграды как Висла и Буг и захватить плацдармы на Висле.
– А какие факты, связанные с участниками этого сражения, больше всего тебя удивили или впечатлили?
– Как человеку, который исследует по документам разные операции, мне всегда интересно смотреть на людей в развитии, когда один и тот же человек в разных обстоятельствах действует по-разному. И здесь я не могу не вспомнить Ази Асланова, легендарную для Азербайджана фигуру – генерал-майора, дважды Героя Советского Союза. О нем очень много пишут, но я хорошо помню, как он сражался под поселком Верхне-Кумский – эта операция в декабре 1942-го позволила остановить натиск Манштейна, стремившегося прорвать блокирование Паулюса. Весьма результативно он выступил и в «Багратионе».
До этого Асланов имел опыт преимущественно оборонительных боев, а тут совершенно неожиданно очень грамотно действовал в крупной наступательной операции. Немцы называли его тактику «ежом»: вперед выдвигался отряд, укомплектованный танками, артиллерией и мотопехотой, занимал важный пункт, организовывал круговую оборону и, отбивался от противника, или перекрывал ему пути отхода, дожидался своих и развивал успех. Ази Асланов, к тому времени командир гвардейской танковой бригады в мехкорпусе генерал-лейтенанта Обухова, раз за разом с успехом использовал этот прием с минимальными потерями.
В первые дни операции «Багратион», когда наши части еще находились в тактической глубине немецкой обороны, его бригада взяла в плен 150 немцев, а убитыми потеряла всего двух человек. Это на тактическом уровне.
Если же говорить о командующих уровнем выше, то здесь интересен генерал Черняховский, который до этого командовал 60-й армией. Его поставили во главе 3-го Белорусского фронта, фактически на гиблое направление – на Оршу, где была сама прочная немецкая оборона. И тем не менее, 3-й Белорусский фронт под командованием Черняховского добился очень хороших результатов, взломав эту оборону, взяв Оршу и выйдя к Восточной Пруссии. Его фронт не был безусловным лидером операции «Багратион», поскольку находился в достаточно сложном положении, но он сделал то, что не удавалось очень многим до него.

Второй слева – командующий 60-й армией Иван Данилович Черняховский (1906–1945).
– Потери РККА – по данным военного историка Григория Кривошеева – составили 178 507 погибшими, пропавшими без вести и пленными, а также 587 308 ранеными и больными. Это очень много даже по сравнению с неудачно завершившимися операциями. Почему?

– Численность группы армий «Центр» была почти миллион человек. То есть, потери были пропорциональны не только крупнейшей германской группировке, но и тем резервам, которые немцы перебросили для восстановления фронта. А это были их лучшие дивизии из группы армий «Северная Украина», которые метали одну за другой под советский паровой каток. Считается, что это самое крупное поражение германской армии за всю ее историю. И еще, нужно оценивать эти потери в сравнении с общей численностью задействованных войск, то есть, с двумя с половиной миллионов бойцов и командиров РККА в составе четырех фронтов, участвовавших в операции «Багратион». И если посчитать соотношение безвозвратных потерь и общей численности, то цифра окажется не такой большой, как, например, у Калининского фронта под Ржевом в 1942 году.
– А сколько потеряли немцы?
– Поскольку объективных данных у немцев по этой операции нет, безвозвратные потери вермахта оцениваются от 400 до 500 тысяч человек. То есть, вдвое превосходят советские потери. В общем, по итогам боев группа армий «Центр» была практически уничтожена, и ее собирали из остатков.

Немецкие военнопленные проходят по улицам Киева.
– Зачем нашей Ставке понадобилась операция «Большой вальс», когда 17 июля 1944 года по Москве маршем провели 57 тысяч пленных немцев? На кого это было рассчитано?
– «Большой вальс» был международной акцией, рассчитанной преимущественно на западных союзников, которые долго не могли прорваться с плацдармов в Нормандии и высказывали удивление советскими успехами в Белоруссии. Хотя, на самом деле, они могли следить за «Багратионом» практически в режиме реального времени благодаря радиоперехватам. Вот им и решили продемонстрировать зримый результат – колонны пленных, в том числе высоких званий. Целью «Большого вальса» было повышение престижа Красной армии на мировой арене. А для своих 16 августа 1944 года – это уже в разгар Львовско-Сандомирской операции – по Киеву провели 37 тысяч пленных немцев, включая 549 офицеров.
– С какого момента и почему солдаты и офицеры противника стали массово сдаваться в плен? Что произошло в их сознании?
– Действительно, такое большое количество пленных – это в первый раз. Результат трех «котлов». Раньше из-за большого ожесточения боев на советско-германском фронте солдаты вермахта часто предпочитали не сдаваться, выбирая смерть. Но в условиях разгрома очень крупной группировки, когда и боевые, и тыловые подразделения немцев оказались загнаны в тесные простреливаемые пространства, они вынужденно шли на капитуляцию. Сдавались все вместе – и опытные стрелки, и повара с коноводами: выбирать тут уже приходилось между гипотетической смертью где-то в виртуальной Сибири и реальной – в Белоруссии. И многие предпочли «Сибирь».

Парад 96-й гвардейской стрелковой дивизии в Бобруйске.
– Есть ли удачные, на твой взгляд, воспоминания или художественные произведения, рассказывающие об операции «Багратион»?
– Я бы порекомендовал поискать на сайте «Память народа» документальные отчеты о результатах боев, которые очень часто писали в повествовательной форме. Это очень интересно. Есть сборник воспоминаний «Освобождение Белоруссии», где многие участники битвы, в том числе командующие фронтами, командиры корпусов и дивизий, достаточно подробно и откровенно – по советским меркам – рассказывают об этой операции. Достаточно информативная книга с точки зрения мемуаристики.
– А фильмы какие-нибудь есть?
– Адекватного не встречал. У Юрия Озерова это в значительно степени условность . Не то чтобы искаженное представление, но максимально обобщенное, без показа конкретики, которая иной раз была довольно тяжелой. Сражались очень напряженно – и с окруженными, и в процессе прорыва обороны. Но никакой фильм об этом мне в голову не приходит.
– В том числе и на Западе?
– На Западе я вообще не знаю фильма об операции «Багратион».

Разбитая немецкая техника под Витебском.
– Каковы же главные итоги «Багратиона» – не только на фронтах, но и в сознании всех воюющих сторон?
– Итогом «Багратиона» был разгром огромной боеспособной группировки германской армии. Группа армий «Центр» была буквально вырвана из рядов вермахта, и немцам пришлось снимать войска со всех остальных участков Восточного фронта, что привело к коллапсу и на них. То есть, «Багратион» был первой из “костяшек домино”, за которой по цепочке стали сыпаться все остальные. И этот непрерывно сыплющийся фронт заставил впервые задуматься об обороне фатерлянда даже тех, кто не верил, что исход войны предрешен, хотя после Курской дуги наиболее грамотные немецкие офицеры и генералы понимали, что все плохо. Но теперь у множества немцев в одночасье прервалась переписка с родственниками на фронте. Это тоже произвело тягостное впечатление. Начались отчаянные попытки организации последнего сопротивления. Одни надеялись на фольксштурм, другие – на некое чудо-оружие. То есть для Германии это был перелом – и военный, и психологический.

«Шедевр военного искусства»: почему операция советских войск «Багратион» считается одной из самых успешных во время ВОВ

В период с 23 июня по 29 августа 1944 года советские войска успешно провели крупномасштабную Белорусскую наступательную операцию «Багратион» против группы немецких армий «Центр». В результате вражеская группировка потерпела сокрушительное поражение. Были созданы благоприятные условия для нанесения ударов по войскам противника в Прибалтике, Восточной Пруссии и Польше, на варшавско-берлинском направлении.

Пролог к «Багратиону»

Летом 1941 года нацистские войска всего за несколько недель оккупировали территорию Белоруссии. На захваченных землях находились около 8 млн мирных жителей и 900 тыс. военнопленных Красной армии.

Согласно данным Госархива Белоруссии, за годы войны на территории республики были уничтожены около 3 млн местных жителей, порядка 400 тыс. нацисты угнали в рабство. Были разрушены более 200 городов и посёлков, а также 9200 деревень.

Весной 1944 года на фронте образовался так называемый белорусский балкон — клин, направленный вглубь советской территории. В апреле советское командование разработало планы летнего наступления, которые подразумевали нанесение мощных ударов по флангам противника, окружение нацистской группировки в Белоруссии и полное освобождение БССР.

Важную роль в подготовке операции сыграли замначальника Генштаба РККА генерал армии Алексей Антонов и командующий Белорусским фронтом генерал армии Константин Рокоссовский (29 июня 1944 года ему была вручена бриллиантовая звезда маршала Советского Союза).

  • Подготовка операции «Багратион». Слева направо: генерал-лейтенант Иван Варенников, маршал Советского Союза Георгий Жуков, генерал-полковник Василий Казаков, маршал Советского Союза Константин Рокоссовский
  • © Министерство обороны РФ

Военный историк Юрий Кнутов рассказал в беседе с RT, что разведка собрала достоверные данные о нацистских войсках и провела дезинформационные мероприятия.

«Советские спецслужбы полностью переиграли нацистов. Велись радиоигры, проводилась имитация переброски войск. Это заставило гитлеровцев поверить, что основной удар будет нанесён на Украине. Даже когда советские войска пришли в движение на территории Белоруссии, немцы думали, что это отвлекающий манёвр», — отметил эксперт.

По его словам, наступать на мощные немецкие укрепления Красной армии предстояло в тяжёлых условиях — через леса и болота. Это ещё одна причина, по которой гитлеровцы не верили в советское наступление в Белоруссии.

Белорусская наступательная операция

Основу оккупационных сил вермахта в Белоруссии составляла группа армий «Центр». По различным оценкам, общая численность гитлеровских войск составляла от 850 тыс. до 1,2 млн человек. Из-за того что немцы ожидали удара советских войск на других направлениях, количество бронетехники и авиации в Белоруссии было относительно небольшим. Группа армий «Центр» включала одну танковую, две танково-гренадерские дивизии и всего один батальон «Тигров». На аэродромах базировалось около 40 истребителей.

Также по теме Минобороны РФ впервые представило архивные документы об освобождении Белоруссии Стратегическая наступательная операция советских войск по освобождению Белоруссии «Багратион» считается специалистами одной из…

«Несмотря на нехватку техники, значительную часть личного состава составляли отборные части, имевшие опыт ожесточённых боёв на советско-германском фронте в 1941—1942 годах», — подчеркнул Кнутов.

С советской стороны к участию в наступлении были привлечены от 1,2 до 1,6 млн солдат и офицеров — военнослужащие 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов, а также 1-го Прибалтийского.

«Из-за количества задействованных сил «Багратион» считается одной из крупнейших операций Второй мировой войны и военной истории», — заявила в беседе с RT научный сотрудник Музея Победы Ирина Архангельская.

22 июня советские войска провели разведку боем и на следующий день нанесли основной удар по гитлеровским позициям. Всего за несколько суток был разгромлен 6-й армейский корпус вермахта, действовавший под Витебском. К западу от города советские войска окружили 53-й армейский корпус. Впоследствии солдаты Красной армии вытеснили нацистов из Витебска и Орши.

Войска 2-го Белорусского фронта прорвали оборону противника и освободили часть Могилёвской области, включая её административный центр. Советские военнослужащие преодолели болота, которые гитлеровцы считали полностью непроходимыми. От 40 до 70 тыс. нацистов попали в окружение и были либо уничтожены, либо взяты в плен.

3 июля советские войска заняли Минск. В «котле» в районе города остались около 100 тыс. немецких военнослужащих. Примерно две трети из них погибли в боях, остальные сдались в плен.

  • Военные Красной армии в Минске
  • РИА Новости

После успешных действий на севере Белоруссии войска 1-го Прибалтийского фронта приступили к освобождению Латвии и Литвы. В июле от нацистов были очищены Даугавпилс, Шяуляй и Елгава.

Войска 3-го Белорусского фронта полностью освободили от гитлеровцев Вильнюс, гарнизон которого насчитывал около 15 тыс. нацистских солдат и офицеров. В дальнейшем советские солдаты взяли Лиду, форсировали Неман и заняли плацдарм на его берегах. В конце августа военные вышли к границам Восточной Пруссии.

Южнее войска 2-го Белорусского фронта освободили Гродно и Белосток и подошли к довоенным границам СССР. В августе они заняли плацдарм за Наревом.

Силы 1-го Белорусского фронта успешно наступали западнее Минска. После освобождения Барановичей, Пинска, Кобрина и Бреста советские войска вошли на территорию Польши.

По словам Юрия Кнутова, в августе военные Красной армии стали «выдыхаться», поскольку ощущалась нехватка ресурсов.

«Если бы советские войска продолжили наступление любой ценой, то это могло бы закончиться для неё так же, как и Варшавская битва 1920 года. Поэтому под Варшавой пришлось остановиться», — подчеркнул историк.

Спасение союзников

Кнутов отмечает, что Белорусская наступательная операция представляла собой целый каскад окружений немецких войск, из которых тем либо не удавалось вырываться, либо получалось выйти с огромными потерями.

«Это свидетельствует о том, что операция была рассчитана просто блестяще, с математической точностью», — рассказал историк.

Также по теме «Решительный прорыв»: как белорусские партизаны противостояли нацистам во время карательных операций С 25 мая по 17 июня 1944 года нацисты провели масштабную карательную операцию «Баклан» против партизан и мирных жителей на территории…

По его словам, советско-германский фронт в Белоруссии рухнул, а группа армий «Центр» де-факто перестала существовать.

«Считавшаяся ранее непобедимой гитлеровская армия «Центр» сохранилась только на бумаге. Это была благородная месть советских воинов за события 1941—1942 годов», — подчеркнул эксперт.

На сайте Минобороны РФ отмечается, что в ходе операции «Багратион» в Белоруссии были полностью уничтожены 17 дивизий и три бригады вермахта, 50 дивизий потеряли более 50% личного состава и лишились боеспособности.

Как отмечает Кнутов, в результате боевых действий советские войска потеряли около 150 тыс. убитыми и пленными, а также порядка полумиллиона ранеными и больными.

По данным Совинформбюро, нацистские потери составили 381 тыс. убитыми и 158 тыс. пленными. В 500 тыс. человек оценивает потери вермахта историк Алексей Исаев.

Он пишет в книге «Операция «Багратион». Сталинский блицкриг в Белоруссии», что с 23 июня по 4 июля 1944 года советские войска взломали оборону противника, разгромили главные силы группы армий «Центр» и продвинулись с исходного положения до меридиана западнее Минска почти на 240 км.

«Это давало среднесуточный темп наступления около 20 км в сутки. Такой сокрушительный разгром казался почти невероятным. Настолько невероятным, что в советских успехах усомнились. В доказательство реальности донесений из Белоруссии по Москве прогнали колонны только что взятых пленных», — отметил Исаев.

  • Колонна пленных немецких солдат проходит по Крымскому мосту к Курскому вокзалу
  • РИА Новости
  • © Самарий Гурарий

Как отмечают историки, по Садовому кольцу прошли около 57 тыс. пленных нацистов.

По словам Кнутова, операция «Багратион» стала одним из ключевых моментов Второй мировой войны. В это время гитлеровцы пытались сбросить в Атлантический океан высадившихся во Франции британцев и американцев. И если бы не советское наступление в Белоруссии, лишившее нацистов возможности перебросить резервы в Европу, то у вермахта могло бы всё получиться, считает эксперт.

«Операция «Багратион» — это настоящий шедевр военного искусства, подлинное свидетельство того, что к 1944 году мы оставили немцев далеко позади в плане развития военной науки», — подытожил Кнутов.

Энциклопедия

Главная Энциклопедия История войн Подробнее

Операция «Багратион» и ее военно-политическое значение

Подразделение 3-го Белорусского фронта форсирует реку Лучеса.
Июнь 1944 г.

В этом году исполняется 70 лет со времени проведения Красной Армией одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной войны – операции «Багратион». В ходе неё Красная Армия не только освободила народ Белоруссии от оккупации, но и значительно подорвав силы врага, приблизила крах фашизма – нашу Победу.
Не имеющая себе равных по пространственному размаху, Белорусская наступательная операция по праву считается крупнейшим достижением отечественного военного искусства. В результате неё была разгромлена мощнейшая группировка вермахта. Это стало возможным благодаря беспримерному мужеству, героизму решимости и самопожертвованию сотен тыс. советских воинов и партизан Белоруссии, многие из которых пали смертью храбрых на белорусской земле во имя Победы над врагом.


Карта Белорусской операции

После наступления зимой 1943-1944 гг. линия фронта образовала в Белоруссии огромный выступ площадью около 250 тыс. кв. км, обращенный вершиной на восток. Он глубоко вклинивался в расположение советских войск и имел важное оперативно-стратегическое значение для обеих сторон. Ликвидация этого выступа и освобождение Белоруссии открывало Красной Армии кратчайший путь в Польшу и Германию, ставило под угрозу фланговых ударов вражеские группы армий «Север» и «Северная Украина».
На центральном направлении советским войскам противостояла группа армий «Центр» (3-я танковая, 4-я, 9-я и 2-я армии) под командованием генерал-фельдмаршала Э. Буша. Ее поддерживала авиация 6-го и частично 1-го и 4-го воздушных флотов. Всего группировка противника включала 63 дивизии и 3 пехотные бригады, в которых насчитывалось 800 тыс. человек, 7,6 тыс. орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий и более 1300 боевых самолетов. В резерве группы армий «Центр» было 11 дивизий, большинство которых были задействованы для борьбы против партизан.
В ходе летне-осенней кампании 1944 г. Ставка ВГК планировала провести стратегическую операцию по окончательному освобождению Белоруссии, в которой должны были согласованно действовать войска 4-х фронтов. К проведению операции привлекались войска 1-го Прибалтийского (командующий генерал армии И.X. Баграмян), 3-го (командующий генерал-полковник И.Д. Черняховский), 2-го (командующий генерал-полковник Г.Ф. Захаров) и 1-го Белорусских фронтов (командующий генерал армии К.К. Рокоссовский), авиация Дальнего действия, Днепровская военная флотилия, а также большое количество соединений и отрядов белорусских партизан.

Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии
И.Х. Баграмян и начальник штаба фронта генерал-лейтенант
В.В. Курасов в период Белорусской операции

В составе фронтов было 20 общевойсковых, 2 танковые и 5 воздушных армий. Всего группировка насчитывала 178 стрелковых дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов и 21 бригаду. Поддержку и прикрытие войск фронтов с воздуха осуществляли 5 воздушных армий.
Замысел операции предусматривал глубокими ударами 4-х фронтов прорвать оборону противника на 6-ти направлениях, окружить и уничтожить группировки врага на флангах белорусского выступа – в районах Витебска и Бобруйска, после чего, наступая по сходящимся направлениям на Минск, окружить и ликвидировать восточнее белорусской столицы главные силы группы армий «Центр». В дальнейшем, наращивая силу удара, выйти на рубеж Каунас – Белосток – Люблин.
При выборе направления главного удара была ярко выражена идея сосредоточения сил на минском направлении. Одновременный прорыв фронта на 6-ти участках приводил к рассечению сил противника, затруднял ему использование резервов при отражении наступления наших войск.
Для усиления группировки Ставка весной и летом 1944 г. пополнила фронты четырмя общевойсковыми, двумя танковыми армиями, четырмя артиллерийскими дивизиями прорыва, двумя зенитно-артиллерийскими дивизиями, четырмя инженерно-саперными бригадами. За 1,5 месяца, предшествовавших операции, численный состав группировки советских войск в Белоруссии вырос более чем в 4 раза по танкам, почти в 2 раза по артиллерии, и на две трети по самолетам.
Противник, не ожидая на этом направлении масштабных действий, рассчитывал отразить частное наступление советских войск силами и средствами группы армий «Центр», расположенными в один эшелон в основном только в тактической зоне обороны, состоявшей из 2-х оборонительных полос глубиной от 8 до 12 км. Вместе с тем, используя выгодную для обороны местность, им была создана многополосная, глубоко эшелонированная оборона, состоявшая из нескольких рубежей, общей глубиной до 250 км. Полосы обороны строились по западным берегам рек. Города Витебск, Орша, Могилев, Бобруйск, Борисов, Минск были превращены в мощные узлы обороны.
К началу операции в составе наступающих войск насчитывалось 1,2 млн человек, 34 тыс. орудий и минометов, 4070 танков и самоходно-артиллерийских установок, около 5 тыс. боевых самолетов. Советские войска превосходили противника по живой силе в 1,5 раза, орудиям и минометам – в 4,4, танкам и самоходно-артиллерийским установкам – в 4,5 и по самолетам – в 3,6 раза.
Ни в одной из предшествовавших наступательных операций Красная Армия не имела такого количества артиллерии, танков и боевых самолетов, и такого превосходства в силах, как в Белорусской.
Директивой Ставки ВГК задачи фронтам определялись следующим образом:
– войскам 1-го Прибалтийского фронта прорвать оборону противника северо-западнее Витебска, овладеть районом Бешенковичи, а частью сил во взаимодействии с правофланговой армией 3-го Белорусского фронта окружить и уничтожить врага в районе Витебска. В последующем развивать наступление на Лепель;
– войска 3-го Белорусского фронта во взаимодействии с левым крылом 1-го Прибалтийского фронта и 2-м Белорусским фронтом разгромить витебско-оршанскую группировку противника и выйти на Березину. Для выполнения этой задачи фронт должен был нанести удар на двух направлениях (силами 2-х армий на каждом): на Сенно, и вдоль минской автомагистрали на Борисов, а частью сил – на Оршу. Главные силы фронта должны развивать наступление к реке Березине;
– войскам 2-го Белорусского фронта во взаимодействии с левым крылом 3-го и правым крылом 1-го Белорусских фронтов разгромить могилевскую группировку, освободить Могилев и выйти на реку Березину;
– войскам 1-го Белорусского фронта разгромить бобруйскую группировку противника. С этой целью фронт должен был нанести два удара: один из района Рогачева в направлении Бобруйск, Осиповичи, второй – из района нижнего течения Березины на Старые Дороги, Слуцк. Одновременно войскам правого крыла фронта предстояло содействовать 2-му Белорусскому фронту в разгроме могилевской группировки противника;
– войска 3-го и 1-го Белорусских фронтов после разгрома фланговых группировок противника должны были развивать наступление по сходящимся направлениям на Минск и во взаимодействии со 2-м Белорусским фронтом и партизанами окружить основные его силы восточнее Минска.

Была поставлена задача и партизанам: дезорганизовать работу тыла противника, сорвать подвоз резервов, захватывать важные рубежи, переправы и плацдармы на реках, удерживать их до подхода наступающих войск. Первый подрыв рельсов провести в ночь на 20 июня.
Большое внимание уделялось сосредоточению усилий авиации на направлении главных ударов фронтов и удержанию господства в воздухе. Только накануне наступления авиация совершила 2700 самолето-вылетов и провела на участках прорыва фронтов мощную авиационную подготовку.
Продолжительность артиллерийской подготовки намечалась от 2-х часов до 2-х часов 20-ти минут. Поддержка атаки планировалась методами огневого вала, последовательного сосредоточения огня, а также сочетанием обоих методов. В полосах наступления 2-х армий 1-го Белорусского фронта, действующих на направлении главного удара, поддержка атаки пехоты и танков впервые осуществлялась методом двойного огневого вала.

В штабе 1-го Белорусского фронта. У телефона начальник штаба генерал-полковник М.С. Малинин, крайний слева — командующий фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский. Район Бобруйска. Лето 1944 г.

Координация действий войск фронтов была возложена на представителей Ставки – начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза А.М. Василевского и заместителя Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Для этой же цели на 2-й Белорусский фронт был направлен начальник оперативного управления Генерального штаба генерал С.М. Штеменко. Действия воздушных армий согласовывали главный маршал авиации А.А. Новиков и маршал авиации Ф.Я. Фалалеев. Для помощи артиллерийским командирам и штабам из Москвы прибыли маршал артиллерии Н.Д. Яковлев и генерал-полковник артиллерии М.Н. Чистяков.
Для проведения операции требовалось 400 тыс. т боеприпасов, около 300 тыс. т горючего, свыше 500 тыс. т продовольствия и фуража, которые были своевременно поданы.
По характеру боевых действий и содержанию задач операция «Багратион» делится на два этапа: первый – с 23 июня по 4 июля 1944 г., в ходе которого было проведено 5 фронтовых операций: Витебско-Оршанская, Могилевская, Бобруйская, Полоцкая и Минская, и второй – с 5 июля по 29 августа 1944 г., включавший еще 5 фронтовых операций: Шяуляйскую, Вильнюсскую, Каунасскую, Белостокскую и Люблин-Брестскую.
1-й этап операции «Багратион» включал прорыв обороны противника на всю тактическую глубину, расширение прорыва в стороны флангов и разгром ближайших оперативных резервов и овладение рядом городов, в т.ч. освобождение столицы Белоруссии – Минска; 2-й этап – развитие успеха в глубину, преодоление промежуточных оборонительных рубежей, разгром основных оперативных резервов противника, захват важных рубежей и плацдармов на р. Висла. Конкретные задачи фронтам были определены на глубину до 160 км.
Наступление войск 1-го Прибалтийского, 3-го и 2-го Белорусских фронтов началось 23 июня. Сутками позже в сражение включились войска 1-го Белорусского фронта. Наступлению предшествовала разведка боем.
Действия войск в ходе операции «Багратион», как в никакой другой операции советских войск до этого, почти точно соответствовали её замыслу и полученным задачам. За 12 дней напряженных боев первого этапа операции были разгромлены главные силы группы армий «Центр».

Немецких пленных солдат группы армий «Центр» проводят по Москве.
17 июля 1944 г.

Войска, продвинувшись на 225–280 км при среднесуточном темпе 20–25 км, освободили большую часть Белоруссии. В районах Витебска, Бобруйска и Минска было окружено и разгромлено в общей сложности около 30 немецких дивизий. Фронт противника на центральном направлении был сокрушен. Достигнутые результаты создали условия для последующего наступления на шауляйском, вильнюсском, гродненском и брестском направлениях, а также для перехода к активным действиям на других участках советско-германского фронта.

Боец, освободи свою Белоруссию. Плакат В. Корецкого. 1944 г.

Цели, поставленные фронтам, были достигнуты полностью. Успех Белорусской операции Ставка своевременно использовала для решительных действий на других направлениях советско-германского фронта. 13 июля перешли в наступление войска 1-го Украинского фронта. Общий фронт наступления расширился от Балтийского моря до Карпат. Советские войска 17-18 июля пересекли Государственную границу Советского Союза с Польшей. К 29 августа они достигли рубежа – Елгава, Добеле, Августов и рек Нарев и Висла.

Река Висла. Переправа танков. 1944 г.

Дальнейшее развитие наступления при остром недостатке боеприпасов и усталости советских войск успеха бы не имело, и они по приказу Ставки перешли к обороне.

2-й Белорусский фронт: командующий фронтом генерал армии
Г.Ф. Захаров, член Военного совета генерал-лейтенант Н.Е. Субботин и генерал-полковник К.А. Вершинин обсуждают план нанесения удара с воздуха по врагу. Август 1944 г.

В результате Белорусской операции были созданы благоприятные условия не только для нанесения новых мощных ударов по вражеским группировкам, действовавшим на советско-германском фронте в Прибалтике, Восточной Пруссии и Польше, на варшавско-берлинском направлении, но и для развертывания наступательных операций англо-американских войск, высадившихся в Нормандии.
Белорусская наступательная операция группы фронтов, продолжавшаяся 68 суток, является одной из выдающихся операций не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Ее отличительная особенность – огромный пространственный размах и впечатляющие оперативно-стратегические результаты.

Военный совет 3-го Белорусского фронта. Слева направо: начальник штаба фронта генерал-полковник А.П. Покровский, член Военного совета фронта генерал-лейтенант В.Е. Макаров, командующий войсками фронта генерал армии И.Д. Черняховский. Сентябрь 1944 г.

Войска Красной Армии, начав наступление 23 июня на фронте 700 км, к концу августа продвинулись на 550 – 600 км к западу, расширив фронт военных действий до 1100 км. От немецких оккупантов была очищена обширная территория Белоруссии и значительная часть восточной Польши. Советские войска вышли на Вислу, на подступы к Варшаве и к границе с Восточной Пруссией.

Командир батальона 297-го стрелкового полка 184-й дивизии 5-й армии 3-го Белорусского фронта капитан Г.Н. Губкин (справа) с офицерами на рекогносцировке. 17 августа 1944 г. его батальон первым в Красной Армии прорвался к границе Восточной Пруссии

В ходе операции потерпела сокрушительное поражение крупнейшая немецкая группировка. Из 179-и дивизий и 5-и бригад вермахта, действовавших тогда на советско-германском фронте, 17 дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены в Белоруссии, а 50 дивизий потеряв более 50% личного состава, лишились боеспособности. Германские войска потеряли около 500 тыс. солдат и офицеров.
Операция «Багратион» показала яркие примеры высокого мастерства советских полководцев и военачальников. Она внесла заметный вклад в развитие стратегии, оперативного искусства и тактики; обогатила военное искусство опытом окружения и уничтожения крупных группировок врага в короткие сроки и в самых различных условиях обстановки. Была успешно решена задача прорыва мощной обороны противника, а также быстрого развития успеха в оперативной глубине за счет умелого использования крупных танковых объединений и соединений.
В борьбе за освобождение Белоруссии советские воины проявили массовый героизм и высокое боевое мастерство. 1500 ее участников стали Героями Советского Союза, сотни тысяч были награждены орденами и медалями СССР. Среди Героев Советского Союза и награжденных были воины всех национальностей СССР.
Исключительно важную роль в освобождении Белоруссии сыграли партизанские формирования.

Парад партизанских бригад после освобождения
столицы Белоруссии – Минска

Решая задачи в тесном взаимодействии с войсками Красной Армии, они уничтожили свыше 15 тыс. и взяли в плен более 17 тыс. солдат и офицеров противника. Родина высоко оценила подвиг партизан и подпольщиков. Многие из них были награждены орденами и медалями, а 87 особо отличившихся стали Героями Советского Союза.
Но победа досталась дорогой ценой. Вместе с тем высокая интенсивность боевых действий, заблаговременный переход противника к обороне, трудные условия лесисто-болотистой местности, необходимость преодоления крупных водных преград и других естественных препятствий привели к большим потерям в людях. В ходе наступления войска четырех фронтов потеряли 765 815 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и убывшими по болезни, что составляет почти 50% их общей численности к началу операции. А безвозвратные потери составили 178 507 человек. Большие потери имели наши войска и в вооружении.
Мировая общественность по достоинству оценила события на центральном участке советско-германского фронта. Политические и военные деятели Запада, дипломаты и журналисты отмечали их значительное влияние на дальнейший ход Второй мировой войны. «Стремительность наступления Ваших армий изумительна», – писал президент Соединенных Штатов Америки Ф. Рузвельт 21 июля 1944 г. И.В. Сталину. В телеграмме главе советского правительства от 24 июля премьер-министр Великобритании У.Черчилль назвал события в Белоруссии «победами огромной важности». Одна из турецких газет 9 июля констатировала: «Если продвижение русских будет развиваться теми же темпами, русские войска войдут в Берлин быстрее, чем союзные войска закончат операции в Нормандии».
Профессор Эдинбургского университета известный английский специалист по военно-стратегическим проблемам Дж. Эриксон в книге «Дорога на Берлин» подчеркивал: «Разгром советскими войсками группы армий «Центр» явился их самым крупным успехом, достигнутым… в результате одной операции. Для германской армии… это была катастрофа невообразимых размеров, большая, чем Сталинград».
Операция «Багратион» была первой крупной наступательной операцией Красной Армии, проведенной в период, когда вооруженные силы США и Великобритании начали военные действия в Западной Европе. Однако 70% сухопутных сил вермахта продолжало сражаться на советско-германском фронте. Катастрофа в Белоруссии вынудила германское командование перебросить сюда крупные стратегические резервы с запада, что, разумеется, создавало благоприятные условия для наступательных действий союзников после высадки их войск в Нормандии и ведения коалиционной войны в Европе.
Успешное наступление 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов на западном направлении летом 1944 г. коренным образом изменило обстановку на всем советско-германском фронте, привело к резкому ослаблению боевого потенциала вермахта. Ликвидировав белорусский выступ, они устранили угрозу фланговых ударов с севера для армий 1-го Украинского фронта, которые вели наступление на львовском и рава-русском направлениях. Захват и удержание советскими войсками плацдармов на Висле в районах Пулавы и Магнушева открывали перспективы для проведения новых операций по разгрому врага с целью полного освобождения Польши и наступлению на столицу Германии.

Мемориальный комплекс «Курган Славы».

Скульпторы А. Бембель и А. Артимович, архитекторы О. Стахович и Л. Мицкевич, инженер Б. Лапцевич. Общая высота мемориала составляет 70,6 м. Земляной холм высотой 35 м венчает скульптурная композиция из четырех штыков, облицованных титаном, высотой 35,6 м каждый. Штыки символизируют 1-й, 2-й, 3-й Белорусские и 1-й Прибалтийский фронты, освобождавшие Беларусь. Их основание опоясывает кольцо с барельефными изображениями советских воинов и партизан. На внутренней стороне кольца, выполненной в технике мозаики, отбит текст: «Армии Советской, Армии-освободительнице — слава!»

Сергей Липатов,
научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории Военной академии
Генерального штаба Вооруженных Сил
Российской Федерации.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *