Анатолий ляпидевский

Портреты века. Анатолий Ляпидевский. К 110-й годовщине


Конечно, называть Анатолия Васильевича Ляпидевского первым Героем Советского Союза несколько неправильно. Все-таки подвиг был коллективный, и считаться, кто сделал больше, точно не стоит.
Они были первые, и этого достаточно.
А наш герой, который прожил весьма интересную жизнь, – один из «великолепной семерки».
110-й годовщине со дня рождения Анатолия Васильевича Ляпидевского посвящается.
Анатолий Ляпидевский родился 10 (23) марта 1908 года в селе Белая Глина Ставропольской губернии (ныне Краснодарского края), в семье священника.
Детство провел в Ейске. Парня тянуло к технике, потому в юности он охотно работал подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом косилки, помощником шофёра на маслобойном заводе.
Но настоящей страстью Анатолия было море…
Когда в 1926 году Ляпидевского призвали на службу в РККА, он хотел поступить в морское училище. Однако «непролетарское происхождение» поставило крест на карьере в военном флоте.
Мы никогда уже не узнаем имени того, кто посоветовал расстроенному парню идти в школу летчиков. Но этому человеку надо было сказать большое «спасибо».
В 1927 году Ляпидевский окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, а в 1928 году — Севастопольскую школу морских лётчиков.

Служил в ВВС Краснознамённого Балтийского флота, затем был переведен на должность лётчика-инструктора в знаменитейшую впоследствии Ейскую школу морских лётчиков.
В 1933 году Анатолий Ляпидевский был отправлен в запас. Он ушел из армии в Гражданский воздушный флот и попросился на одну из самых трудных линий – сахалинскую, в Чукотский отряд Управления полярной авиации Главсевморпути.
Летал из Хабаровска через Татарский пролив в Александровск. Трасса эта очень тяжелая, но освоив ее, Ляпидевский, душа которого явно требовала подвига, перевелся на Крайний Север.
Что такое полеты на нашем Севере, да еще в те годы, рассказывать могут лишь те, кто летал. Мы же просто констатируем факт того, что Ляпидевский летал, и летал хорошо.
Когда в 1934 году случилась катастрофа с теплоходом «Челюскин», Ляпидевский был одним из тех, кого бросили на поиски. И это – лучшая характеристика умениям как самого Ляпидевского, так и его экипажа.
Самолет: АНТ-4, это который ТБ-1.
Командир экипажа: Анатолий Ляпидевский.
Второй летчик: Евгений Конкин.
Штурман: Лев Петров
Бортмеханик: Михаил Руковской.

Могли. Умели. Летали.
И здесь самым лучшим девизом были бы слова «Один в поле не воин». Тем более, когда поле ледяное или снежное на Севере.
Это сейчас у всех путешественников и туристов есть GPS или ГЛОНАСС и спасатели четко знают, куда лететь. И то бывают трудности и сложности.
А в 30-е годы прошлого века… Экипаж Ляпидевского примерно знал, куда им надо лететь.

Снимок не экипажа Ляпидевского, но на АНТ-4 летали так все.
29 полетов оказались неудачными. И только на 30-й раз, 5 марта 1934 года, они нашли челюскинцев.
«Двадцать девять раз пытались мы пробиться сквозь пургу и туманы в тяжелейших условиях Заполярья, и все безуспешно… Вылетали, брали курс, и каждый раз возвращались – стихия свирепствовала, мороз доходил до минус 40 градусов, а летали мы тогда без стеклянных колпаков над кабиной и даже без защитных очков, просто лицо оленьей шкурой обматывали и оставляли маленькие щелочки для глаз. Но от холода ничего не спасало. В конце концов на 30-й полет я обнаружил этот лагерь.

Солнце, тишина, но страшный мороз – 40-45 градусов… Мы всматривались до боли в глазах. И наконец, прямо «уперлись» в лагерь Шмидта. Первым лагерь увидел Лев Васильевич Петров, наш штурман, показал мне пальцем: «Толя, смотри!..»

Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой, но для большой тяжелой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров. Промажу – ударюсь о льды, проскочу – свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться. А у меня в голове одна мысль: черт, а как же я отсюда взлетать-то буду?!
Посоветовались с Отто Юльевичем Шмидтом и решили сразу взять с собой десять женщин и двух девочек… Самолет большой, тяжелый… впихнули, фигурально выражаясь, в большие, тяжелые малицы женщин и детей, и им пришлось кому-то лежать, кому-то сидеть, сильно сжавшись».
(Из мемуаров А. В. Ляпидевского.)

После первого полета на льдину Ляпидевский неоднократно вылетал из Уэлена к лагерю челюскинцев, но из-за погоды не мог к нему пробиться. 15.03.1934 г. он должен был доставить запас горючего в Ванкарем.
Рейс закончился аварией: сломался коленвал одного из двигателей.
Вынужденная посадка, сломанное шасси. Повторюсь – 30-е годы прошлого века. Радиосвязь – очень условная.
«Экипаж пропал без вести…»
Однако не на тех нарвались. С помощью местных жителей, которым Ляпидевский с экипажем буквально на свое счастье свалились на головы, экипаж добрался до Ванкарема. На собаках.
В Ванкареме были мастерские, в которых изготовили все необходимое для ремонта сломавшейся лыжи. Плюс коленвал для двигателя. Самолет отремонтировали и своим ходом вернулись на базу.
Сорок два дня в ледяной пустыне.
А. Ляпидевский совершил 30 поисковых полётов, обнаружив их лагерь, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек — десять женщин и двух детей.
За мужество и героизм, проявленные при спасении челюскинцев, Ляпидевскому Анатолию Васильевичу 20 апреля 1934 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 515). 4 ноября 1939 года, при вручении медалей «Золотая Звезда», ему была вручена медаль № 1.
По Ляпидевскому не было отдельного постановления, но, поскольку в списке он значился первым, его и стали считать героем №1. Когда в августе 1939 года учредили «Золотую звезду», то и медаль №1 досталась ему.

В стране начался культ семерки полярных летчиков, а вместе с ними – исследований Севера.
Испортило ли это героев? Не те времена, не те… Да и люди, в общем-то тоже другие.

В 1934 году в Москве участникам экспедиции была устроена торжественная встреча с руководителями советского государства. На приеме в Георгиевском зале к Ляпидевскому подошел сам Сталин. Ляпидевский на 100% использовал ситуацию, попросив Сталина дать ему возможность продолжить учебу.
Уже через несколько дней нарком обороны СССР Ворошилов поставил на рапорте Ляпидевского о поступлении в Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского свою знаменитую резолюцию: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен – принять, если не подготовлен – подготовить и принять».
Для академии Ляпидевский оказался подготовлен.
Ворошилов взял полное шефство над полярными летчиками. В 1938 году, к 20-й годовщине РККА, летчикам хотели дать звание майоров (они в основном были капитанами, только Каманин майором). Ворошилов лично написал на представлениях к званию: «ПОЛКОВНИКИ!».
В 1939 году полковник Ляпидевский окончил Военно-воздушную Академию РККА им. Жуковского и был назначен заместителем начальника Главной инспекции Наркомата авиационной промышленности. Потом перешел в ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт, где работал начальником 8-го отдела (отдел эксплуатации, лётных испытаний и доводок).
Но настоящая работа была впереди.
В 1940 году Ляпидевский был назначен директором авиационного завода №156 в Москве.
Директором завода и встретил начало войны полковник Ляпидевский.
4 июля 1941 года Наркомат авиационной промышленности издал приказ об организации в городе Омске авиационного завода. Вдали от линии фронта. Завод создавался на базе Московского опытно-конструкторского завода № 156 и Тушинского серийного завода № 81.
Первым директором нового завода в Омске 18 июля 1941 года и был назначен А. В. Ляпидевский. Впоследствии завод №166 станет ОНПО «Полет».
Осушение болот, расчистка территории, возведение на ней корпусов завода в условиях военного времени (а значит, нехватки буквально всего) стали испытанием для директора. Главное, что в Омске того времени просто не было в наличии столько рабочих рук и техники, сколько требовалось для срочного (как иначе в условиях войны) запуска завода.
Даже НКВД с ГУЛАГом не смогли решить проблемы. Не было уже столько рабочих рук в лагерях.
C середины октября 1941 года авиазавод № 166 вышел в нормальный производственный режим, в сборочном цехе из деталей и агрегатов, изготовленных в Москве, начали собирать первый фронтовой бомбардировщик Ту-2.
За годы Великой Отечественной войны завод № 166 изготовил 80 бомбардировщиков Ту-2, более 3500 истребителей Як-9.
А Ляпидевский рвался на фронт…
В мае 1942 года его перевели из Омска в Подмосковье на должность начальника отдела испытаний НИИ ВВС. И все-таки в сентябре 1942 года Ляпидевский был назначен заместителем командующего ВВС 19-й армии по тылу.
В декабре 1942 — сентябре 1943 года полковник Ляпидевский служил начальником отдела полевого ремонта 7-й воздушной армии (Карельский фронт).
Участвовал в обороне Заполярья. На его плечах лежала забота о сотнях вернувшихся из боя машин, а что такое ремонт техники в условиях полевых аэродромов Заполярья — это понять может только тот, кто там сам служил.
В 1946 году А. В. Ляпидевскому присвоили звание генерал-майора и назначили главным контролёром Министерства госконтроля СССР.

В 1949 году А. В. Ляпидевский был назначен по приказу самого Сталина в сверхсекретный КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), где группой физиков-ядерщиков под руководством И. Е. Тамма и А. Д. Сахарова разрабатывались блоки автоматики для водородных бомб.
Вот так к 1954 году герой-летчик снова стал директором. И до 1961 года Ляпидевский работал в должности директора этого самого опытного завода КБ-25.

В 1961 году произошло событие, которое в очередной раз круто изменило судьбу Ляпидевского.
Во время испытаний самой мощной в мире 50-мегатонной водородной бомбы над Новой Землей, Ляпидевский, как и все участники правительственной комиссии, получил жесткую дозу облучения.

По этой причине в том же 1961 году Ляпидевский по состоянию здоровья вышел в отставку.
Но подлечившись понял, что просто так сидеть и умирать от лейкемии – дело не интересное. Однако годы и сильно пошатнувшееся здоровье не предполагали, что Ляпидевский сможет полноценно работать.
Слава обстоятельствам, что снова в жизни Анатолия Васильевича нашелся человек, который считал так же.
Артем Иванович Микоян, светлая ему память.
И до самого конца своей жизни Ляпидевский руководил разработкой истребителей «МиГ», в том числе МиГ-25 и МиГ-27. Сначала ведущим инженером (после директорских кресел такого уровня!), в 1962-1965 годах, затем ведущим конструктором — в 1965-1971 гг.
Закончил свою трудовую карьеру Анатолий Васильевич заместителем главного инженера по капитальному строительству. И вел активную общественную жизнь.
Умер генерал-майор Ляпидевский 29 апреля 1983 года, простудившись на похоронах, на которые просто не мог не прийти.
29 декабря 1982 года хоронили Василия Сергеевича Молокова, который был одним из первых его летных инструкторов и товарищем по спасению «челюскинцев».
К сожалению, для больного и ослабленного лейкемией организма Анатолия Васильевича эта простуда стала фатальной. Несколько месяцев он сражался с болезнью, но… возраст взял свое.
И первый Герой СССР ушел из жизни последним из той «великолепной семерки».
110 лет со дня рождения, 35 лет со дня смерти.
Вечная память и вечная благодарность за все: за спасенных челюскинцев, за сотни боевых самолетов и самолето-вылетов, за МиГи, за «Царь-бомбу».

Ляпидевский Анатолий Васильевич
23.03.1908 — 29.04.1983
Герой Советского Союза

Даты указов

20.04.1934 Медаль № 1
Орден Ленина № 515

Памятники

Надгробный памятник

Мемориальная доска в Москве

Предыдущая

Ляпидевский Анатолий Васильевич – пилот Дальневосточного управления Гражданского Воздушного Флота.
Родился 10 (23) марта 1908 года в селе Белая Глина Белоглинской волости Медвеженского уезда Ставропольской губернии (ныне райцентр Краснодарского края). Русский. С 1914 года жил в селе Крымгиреевка (ныне Андроповского района Ставропольского края), в 1917-1925 годах – в станице Старощербиновская (ныне Краснодарского края), с 1925 года – в городе Ейск (ныне Краснодарского края). В 1920-1921 и 1922-1923 годах работал учеником слесаря и кузнецом в мастерской, в 1924-1925 годах – мотористом и помощником шофёра на маслобойном заводе в Старощербиновской. В 1926 году окончил 9 классов школы в Ейске.
В армии с сентября 1926 года. В 1927 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, в 1928 году – Севастопольскую военную школу морских лётчиков. Служил лётчиком в морской авиации (ВВС Балтийского флота), в 1931-1932 годах был лётчиком-инструктором Ейской военной школы морских лётчиков. С апреля 1933 года – в запасе.
С апреля 1933 года работал пилотом в Дальневосточном управлении ГВФ. В феврале-марте 1934 года принимал участие в спасении челюскинцев. Совершил 29 поисковых полётов в пургу и в ненастье, прежде чем 5 марта 1934 года, обнаружив их лагерь, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек – 10 женщин и 2 детей.
Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР от 20 апреля 1934 года за беспримерную героическую работу лётчиков, осуществивших спасение челюскинцев, Ляпидевскому Анатолию Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. После учреждения знаков особого отличия, 4 ноября 1939 года ему была вручена медаль «Золотая Звезда» №1.
Вновь в армии с марта 1935 года. В 1939 году окончил инженерный факультет Военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского. С 1939 – заместитель начальника Главной инспекции Наркомата авиационной промышленности СССР, в феврале-сентябре 1940 – начальник отдела лётных испытаний ЦАГИ. С 1940 – директор авиационных заводов №156, №166 и №288 (города Москва и Омск). В мае-сентябре 1942 – начальник отдела испытаний Научно-испытательного института ВВС.
Участник Великой Отечественной войны: в сентябре-декабре 1942 – заместитель командующего ВВС 19-й армии по тылу, в декабре 1942 – сентябре 1943 – помощник начальника и начальник отдела полевого ремонта 7-й воздушной армии. Воевал на Карельском фронте. Участвовал в обороне Заполярья.
В 1943-1945 – директор опытного завода ОКБ А.Н.Туполева. В 1945-1949 – главный контролёр Министерства госконтроля СССР, в феврале-апреле 1949 – заместитель министра авиационной промышленности СССР, в 1949-1954 – директор авиазавода №25.
В 1954-1961 – директор опытного завода КБ-25 (ныне ВНИИ автоматики), выпускавшего оборудование для ядерных боезапасов и атомных электростанций. С марта 1961 генерал-майор авиации А.В.Ляпидевский – в запасе.
Работал в ОКБ А.И.Микояна: ведущим инженером (1962-1965), ведущим конструктором (1965-1971) и заместителем главного инженера по капитальному строительству (с 1971).
Член Центрального Исполнительного Комитета СССР в 1935-1937 годах, депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва (в 1937-1946 годах).
Жил в Москве. Умер 29 апреля 1983 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
Генерал-майор авиации (1946). Награждён 3 орденами Ленина (16.04.1934; 4.01.1954; 30.04.1954), орденами Октябрьской Революции (22.03.1978), Красного Знамени (6.05.1946), Отечественной войны 1-й (16.09.1945) и 2-й (4.08.1943) степеней, Трудового Красного Знамени (11.09.1956), 2 орденами Красной Звезды (2.11.1944; 3.11.1944), орденом «Знак Почёта» (29.07.1960), медалями.
Памятник А.В.Ляпидевскому установлен в селе Белая Глина, бюсты – в Ейске и станице Старощербиновская. В Москве на доме, в котором он жил, и в Ейске на здании школы, где он учился, установлены мемориальные доски. Его имя носят Омский лётно-технический колледж гражданской авиации, школы в Ейске и Старощербиновской. Именем А.В.Ляпидевского названы улицы в городах Москва, Барнаул, Грозный, Новосибирск, Омск, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Улан-Удэ, Ярославль, Артём (Приморский край), Выкса и Шахунья (Нижегородская область), Ейск и Тихорецк (Краснодарский край) Магнитогорск (Челябинская область), Орск (Оренбургская область), Рыбинск (Ярославская область) и других населённых пунктах.
Сочинения:
Пятое марта. М., 1935;
Челюскинцы. М., 1938;
Челюскинцы. 2-е издание. Ленинград, 1939;
Герой Арктики. М., 1940;
Запомни это! М., 1941;
Челюскинцы. 3-е издание. М., 1976;
Челюскинцы. 4-е издание. М., 1979;
Челюскинцы. 5-е издание. М., 1986.
Воинские звания:
Полковник (21.02.1938)
Генерал-майор авиации (5.06.1946)

…И встречает в дверях, улыбаясь по-детски,
Хоть прибавилось к детству немало седин,
Анатолий Васильевич, сам Ляпидевский,
У которого Звёздочка номер один.
И когда про него прозвучали стаканы,
«Каюсь, хлопцы, не я», – он вздохнул тяжело,
«Самым первым Героем был Федя Куканов.
Должен был. И не стал. Просто не повезло…»
«Валька Чкалов, Байдук…», – имена-то какие!
А о самых о первых – что знаем о них?
И подумалось мне о богатстве России,
У которой на всё достаёт запасных…
Да и слава-то, в общем, обидно проходит:
Как тачанка в степи, как немое кино,
Где фанерный летает при полном народе,
Чтоб сегодняшним мальчикам было смешно.
Пусть меня посчитают отсталым и странным,
Пусть тридцатые годы я знаю из книг,
Мне любых реактивных дороже бипланы –
Из героев герои блистали на них!
Космонавтов везут, будет что-то другое,
Не запомнят иных – не напишешь на лбу.
И кого-то из тех – самых-самых – Героев
Постовой оттолкнёт за канаты, в толпу…

Феликс Чуев

Необыкновенный концерт

В Википедии есть статья

Необыкновенный концерт — пародийно-сатирический спектакль театра кукол им. Сергея Образцова. Одноимённый фильм со спектаклем снят в 1972 году.

Реплики конферансье Эдуарда Апломбова

  • Конферансье. Слово это, к сожалению, до сих пор не русское, слово это зарубежное. Оттуда. Кстати, о Западе. С удовлетворением могу отметить, что Запад успешно загнивает. Но не будем на этом останавливаться, это, в конце концов, их нравы.
  • Мы с вами живем в эпоху деревянных реек, стекла и бетона. Вот почему на этой сцене столько деревянных реек, вот почему в нашем юморе столько бетона. Это я шучу, это была тонкая, элегантная шутка.
  • Ибо кто из нас не любит, придя домой после радостного трудового дня на службе, уединиться и попеть хором!
  • Будьте любезны, сообразите мне рояльчик, Семен Иваныч, пожалуйста. А-а, Семен Иваныч, если вам нетрудно, не откажите в любезности — присовокупите стульчик, пожалуйста.
  • У виолончели, следовательно, автор, у рояля Виктор Терпеливых, у меня дома… жена! Это я сострил, вы понимаете.
  • Выступает мастер голосовых связок — Вероника Несмыкальская!
  • Семен Иваныч, будьте любезны, дорогой, ликвидируйте рояльчик, пожалуйста.
  • Извечный треугольник, состоящий из мужчины и женщины…
  • Не каждый из нас, между прочим, может заниматься сложным вокальным искусством. Для этого требуется известный навык и огромная уверенность в себе! Если при этом есть еще и голос, это идет только на плюс мастеру вокала.
  • Сидоров-Сидорини с огромным успехом пел в Милане, наискосок от «Ла Скала».
  • Итак, у вокала Сидор Сидорович Сидоров-Сидорини, у рояля — то же, что было и раньше.
  • Семен Иванович, будьте любезны, увезите этот сумасшедший инструмент.
  • Как мы с вами условились вначале, друзья мои, вы сегодня зрители, я сегодня конферансье. Вы сюда пришли отдохнуть, развлечься. Моя же задача состоит в том, чтобы в тонкой, умелой, тактичной форме поднять ваш культурный уровень так, чтобы ни вы, ни ваши близкие этого не заметили.
  • Ковры, пальмы и атмосфера полного взаимопонимания — из ресторана «Метрополь».
  • Поскольку наш концерт является как бы конгломератом искусств… м-да… Знаете, честно говоря, меня все время волнует вопрос, не слишком ли я культурен для вас. Не слишком? Очень приятно.
  • Насчет платочка вы не забыли? Спасибо, спасибо, большое спасибо. Фокусников много, мой дорогой…
  • Итак, чечетка. Выступают мастера, которых поистине следует назвать мыслителями нижних конечностей, братья Баклушины!
  • Предупреждаю, друзья, предупреждаю: дикие звери работают в изолированной от публики клетке, что обеспечивает им полную безопасность.
  • Она поет о любви, только о любви в рамках культурного обмена. Ее пение — это страдание, страдание не в смысле «я страдала, страданула», нет! А в смысле «лямур», «тужур», «бонжур».
  • Помните горьковские слова: «Человек — это звучит!»

Из номеров

Оперетка «Букет моей бабушки»

  • — Если я не найду свой кумир, брошу мир и уйду в мо-нас-тыр! Девочки!
    — Что?!
    — За мной!
    — Куда?!
    — В монастыр!!!

Выступление фокусника Тархуна ибн Абракадабра

  • — Шахерезада Степановна!
    — Я готова.
    — Тахр, махр, шухр!

Выступление дрессировщицы Стеллы Свис (Степаниды Свистуновой)

  • Чарли, силянс! Силянс! Чарли, компрене ву? Да молчи ты, чёрт!

Выступление хоровой капеллы

  • Лишь тот, кто витамины пьет, до самой смерти доживет!

Выступление цыганского хора

  • А ну, ходи веселей, курносенький! Молодой, холостой, незарегистрированный!

Выступление авангардного оркестра «Балябадалям-69» (реплики дирижера)

  • Послушайте кванто-музыкальную конструкцию в трёх частях под названием «Мироосчусчение». Часть первая. «Роздумья».
  • Завершающее монкондо белиссимо сюсюррандо водобачкового инструмента.
  • Финал-апофеоз, который завершается откровенным авторским ультимокредо, выраженном тонко и нежно в монкондо пианиссимо сюсюррандо водобачкового инструмента
  • В конце второй части возникает аллегро фуриозо барбаро — диковизжащий вопль домашнего существа.

Анатолий Васильевич Ля­пи­девс­кий. Первый Герой Советского Союза
(2 фото)

Родился 10 (23) марта 1908 года в селе Белая Глина Ставропольской губернии (ныне Краснодарского края), в семье священника. Детство Толя провел в городке Ейске на берегу Азовского моря. Работал подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом косилки, помощником шофёра на маслобойном заводе.
В 1926 году Анатолия призвали в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии, он решил поступить в морское училище. Однако «непролетарское происхождение» не позволило ему стать военным моряком. Кто-то, пожалев парня, посоветовал идти в школу летчиков.
В 1927 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС,
в 1928 году — Севастопольскую школу морских лётчиков. Служил в строевой части ВВС Краснознамённого Балтийского флота, затем — лётчиком-инструктором в Ейской школе морских лётчиков.
В 1933 году Анатолий Ляпидевский был отправлен в запас. Он ушел из армии в Гражданский Воздушный Флот и попросился на одну из самых трудных линий – сахалинскую, в Чукотский отряд Управления полярной авиации Главсевморпути. Летал из Хабаровска через Татарский пролив в Александровск. Трасса эта очень тяжелая, но освоив ее, Ляпидевский перевелся на Крайний Север.
В 1934 году А.В.Ляпидевский принимал участие в спасении челюскинцев. Для эвакуации людей со льдины, разными маршрутами были направлены несколько групп летчиков, имевших опыт полетов в сложных метеоусловиях. Ближе всех оказался экипаж летчика Анатолия Ляпидевского. Именно там, на Крайнем Севере, и застал летчика приказ вылететь на помощь «челюскинцам», и Ляпидевский даже не обдумывая такого приказа, сказал своему экипажу: «…летим спасать «челюскинцев!» Экипажу АНТ-4, в который помимо командира самолета Анатолия Ляпидевского входили: второй летчик Е.М.Конкин, штурман Л.В.Петров и бортмеханик М.А.Руковской, предстояло не просто найти дрейфующую льдину, но и посадить на импровизированный аэродром тяжелый самолет, чего еще никому в мире не удавалось. Помимо всего прочего, летчики боролись с непогодой – сильнейшими морозами и ветрами. Экипаж Ляпидевского первым прибыл в Уэлен на мыс Дежнева, где была организована база по спасению «челюскинцев». Это был первый его полет на Север. Оттуда они и должны были вылететь на поиски и спасение терпящих бедствие. Время на основательную подготовку к поисковой экспедиции не было – на кону стояли жизни людей. Ведь на помощь «челюскинцам» ринулись многие летчики, но им не удалось даже долететь до Уэлена, кто разбил самолет, кто не смог по техническим причинам лететь дальше.
Экипаж А.Ляпидевского примерно представлял, где нужно было искать лагерь «челюскинцев», но все это были предположения, и искать пришлось все же «вслепую». Но они никак не могли вылететь на поиски: «…трудно описать наши переживания. Бушует пурга, ветер с дьявольским свистом издевается над нашим бессилием. Даже на собаках ездить нельзя – не то, чтобы летать! Локти готовы грызть от досады!», — вспоминал А.Ляпидевский. Более того, для того чтобы завести двигатели необходимо было разогреть масло в них, а разогревали его открытым огнем и затем заливали в картеры двигателей. Да и грелась вода и масло очень долго. Причем, заводились двигатели далеко не одновременно, бывало частенько так: один уже завелся, а другой долго не мог запуститься, в итоге – не хватало банального светового дня для полета на поиски. И так каждый день, с каждым двигателем.
Все прекрасно понимали, что у «челюскинцев» пока одна надежда — именно их экипаж, остальные летчики еще очень далеко. Но ведь никто тогда и не задумывался о том, что случись с самолетом Ляпидевского поломка в результате поиска, то помощи они точно не получат — их просто не найдут, не успеют спасти! Они просто замерзнут! Отечественные самолеты тогда еще не были оборудованы радиосвязью.
А.В.Ляпидевский вспоминал: «Двадцать девять раз пытались мы пробиться сквозь пургу и туманы в тяжелейших условиях Заполярья, и все безуспешно… Вылетали, брали курс, и каждый раз возвращались – стихия свирепствовала, мороз доходил до минус 40 градусов, а летали мы тогда без стеклянных колпаков над кабиной и даже без защитных очков, просто лицо оленьей шкурой обматывали и оставляли маленькие щелочки для глаз. Но от холода ничего не спасало. В конце концов на 30-й полет я обнаружил этот лагерь.
Первым лагерь увидел Лев Васильевич Петров, наш штурман, показал мне пальцем: «Толя, смотри!» Я обратил внимание: действительно, маленькая палаточка и около палатки три человека. Потом выяснилось – это были Погосов, Гуревич и бортмеханик Бабушкина Валавин, команда аэродрома, которая, живя в палатке, наблюдала за состоянием взлетного поля, которое они организовали на льдине.
Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой – но для большой тяжелой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров (длина АНТ-4 — 18 метров). Промажу – ударюсь о льды, проскочу – свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться. А у меня в голове одна мысль: черт, а как же я отсюда вылетать-то буду?!
Зарулил к троим этим храбрецам. Мы им привезли аккумуляторы для питания радиостанции, две туши оленей, взбодрили их. Они убедились, что самолет – это реальное спасение. Посоветовались с Отто Юльевичем Шмидтом и решили сразу взять с собой десять женщин и двух девочек… Самолет большой, тяжелый… впихнули, фигурально выражаясь, в большие, тяжелые малицы женщин и детей, и им пришлось кому-то лежать, кому-то сидеть, сильно сжавшись.»
После первого полета на льдину Ляпидевский неоднократно вылетал из Уэлена к лагерю челюскинцев, но из-за погоды не мог к нему пробиться. 15.03.1934 г. он должен был доставить запас горючего в Ванкарем. Однако во время полета в одном из двигателей его машины сломался коленчатый вал. Ляпидевскому пришлось идти на вынужденную посадку. При этом самолет повредил шасси и выбыл из строя. Ляпидевский не вернулся на аэродром и в отсутствии связи пропал без вести.
«Отца нашел возле самолета какой-то местный чукча, который привез его в свою ярангу, отогрел и накормил, — рассказывал впоследствии Роберт Ляпидевский, сын пилота. – Этот же чукча дал Анатолию Васильевичу и свою собачью упряжку, чтобы тот съездил в поселок Ванкарем и изготовил в местных мастерских новую раму для ремонта сломавшейся лыжи шасси. Взлетал он тоже сам… На ремонт ушло сорок два дня.»
Следующий рейс на льдину был совершён только 7 апреля. За неделю летчики Василий Молоков, Николай Каманин, Михаил Водопьянов, Маврикий Слепнёв, Иван Доронин вывезли на материк остальных «челюскинцев».
А.В.Ляпидевский совершил 29 поисковых полётов в пургу и в ненастье, прежде чем 5 марта 1934 года, обнаружив их лагерь, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек — 10 женщин и 2 ребенка.
За мужество и героизм, проявленные при спасении челюскинцев, Ляпидевскому Анатолию Васильевичу 20 апреля 1934 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 515). 4 ноября 1939 года, при вручении медалей «Золотая Звезда», ему была вручена медаль № 1.
По Ляпидевскому не было отдельного постановления, но поскольку в списке он значился первым, его и стали считать Героем № 1. Когда в августе 1939 года учредили «Золотую Звезду», то и медаль № 1 досталась ему. В стране начался культ «великолепной семерки» полярных летчиков, а вместе с ними – исследований Севера.
В 1934 году в Москве участникам экспедиции была устроена торжественная встреча с руководителями советского государства и жителями столицы. На приеме в Георгиевском зале к Ляпидевскому подошел сам Сталин с бутылкой вина в руках. Увидев, что летчики пьют нарзан, он отдал отцу свой бокал и говорит: «Раз торжество, так надо пить не нарзан, а вино.» И сам отхлебнул прямо из горлышка бутылки, а потом продолжил: «Запомни, Анатолий, у тебя отец – поп, я сам – почти поп, так что можешь ко мне всегда обращаться по любому поводу.» Анатолий тогда и попросил Сталина дать ему возможность продолжить учебу. Уже через несколько дней нарком обороны СССР Климент Ворошилов поставил на рапорте А.В.Ляпидевского о поступлении в Военно-воздушную инженерную академию им. Н.Е.Жуковского свою знаменитую резолюцию: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен – принять, если не подготовлен – подготовить и принять.»
С 1935 года он снова в кадрах Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В этом же году Анатолий познакомился со своей будущей женой – Ириной. В 1937 году у Ляпидевских родился сын, которого отец назвал в честь знаменитого полярного исследователя Роберта Пири. Чуть позже появилась дочь Александра.
В эти же годы знаменитые арктические летчики получали сотни предложений о трудоустройстве. Но нарком обороны запрещал им устраиваться на работу, требуя успешно закончить академию. Вообще К.Е.Ворошилов взял шефство над молодыми героями Арктики. В 1938 году к XX годовщине РККА ребятам хотели дать звание майоров (они были капитанами). Ворошилов лично написал на представлениях к званию: «ПОЛКОВНИКИ!».
В 1939 году полковник Ляпидевский окончил Военно-воздушную Академию РККА им. Жуковского и был назначен заместителем начальника Главной инспекции Наркомата авиационной промышленности. Потом перешел в ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт, где работал начальником 8-го отдела (отдел эксплуатации, лётных испытаний и доводок).
В 1940 году тридцатидвухлетний А.В.Ляпидевский был назначен директором авиационного завода №156 (Москва).
4 июля 1941 года Наркомат авиационной промышленности издал приказ об организации в городе Омске авиационного завода на базе Московского опытно-конструкторского завода № 156 и Тушинского серийного завода № 81. Первым директором авиационного завода в г. Омске 18 июля 1941 года и был назначен А.В.Ляпидевский. 24 июля 1941 года он объявил приказ наркома авиапромышленности об объединении 81-го, 156-го и 166-го заводов в один с присвоением ему номера 166 (будущее ОНПО «Полёт»).
Процесс осушения болот и возведение на этой территории корпусов нового авиационного завода проходило в исключительно тяжелых и драматических условиях. Масштабы строительства требовали привлечения такого количества рабочих и техники, которых в г. Омске просто не было. Единственный ресурс, который имелся в стране в избытке – заключенные ГУЛАГа. По этой причине строительство омского авиационного завода № 166 было передано Народному Комиссариату внутренних дел (НКВД).
C середины октября 1941 года авиазавод № 166 вышел в нормальный производственный режим, в сборочном цехе из деталей и агрегатов, изготовленных в Москве, начали собирать первый фронтовой бомбардировщик Ту-2. 4 апреля 1942 года вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР об образовании Молотовского района в г. Омске, а 27 июля 1957 года – Указ Президиума Верховного Совета РСФСР о переименовании Молотовского района в Октябрьский. Так на основе эвакуированных предприятий, бараков для их работников и заключенных «Омлага» возникла новая административная единица, которая также получила другое название — посёлок имени Чкалова, как признание заслуг самолётостроителей. За годы Великой Отечественной Войны завод № 166 изготовил 80 бомбардировщиков Ту-2, более 3500 истребителей Як-9.
В мае 1942 года А.В.Ляпидевский был переведен из Омска в Подмосковье на должность начальника отдела испытаний Научно-испытательного института ВВС. Но Ляпидевский хотел воевать, и в сентябре 1942 года он был назначен заместителем командующего ВВС 19-й армии по тылу.
В декабре 1942 года — сентябре 1943 года служил помощником начальника и начальником отдела полевого ремонта 7-й воздушной армии (Карельский фронт). Участвовал в обороне Заполярья. На его плечах лежала забота о сотнях вернувшихся из боя машин, а что такое ремонт техники в условиях полевых аэродромов Заполярья — это понять может только тот, кто там сам служил.
В 1946 году А.В.Ляпидевскому присвоили звание генерал-майора и назначили главным контролёром Министерства госконтроля СССР.
Его карьерный рост остановился в апреле 1949 года в должности заместителя министра авиационной промышленности СССР. И причиной этому были следующие странные обстоятельства.
В апрельском номере всесоюзного журнала «Огонек», посвященном 15-летию первых Героев Советского Союза, был помещен цветной портрет Ляпидевского – в парадном мундире, в россыпи орденов и медалей. Этот номер завистники из министерства авиационной промышленности и передали Сталину, дескать, посмотрите, кем этот «герой» себя возомнил.
Сын А.В. Ляпидевского Роберт вспоминал, что накануне первомайского собрания отцу позвонил министр Хруничев и сказал: «Ничего не могу понять, Анатолий Васильевич, но приказом вышестоящих инстанций ты снят с занимаемой должности». Опала длилась два месяца — отец остро переживал случившееся. Два месяца не выходил из кабинета, никого не хотел видеть, не отвечал на телефонные звонки…
Но Сталин не дал в обиду героя № 1. Возможно, имитируя свой гнев, он просто проверял Ляпидевского на верность, готовя для знаменитого авиатора новое и куда более ответственное задание. В том же 1949 году А.В.Ляпидевский занял один из руководящих постов в сверхсекретном КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), где в тесном сотрудничестве с группой физиков-ядерщиков, И.Е.Тамма и А.Д.Сахарова, разрабатывались блоки автоматики для водородных бомб.
В 1954-1961 годах А.В.Ляпидевский работал в должности директора опытного завода КБ-25. В 1961 году, когда во время испытаний самой мощной в мире 50-мегатонной водородной бомбы над Новой Землей все участники правительственной комиссии получили жесткую дозу облучения. По этой причине в том же 1961 году Ляпидевский по состоянию здоровья вышел в отставку. Однако долго сидеть без дела не смог. В свое конструкторское бюро его пригласил Артем Иванович Микоян. И до конца жизни А.В.Ляпидевский руководил разработкой истребителей «МиГ», в том числе МиГ-25, МиГ-27. Сначала он работал ведущим инженером (1962-1965 гг.), затем ведущим конструктором (1965-1971 гг.), заместителем главного инженера по капитальному строительству (с 1971 г.).
Ляпидевский с семьей жил в Москве. До конца своих дней вел активную общественную жизнь. Но по-прежнему оставался скромным человеком.
Умер 29 апреля 1983 года, простудившись на похоронах В.С.Молокова, который был одним из первых его летных инструкторов, товарищем по спасению «челюскинцев». Для больного лейкемией Анатолия Васильевича эта простуда стала фатальной. Несколько месяцев он сражался с болезнью, но возраст взял свое. И первый Герой СССР ушел из жизни последним — из той «великолепной семерки». Он был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
Награды:
-медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза № 1 (04.11.1939 г.);
-орден Ленина № 515 (1934 г.);
-орден Ленина № 253642 (1934 г.);
-орден Ленина № 259557 (1934 г.);
-орден Октябрьской Революции;
-орден Красного Знамени № 256655 (1934 г.);
-орден Отечественной Войны 1 степени № 277534;
-орден Отечественной войны 2 степени № 22732;
-орден Трудового Красного Знамени № 347628;
-орден Красной Звезды № 253642;
-орден Красной Звезды № 259557;
-орден Красной Звезды № 925115 (1934 г.);
-орден «Знак Почёта»;
-Медали.
Память:
-В 1935 году выпущена почтовая марка СССР, посвященная подвигу Ляпидевского.
-Именем Ляпидевского названы улицы во многих городах России и Украины.
-Памятник Ляпидевскому А.В. в Белой Глине установлен в 1990 году в честь 170-летия села. Находится в парке 30-летия ВЛКСМ.
-На здании школы, где учился А. В. Ляпидевский установлена мемориальная доска.
-Именем А.В.Ляпидевского названы Омский летно-технический колледж гражданской авиации и МОУ СОШ №1 станицы Старощербиновской Краснодарского края.
-В школьном дворе МОУ СОШ №1 им. Ляпидевского станицы Старощербиновской установлен бюст легендарного летчика.
Именем А.В.Ляпидевского назван Чебоксарский авиационно-спортивный клуб ДОСААФ.

Почему «товарищ Сухов» покончил с собой? Судьба Анатолия Кузнецова

Актёр Анатолий Кузнецов снимался в кино со студенческой скамьи и до глубокой старости. Он прожил долгую и счастливую жизнь, 59 лет состоял в браке с женщиной, которую любил всем сердцем, и сам выбрал, когда из жизни уйти. Что толкнуло его на этот шаг?
Анатолий Кузнецов в фильме «Белое солнце пустыни». Кадр из фильма
Отец Анатолия Кузнецова был известным певцом, и юный Толя собирался также поступать на вокальное отделение, но по совету преподавателя также подал документы в Школу-студию МХАТ и Щукинское училище. Оба учебных заведения оказались готовы принять талантливого студента, и Кузнецов решил пойти в школу при МХАТе.
Анатолий Кузнецов в фильме «Гость с Кубани». Кадр из фильма
Этот выбор оказался судьбоносным, ведь его сокурсницей стала Галина Волчек, которая в свою очередь познакомила актёра с его будущей супругой, Александрой Ляпидевской, учившейся на режиссёра во ВГИКе.
На третьем курсе Анатолий дебютировал в кино, снявшись в картине «Опасные тропы»,
Анатолий Кузнецов в фильме «Опасные тропы». Кадр из фильма
но всесоюзная известность пришла к нему после фильма Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни», где он воплотил на экране красноармейца Фёдора Сухова.
Анатолий Кузнецов в фильме «Белое солнце пустыни». Кадр из фильма
Кузнецов чуть было не упустил роль, которой было суждено прославить его на века. Анатолий Борисович крайне неудачно упал и сломал ногу, так что роль Сухова досталась Георгию Юматову. Не было бы счастья, да несчастье помогло: через неделю после начала съёмок Юматова нашли в состоянии алкогольного опьянения и со следами побоев на лице. В таком состоянии снимать актёра было никак нельзя, и Мотыль телеграфировал Кузнецову, который согласился стать Суховым — благо, нога заживала на удивление хорошо.
Анатолий Кузнецов в фильме «Белое солнце пустыни». Кадр из фильма
После феноменального успеха «Белого солнца пустыни» у Анатолия Борисовича не было недостатка в ролях. В зрелом возрасте его стали чаще приглашать играть военных, стражей порядка или персонажей, облечённых властью.
Анатолий Кузнецов в фильме «Мосгаз». Кадр из фильма
Весной 2012 года Анатолий Кузнецов почувствовал недомогание и обратился в номенклатурную клинику, к которой его в своё время прикрепил первый президент России Борис Ельцин. Врачи диагностировали актёру онкологию и назначили терапию облучением, за которой последовала операция.
— Когда через три месяца муж выписался, он весил пятьдесят семь килограммов — скелет, обтянутый кожей. Спать мог только после обезболивающего укола, — цитирует вдову артиста журнал «Семь дней».
Анатолий Кузнецов в 2012 году. Фото: РИА «Новости»
— Всё, я калека, инвалид, — мрачно констатировал тогда Кузнецов. — Будь у меня пистолет и патрон — все проблемы бы разом решил и не мучился.
Давний знакомый семьи, профессор медицины, предложил провести повторное обследование, которое показало: у актёра нет рака!
— Оказывается, у мужа был полип. Такое нередко встречается у людей в преклонном возрасте, — объяснила Александра Ляпидевская. — Как позже объяснил профессор, лечится это довольно быстро и просто, если не затягивать. А тут пока делали радиооблучение, задели правую почку, ослабили иммунную систему — время было упущено. Да еще удалили часть прямой кишки.
Анатолий Кузнецов в фильме «Пером и шпагой». Кадр из фильма
Вечером 6 марта 2014 года Анатолий Борисович, которого снова положили в больницу, подвёл итог в разговоре с Александрой.
— Все же яркую мы с тобой жизнь прожили. Интересную. И ты у меня — самая лучшая, — сказал он тогда.
На следующий день актёр выдумал предлог, который заставил жену задержаться, и когда Ляпидевская пришла наконец в клинику, её муж уже лежал в реанимации, приняв смертельную дозу лекарств.
— Прости, но жить инвалидом не хочу, — сказал Кузнецов на прощание.
Памятник Анатолию Кузнецову
Анатолий Кузнецов ушёл из жизни, оставив свою супругу с дочкой Ириной и внуком. Актёр был похоронен на Новодевичьем кладбище, в 2016 году на его могиле был установлен памятник.
См.также:
Ваше благородие, госпожа Удача…
Погасшая звезда первой любви главной героини из фильма «Москва слезам не верит». Судьба актёра Юрия Васильева.
Бруно Фрейндлих: как сложилась жизнь талантливого актёра
К 80-ти летию актёра. Борислав Николаевич Брондуков
Геннадий Гарбук: жизнь, творчество и многолетняя борьба за каждый шаг

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *